Международная обстановка, в которой приходится действовать США, сегодня, как и всегда, отличается огромным количеством игроков, хаотичностью и крайней конкурентностью. Преобладание Америки на мировой арене, возможно, преходяще. Но делать ставку на скорый закат американского могущества было бы крайне неразумно.

Уильям Бёрнс
Уильям Дж. Бёрнс — президент Фонда Карнеги за Международный Мир. Ранее он занимал пост первого заместителя государственного секретаря США.
More >

Все стандартные индикаторы державной мощи указывают на то, что еще как минимум несколько десятилетий Соединенные Штаты останутся самым значительным игроком на мировой арене. В этот период у США есть реальная возможность стратегического масштаба: сформировать международное устройство на XXI век, отражающее новые реалии и тенденции, предусматривающее меры защиты от появления региональных гегемонов и нейтрализацию угроз безопасности, исходящих от негосударственных акторов, обеспечивающее модернизацию «правил дорожного движения» и институтов, необходимых для защиты общемирового достояния, а также для поддержания американских интересов и ценностей.

В условиях раздробленности мира применение Соединенными Штатами своей мощи должно осуществляться на основе трех принципов.

Во-первых, для эффективной проекции силы Америке необходимо укрепить свой экономический, политический и нравственный фундамент. Сегодня Соединенные Штаты по-прежнему нуждаются в обновлении. Несмотря на динамичное оживление в народном хозяйстве, у нас хватает острых экономических проблем. Кроме того, активно работая над созданием международных коалиций, мы, похоже, не в состоянии сплотить политические силы внутри страны. Наконец, пока нам не удается защитить гражданские права всех наших граждан, трудно будет служить примером для других.

Во-вторых, необходимо продолжать корректировку наших приоритетов и стратегических «вложений» в различных регионах мира. Следует перестроить и наш силовой портфель — на первое место ставить дипломатию, подкрепленную силой, а не силу, подкрепленную дипломатией, и наряду с «карательными» мерами краткосрочного порядка вроде санкций решительно развивать такие долгосрочные направления внешней политики, как помощь в целях развития и либерализация торговли.

В связи с этим завершение создания Транстихоокеанского партнерства столь важно для сохранения наших позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому для стабильности регионального устройства и всего международного порядка столь необходимо найти устойчивое сочетание конкуренции и сотрудничества в отношениях с усиливающимся Китаем. Поэтому по-прежнему следует развивать стратегическое партнерство с Индией, а оживление трансатлантических связей за счет нового торгового соглашения с Европой и выработки общего подхода к вновь проявившимся вызовам со стороны России будет иметь решающее значение. Поэтому четкое, поддающееся проверке соглашение с Ираном — наилучший из имеющихся способов удержать Тегеран от создания ядерного оружия, хотя, конечно, нужно обеспечить его неукоснительное выполнение и вписать этот документ в общую стратегию гарантий нашим друзьям и противодействия угрожающим акциям Ирана на Ближнем Востоке. Поэтому, наконец, так необходимо активное внимание к Западному полушарию и возможностям, связанным с его превращением в один из центров тяжести на мировом энергетическом рынке.

Кроме того, потенциал США нужно задействовать для корректировки мировых «правил дорожного движения» и институтов с учетом новых реалий. Мы не можем позволить себе просто ждать, пока другие силы и события перестроят международную систему за нас. Один из нагляднейших актуальных примеров того, какими рисками чревата утрата инициативы, — наша неспособность провести адаптационные реформы в Международном валютном фонде и конструктивно участвовать в создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. В ближайшие годы ставки в сферах коммерции, климата, киберпространства и по многим другим важнейшим вопросам будут слишком велики, чтобы можно было просто реагировать на события вместо инициативных действий.

Оригинал статьи