Референдум в Крыму 16 марта 2014 года перевернул очередную страницу в истории Восточной Европы. Жители региона в основной своей массе проголосовали за присоединение к России. Какие бы сомнения ни возникали у кого-либо относительно законности плебисцита, кратких сроков его подготовки или роли России, оспорить наличие у подавляющего большинства крымчан четкого стремления покинуть украинское государство и «вернуться в Россию» невозможно. Сам процесс интеграции Крыма в состав Российской Федерации займет определенное время, но отныне это — дело техники.

Дмитрий Тренин
Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».
More >

Крымская эпопея — переломный момент в российской внешней политике. До сих пор Москва только лишь говорила о «красных линиях» — в частности, применительно к масштабу расширения НАТО на восток, или отвечала на уже начавшиеся военные действия, как это было в Южной Осетии в 2008 году. В Крыму же президент Владимир Путин предпринял смелые шаги, чтобы не допустить перехода полуострова под контроль революционных властей в Киеве, которые Москва не признает. Затем он позволил провести референдум о статусе Крыма и открыл путь для его воссоединения с Россией. Постсоветское устройство в Восточной Европе уходит в прошлое. Россия перестала пятиться назад — она сделала шаг вперед.

Судьба Крыма фактически решена; теперь внимание следует сосредоточить на Украине. Считать массовые антимайдановские митинги на востоке страны делом рук «громил», присланных Москвой, — самообман. Явный ультранационализм, характерный как минимум для части «коалиции победителей», пришедшей к власти в Киеве, естественно, провоцирует ответное противодействие в регионах с другим историческим нарративом. Украина достигла того этапа, когда федерализация, возможно, становится единственным способом сохранить единство страны, предотвратить гражданскую войну и дать новый шанс национально-государственному строительству. Так вышло, что федерализация Украины поддерживается российскими властями, но этот факт не следует считать доводом против нее. Альтернативные варианты могут быть только хуже.

За несколько недель отношения России и Запада достигли уровня враждебности, характерного для времен «холодной войны». Некоторые искушенные наблюдатели, судя по всему, считают, что нынешняя напряженность вскоре ослабнет и Вашингтон начнет искать компромисс с Москвой. Перспектива новой конфронтации с Западом, несомненно, не вызывает восторга у Кремля, но его условия урегулирования кризиса, возможно, покажутся вчерашним партнерам и сегодняшним оппонентам России весьма жесткими. Крым по результатам волеизъявления его народа должен быть признан частью России; Украину следует преобразовать в федерацию, что де-факто позволит ее регионам не только решать лингвистические и культурные вопросы на своей территории и устанавливать экономические отношения с другими странами, но также и влиять на важные внешнеполитические решения. А это в переводе с дипломатического на русский означает «нет» членству Украины в НАТО и ее ассоциации с ЕС.

Вряд ли Киев или Запад с этим согласятся. Это значит, что в обозримой перспективе Украина будет геополитическим «полем боя». Исход битвы неизвестен, но, скорее всего, это будет затяжное и острое соперничество, а не скоротечная кампания, и различные украинские силы станут присоединяться к разным лагерям. У Запада больше могущества, но для России ставки в игре выше. Оптимистические прогнозы насчет того, что «российская агрессия» в Крыму приведет к сплочению всех украинцев в единую нацию, — это попытки выдать желаемое за действительное. Западу необходимо трезво оценить обстановку, в которой он оказался на Украине, и решить, что отвечает его интересам, какие усилия он готов прилагать и в течение какого времени.

Что же касается России, то Путин, похоже, решил играть на Украине по-крупному. Рейтинг его популярности в России превысил 70%, увеличившись на десять процентов всего за месяц. Решительными действиями в Крыму Путин также поставил российские элиты перед жестким выбором: «равняться на знамя» — или подвергнуться риску того, что не только власть, но и народ воспримет их как «пятую колонну». Санкции Запада в действительности лишь могут помочь Кремлю «очистить» элиты. Ряд критиков, следуя в русле большевистской революционной традиции времен Первой мировой войны, предсказуемо выступает за поражение собственного правительства, но большинство, скорее всего, примет противоположную точку зрения. В конце концов, разве Путин не сумел вернуть Крым без единого выстрела? Санкции приходят и уходят. А Севастополь останется русским.

Оригинал поста