Выход Ирана из международной изоляции, начавшийся этим летом, неизбежно повлияет на ситуацию не только в самом Иране, но и во многих других государствах региона. Особенно сильно это скажется на тех странах, где в последние годы обострилось традиционное соперничество саудовцев и иранцев за влияние: на Ливане с его «Хезболлой», на продолжающейся войне в Сирии и на военных действиях в Йемене.

Farea Al-Muslimi
Al-Muslimi was a nonresident scholar at the Carnegie Middle East Center, where his research focuses on Yemeni and Gulf politics.
More >

Еще на финальной стадии переговоров с Ираном по ядерному вопросу Запад прямо поддержал военную интервенцию Саудовской Аравии в Йемене. Эта поддержка должна была стать чем-то вроде компенсации за то, что саудитам не удалось отговорить своих западных союзников от сделки с Ираном.

В Йемене проходит один из главных фронтов в гибридной войне Ирана и Саудовской Аравии, обе стороны активно играют на местных конфликтах и противоречиях. Однако новое международное положение Ирана дает шанс превратить Йемен из источника конфликтов и нестабильности в модель для построения нового регионального консенсуса.

Возможности для мира

Полгода назад коалиция во главе с Саудовской Аравией начала бомбить позиции военных формирований, верных бывшему президенту Йемена Али Абдалле Салеху, и группировки шиитов-зейдитов «Ансар Аллах», известных как хуситы. Эта война началась как локальная, но теперь стала частью более масштабного регионального конфликта. Но новый статус Ирана дает возможность переломить ситуацию. 

В недавнем интервью госсекретарь США Джон Керри сказал, что договоренности с Ираном касаются исключительно ядерной программы. Но он также заметил, что теперь будет консультироваться с коллегами из стран Персидского залива о взаимодействии по другим региональным вопросам. Примерно в это же время министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф прибыл с визитом в страны Залива, надеясь смягчить напряженность, вызванную ядерной сделкой. За несколько дней до визита Зариф опубликовал в ливанской газете «Аль-Сафир» статью, в которой призывал улучшить отношения между Ираном и странами Залива, и предложил Йемен в качестве модели, на которой можно отработать механизмы мирного урегулирования в регионе.

Эти события предоставляют возможность, которую нельзя упускать.

Договоренности по иранской ядерной программе расширили возможности Запада в отношениях с Ираном. Если этот эффект распространится и на союзников Запада в регионе, ситуация на Ближнем Востоке может значительно улучшиться. Возможно, это позволит проложить путь и к мирному урегулированию в Йемене. Пока Иран находился в изоляции, у него не было особых причин конструктивно сотрудничать по Йемену с арабскими странами или Западом. Но теперь у иранцев появились стимулы для того, чтобы усмирить своих союзников-хуситов и дать гарантии, что хуситы будут выполнять все будущие договоренности. Прежде они неоднократно нарушали такие договоренности ввиду отсутствия гаранта, способного вынудить их к соблюдению соглашений, все большего ослабления других местных игроков и общей незаинтересованности хуситов в международном урегулировании.

Эскалация в Йемене

Нынешняя политика Саудовской Аравии в отношении Ирана (как в Йемене, так и по другим направлениям) не отличается особой инициативностью. Саудиты по-прежнему имеют превосходство в Йемене, но то, с каким упорством они настаивают, что хуситы не более чем марионетки Ирана, может подтолкнуть шиитских повстанцев к еще более тесному сотрудничеству с Тегераном – он станет для них единственным окном во внешний мир.

Ирану, в свою очередь, предстоит осознать смысл давней турецкой пословицы: «Того, кого не научило время, научит Йемен». Иными словами, Ирану важно не увязнуть в этой сложной и истерзанной стране.

За последний год роль Ирана в конфликте выросла так, как не ожидали даже сами иранские лидеры. Источники в руководстве Йемена сообщают, что мнения тегеранских политиков о йеменском конфликте разделились. Те, кто близок к Стражам исламской революции и их командиру Касему Сулеймани (а их поддерживает Высший руководитель Ирана Али Хаменеи), выступают за более активное вмешательство Ирана в жизнь региона вообще и в ситуацию в Йемене в частности. Однако президент Хасан Рухани и глава МИДа Зариф считают, что в Йемене стоит вести себя осторожнее – это совсем не Ирак и не Сирия.

Зариф, Рухани и их коллеги были убеждены, что Ирану не следует спешить в йеменском вопросе – не только потому, что в этой стране все сложно, но также потому, что иранский бюджет и без того сильно отягощен военными расходами в Сирии и Ливане. Кроме того, в Иране давно уже не придают большого значения хуситам как союзникам.

После того как в сентябре 2014 года столица Йемена Сана попала в руки мятежников-хуситов, саудовское правительство, по данным высокопоставленных йеменских чиновников, заблокировало несколько пакетов помощи на общую сумму полмиллиарда долларов. Пытаясь компенсировать эту потерю, хуситы отправили делегацию в Иран. По словам источников, близких к хуситскому руководству, они попросили субсидированного топлива на миллиард долларов, но вернулись с пустыми руками. Когда в январе 2015 года хуситы сместили йеменского президента Абд-Раббу Мансура Хади, Иран пообещал поддержать Йемен нефтепродуктами и электричеством. Но пока эти обещания не выполнены.

И хотя саудовское вторжение в марте 2015 года качнуло весы в пользу лагеря Сулеймани – Хаменеи, ядерная сделка сыграла на руку Рухани и Зарифу.

Минус фронт

Ядерные договоренности должны привести к отмене международных санкций против Ирана, и это откроет для страны новые возможности. Тем более что иранцы уже получили от хуситов все, что могли. Юг Йемена контролируют в основном сунниты-шафииты, и если Иран поддержит вторжение в этот регион хуситского ополчения, это лишь ожесточит местное население. Форсированное наращивание саудовских сил, а также наземных сил Катара, ОАЭ и Бахрейна, повысило издержки гибридной войны для Ирана. Сторонники Ирана в Йемене пока еще сильны в военном смысле, но их политическое влияние ограничено, у них масса врагов в стране, а их лидеры попали под международные санкции.

Выбрав другой путь – поиск взаимопонимания с саудитами и их йеменскими союзниками, – Иран может сохранить за собой значимую роль, но теперь уже в легальных рамках. Это пойдет на пользу обеим странам.

Пока Иран не финансировал вообще ни одного гражданского или экономического проекта в Йемене, даже в опустошенной войной провинции Саада, где базируется хуситское руководство. Но на те средства, которые станут доступны Ирану после ослабления санкций, Тегеран может реализовать в Йемене какие-нибудь социально-экономические проекты. Это позволит ему добиться более устойчивой народной поддержки в Йемене.

Цена, которую регион платит и будет платить за эскалацию конфликта между Ираном и Саудовской Аравией, очень велика. Это угроза и Ближнему Востоку, и всему миру. Поэтому крайне важна любая возможность навести мосты между этими державами. Некоторые государства Персидского залива, в том числе ОАЭ и Оман, положительно отреагировали на ядерную сделку и смогут послужить посредниками между Саудовской Аравией и Ираном. Некоторые лидеры государств Залива также считают, что их странам не следует ввязываться в межрелигиозный конфликт с Ираном. Это особенно касается Омана, Кувейта и ОАЭ.

Диалог между саудитами и иранцами может быстро привести к успехам в урегулировании йеменского конфликта, пусть даже он и не затронет более сложные случаи вроде Сирии и Ирака.

Поэтому теперь дипломатам с обеих сторон Персидского залива предстоит укреплять отношения между своими странами. Стороны могли бы договориться хотя бы о том, что Йемен перестанет быть еще одним фронтом для регионального конфликта. Это избавит страну от многих бед и поможет самим иранцам и саудитам выпутаться из потенциально затяжного противостояния. Лидерам Ирана и Саудовской Аравии стоит понять, что остановить эту войну и найти взаимопонимание по Йемену – им выгодно, сколь бы яростно ни сталкивались их интересы в других частях региона.

Оригинал публикации