Парламентские выборы в Турции в начале ноября прошли в очень напряженной атмосфере. Речь прежде всего о внутренних трудностях: правовая система страны расшатана, политическая жизнь крайне радикализирована, на юго-востоке бушует массовое насилие и репрессии. Но у Турции много и внешнеполитических проблем: ближневосточная политика правящей Партии справедливости и развития (ПСР) переживает провал за провалом. Сирийские курды укрепили свои политические и военные позиции, в Сирии продолжается российская военная операция, по-прежнему остро стоит проблема беженцев.

Marc Pierini
Pierini is a visiting scholar at Carnegie Europe, where his research focuses on developments in the Middle East and Turkey from a European perspective.
More >

На этом фоне результаты выборов можно оценивать по-разному. С одной стороны, победа ПСР несомненна: партия получила на 4,5 млн голосов больше, чем на предыдущих выборах в июне. Теперь за ПСР большинство мест в парламенте, и партия самостоятельно сформирует правительство. Это избавит Турцию от нескольких недель коалиционных переговоров.

Но для президента страны Реджепа Эрдогана новости менее радужные: ПСР не получила квалифицированного большинства (330 мест), необходимого, чтобы инициировать референдум об изменении Конституции и усилении президентской власти. Этот вопрос расколол страну, и неизвестно, все ли депутаты от ПСР поддержат президентский проект.

Турецкая демократия от победы ПСР отнюдь не выиграла. Ценой этой победы стали суровые репрессии против СМИ, радикализация политики и демонизация прокурдской Демократической партии народов – а она между тем третья по числу мест в новом парламенте. На следующего премьер-министра ляжет тяжкое бремя примирения, восстановления национального согласия. Это потребует очень серьезных перемен и возвращения страны к более жесткому соблюдению законов.

Реально ли это? Выборы 1 ноября – это прежде всего победа президента Эрдогана, чья кампания опиралась на противопоставление «своих» и «чужих» и подавление всякой критики. От Эрдогана прежде всего и зависит, насколько страна может измениться после выборов.

Что касается проблемы беженцев, то наспех состряпанный ЕС и Турцией план ее решения вряд ли сработает. Турция, судя по всему, намерена воспользоваться паническими настроениями европейских политиков, которые предложили ускорить процесс вступления страны в ЕС в обмен на помощь Анкары в решении проблемы беженцев и другие уступки. Но какую помощь может оказать Турция, если она сталкивается с теми же бедами, что и ЕС: все новые волны беженцев, необходимость одновременно решать острые гуманитарные проблемы, менять систему образования и создавать новые рабочие места, а также бороться с масштабным бизнесом по торговле людьми?

Массовый исход беженцев грозит серьезной социально-экономической и политической дестабилизацией во всех странах региона, включая и Турцию. Чтобы разрешить этот международный кризис, нужны совместные и ответственные усилия, а не политический торг. Поэтому и Евросоюзу, и Турции следует поменять свое отношение к этой проблеме.

Политика Турции на Ближнем Востоке также натыкается на серьезные препятствия. Ряд новых инициатив со стороны США и России не согласуются с требованиями Анкары об обязательном уходе Башара Асада, ослаблении позиций сирийских курдов и организации нейтральной зоны на севере Сирии.

Сегодня, после пятимесячного политического вакуума, Турции необходимо восстановить нормальную работу правительства. Страна долгое время считалась редким примером исламской демократии и образцом успешных экономических преобразований, но за последние два года во многом утратила международный престиж. На фоне политических конфликтов в регионе и резкого замедления экономики Турции нужно срочно налаживать более спокойные и деловые отношения со своими партнерами из Европы и США.

Победа на выборах дает ПСР шанс сделать все это, восстановить порядок и политические свободы внутри страны. Весь вопрос в том, воспользуется ли партия этим шансом.

Оригинал поста