За март Китай из главной жертвы коронавируса превратился, может показаться на первый взгляд, чуть ли не в главного бенефициара. Еще в феврале мир с удивлением следил за тем, как КНР закрывает многомиллионные города и использует практики цифровой диктатуры, а также армию полицейских и дружинников для введения жесточайшего карантина. Бизнесмены, включая российских, прикидывали потери из-за возможной рецессии в Китае и простоя «фабрики мира».

Александр Габуев
Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
More >

К концу марта ситуация резко изменилась. Мировая экономика летит в рецессию, ее лидер США давно обогнали Китай по уровню заразившихся COVID-19 и умерших от него. Китай же, напротив, каждый день рапортует об успехах. Счет новых заболевших идет на единицы, почти все случаи — привозные, их распространение сдерживается карантином. По данным властей, 99% крупных и почти 80% средних и мелких бизнесов восстановили работу. С 23 марта пошли в рост биржевые индексы Шанхая и Шэньчжэня. Самым оптимистичным индикатором стал рост индекса закупок (PMI),который в марте составил 52 пункта (все значения выше 50 означают рост экономики). Учитывая огромный отскок от цифр февраля, когда индекс впервые рухнул до 35,7 (так он не падал даже в кризисном 2008 году), многие заговорили о V-образной траектории восстановления китайской экономики. Кажется, что КНР не только первой выйдет из вирусного кризиса, но и превратится в главный локомотив мировой экономики — особенно на фоне развития эпидемии в США и ЕС.

Для экономики РФ восстановление Китая стало едва ли не единственной положительной новостью за последний месяц. Но российским чиновникам и бизнесменам следует последовать примеру китайских коллег и отнестись к оптимистичным данным очень осторожно. Положение Китая все еще неустойчиво.

Рост PMI, отмечает в своем комментарии Госуправление статистики КНР, означает лишь то, что бизнес фиксирует улучшение ситуации в марте по сравнению с чудовищным февралем. Но чтобы говорить об устойчивой тенденции к восстановлению, положительный PMI должен быть выше 50 еще три месяца. Благодаря жесткому карантину Китай переломил кривую эпидемии, но переболело слишком мало людей и иммунитета у значительной части населения нет, то есть вторая волна вполне реальна.

Возобновление экономики — во многом вынужденная мера, поскольку Китай не может оставить без источника заработка миллионы людей, в стране просто начнутся бунты. Схлопывание мирового спроса на китайский экспорт заставит Пекин искать работу для десятков миллионов людей — скорее всего, опять раскручивая маховик больших строек за счет роста долга. В итоге в ближайшие месяцы КНР, как и другие страны, будет пытаться найти баланс между риском возобновления эпидемии и риском рецессии.

Оригинал статьи был опубликован в газете КоммерсантЪ