Дональд Трамп начал формировать свою администрацию, но ее точный состав и политические задачи станут известны еще не скоро. Что касается Азии, Трамп в числе прочего хочет отказаться от Транстихоокеанского партнерства (ТТП), призвал союзников Америки больше вкладывать в собственную оборону, обозначил Китай как ключ к решению северокорейского вопроса и пообещал увеличить военное присутствие США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Но более проработанную стратегию на азиатском направлении новому президенту еще предстоит сформулировать.

Douglas H. Paal
Paal previously served as vice chairman of JPMorgan Chase International and as unofficial U.S. representative to Taiwan as director of the American Institute in Taiwan.
More >

В сфере торговли Трамп хочет добиваться более выгодных двусторонних соглашений. Плюс здесь может быть в том, что такие соглашения можно построить на основе договоренностей, уже достигнутых в рамках ТТП, а минус в том, что в результате американские и другие компании могут столкнуться с целым винегретом правил и тарифов. Администрация Обамы не справилась с урегулированием ТТП и его основных процедур, и цена провала будет велика. В частности, Китай может перехватить региональное лидерство в разработке многосторонних торговых соглашений в ущерб ведущей роли США.

В области обороны Трамп, по сути, ломится в открытую дверь: японский премьер-министр Синдзо Абэ только рад такому внешнему давлению, которое поможет ему увеличить военные расходы и укрепить обороноспособность страны. Впрочем, учитывая глубоко укоренившийся в Японии пацифизм, движение в этом направлении будет медленным и неровным.

В Южной Корее аналогичная ситуация: в стране разворачивается политический кризис, но, учитывая угрозу со стороны КНДР и потребность в стратегической поддержке США, Сеул также будет готов увеличить вложения в оборону. Впрочем, в следующем году состоятся выборы, на которых стоит ждать жарких дебатов по этому вопросу между кандидатами от консерваторов и либералов.

У Северной Кореи в следующем году будет масса поводов для новых провокаций. Это позволит ей испытать новую технику, а также попытаться запугать южнокорейских избирателей в надежде, что те снова приведут к власти либеральное правительство. В прошлом либералы у власти были менее требовательны и более дружелюбны по отношению к Пхеньяну. Так что регулярных провокаций со стороны последнего стоит ждать уже в ближайшее время – возможно, еще до того, как Трамп успеет сформировать команду, способную заняться этой угрозой. И думать об этом нужно уже сейчас.

Очевидно, Трамп положит конец «развороту в Азию» – попытке администрации Обамы сформировать новый баланс сил в регионе. Экономической опорой этой политики было ТТП, с которым теперь можно попрощаться. Дипломатическая составляющая пока еще функционирует, но над ней нужно поработать, чтобы избежать перекоса в военную сторону и уделить должное внимание экономическому развитию и региональным гражданским структурам. США уже и так перегнули палку с военной составляющей, в результате чего сложилось впечатление, что Вашингтон стремится не достичь баланса, а сдерживать Китай. Причем реальных действий тут было куда меньше, чем громких заявлений.

Команда Обамы уделяла больше внимания риторике, чем сути дела. Это подталкивает будущую администрацию Трампа двинуться в противоположном направлении – наращивать реальное военное присутствие в регионе. Китай, несомненно, в состоянии ответить тем же, и это приведет лишь к обострению геополитической конкуренции.

Традиционные союзники США, Таиланд и Филиппины, все больше отдаляются от Вашингтона, который не торопится помогать этим странам в их политическом и экономическом развитии. Для Пекина это новая возможность укрепить свое влияние в регионе. А дружественно настроенный к США премьер-министр Малайзии Наджиб Разак оказался в центре антикоррупционного расследования американских властей. Простые малайцы, вероятно, приветствуют эти шаги Вашингтона, но самого Разака это подталкивает к сближению с Китаем.

Избирательные кампании в Америке обычно вращаются вокруг прошлых ошибок: оппоненты действующей власти выступают против всего, чего добивалась предыдущая администрация. Нынешняя кампания не стала исключением. Однако сейчас необходимо перестать смотреть в зеркало заднего вида – нужно вглядеться в очертания нового миропорядка.

Администрации Трампа стоит внимательно следить за подъемом крупных региональных держав, начавшимся после холодной войны. Успехи Америки в поддержке развития и демократии привели к тому, что у нее появились как потенциальные партнеры, так и соперники в управлении мировыми делами. Будущее Азии определяется не только в Вашингтоне, но и в Москве, Пекине и Дели, и США следует понять, как добиваться своих целей в таких условиях. С этой точки зрения нестандартный подход Трампа к России может помочь выстроить более позитивные отношения с президентом Владимиром Путиным.

Под вопросом оказалась и система международного экономического управления. Попытка Обамы противостоять учрежденному Китаем Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций была ошибкой. В рамках своей интеграционной программы «Один пояс – один путь» Пекин предлагает азиатским странам крупные кредиты на развитие. Международному валютному фонду, Всемирному банку и Азиатскому банку развития не хватает ресурсов, чтобы угнаться за этими инициативами. Администрация Трампа могла бы удивить мир, призвав к радикальному обновлению Бреттон-Вудской системы, где ответственность за экономическое будущее будет распределена между ведущими державами более равномерно.

Наконец, полезно было бы реорганизовать структуры, отвечающие за отношения с Азией, в американском госаппарате. Их нынешняя конфигурация создавалась еще под проблемы, возникшие после Второй мировой войны, и слабо отражает сегодняшнее положение дел в Евразии. К примеру, департамент по делам Европы не может решать среднеазиатские вопросы так же успешно, как департамент, который регулярно имеет дело с Китаем и Индией. Это также открывает возможность заметно сократить раздутые штаты американских ведомств.

Английский оригинал статьи был опубликован в South China Morning Post, 24.11.2016