Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»

Решит новый миропорядок

Российско-американские отношения парадоксальны. С одной стороны, они крайне персонифицированы, особенно сегодня. С другой – их траектория мало зависит от личностей, поскольку они постоянно воспроизводят одни и те же повторяющиеся циклы на разных исторических этапах.

Нынешний конфликт между Россией и Западом – логическое продолжение попытки исторически беспрецедентного по своей глубине сближения, которая была предпринята после холодной войны. Она не удалась, и маятник пошел в другую сторону – столь же далеко, как он до этого зашел в сторону кооперации. Неизбежно и обратное движение, вероятно с уменьшающейся амплитудой.
Однако так же, как предыдущая фаза и попытка сближения были связаны с определенным устройством мира (моноцентричным), в который Россия предполагала встроиться, теперь перспективы отношений зависят от того, каким будет общее распределение влияния и возможностей в мире.

Иными словами, российско-американские отношения в значительной степени будут определяться не факторами двустороннего характера, а тем, какую динамику приобретет формирование нового мирового порядка. Роль Китая и события в АТР, динамика внутри Европейского союза, ситуация на Ближнем Востоке – все это не просто контекст, а решающие обстоятельства для России и США.
Само по себе взаимное восприятие Москвы и Вашингтона может при этом застрять в фазе, которая воспроизводит тип холодной войны, но это будет либо непреодоленная инерция, либо стремление закамуфлировать неспособность найти ответы на реальные проблемы обозначением привычного противника.

Ни при каком исходе выборов в США качественных изменений в отношениях с Москвой не произойдет. Разве что возможен эффект неоправдавшихся ожиданий. В случае успеха Хиллари Клинтон – в позитивную сторону: ее считают настолько антироссийской, что некоторая возможная умеренность станет большим сюрпризом. В случае Трампа – напротив, быстро станет понятно, что реализовать свое желание улучшить отношения с Кремлем ему не удастся по причинам системного характера. Любому президенту стоит пожелать хладнокровия и сдержанности в риторике, что стало в Америке настоящей редкостью.

Рене Нюберг

Бывший посол Финляндии в России

Экономика подчиняется политике

Что вообще есть постоянного в этом мире и в международной политике? Яркий пример – разрыв в российско-турецких отношениях, который продлился всего полгода. Поэтому смена администрации в Соединенных Штатах – это возможность начать все сначала или попытаться найти новые решения. Хотя сегодня в отношениях России и Запада возникли глубокие противоречия, в истории немало примеров того, как такие конфликты удавалось урегулировать.

Одна из самых сложных проблем – система противоракетной обороны. Добиться юридически обязывающего договора по этому вопросу почти нереально, однако по некоторым ключевым вопросам договориться можно: я собственными глазами наблюдал неофициальные встречи в ходе переговоров по ПРО, которые это подтверждают.

Что касается Украины, возможные решения понятны. Поддерживать ситуацию в Донбассе в нынешнем состоянии губительно, нерационально и слишком дорого для Москвы. В то же время отчуждение между этим регионом и Киевом стало слишком велико. Отделение его от Украины все больше кажется единственным реалистичным вариантом. Что касается Крыма, то изменение границ возможно, но оно будет приемлемо только в том случае, если будет закреплено соответствующим международным договором. А для Кремля по-прежнему самое сложное – это признать, что Украина тоже полноправная наследница Киевской Руси.
Главный источник нестабильности для Москвы находится на юге. Северный Кавказ удалось усмирить, но напряжение там все равно накапливается. Волны нестабильности из Сирии и Ирака доходят до Южного Кавказа. Сирия фактически утратила государственность, лишь вмешательство России спасло режим Асада от коллапса. И возвращение России на Ближний Восток требует политического урегулирования. В противном случае эта война будет обходиться России слишком дорого и превратится во второй Афганистан.

У Кремля есть масса причин искать примирения с Западом, прежде всего по экономическим соображениям. Но опыт администрации Путина говорит о том, что в конечном итоге экономика всегда подчиняется политике.

Анджела Стент

Директор Центра исследования Евразии, России и Восточной Европы Джорджтаунского университета

Сотрудничество и разногласия совместимы

На заседании Валдайского клуба 27 октября Владимир Путин раскритиковал Соединенные Штаты и Европу за их политику в отношении Украины и Сирии и за незаконное введение санкций против России. В то же время он заявил, что готов работать со следующим президентом США, чтобы разрешить все эти сложные противоречия.

Отношения между Россией и Западом сейчас хуже, чем когда-либо с начала 1980-х. Недавно один российский чиновник заявил, что США ставят себе целью смену режима в Москве, а Европа и Соединенные Штаты считают, что Россия вмешивается в их внутреннюю политику. Из Москвы же слышны рассуждения о возможности ядерной войны. Это не та холодная война, какой она была до распада СССР, но резкие враждебные заявления и демонстративные военные меры определенно напоминают те времена. Только сейчас между сторонами нет тех каналов коммуникации, которые существовали тогда.

Опыт последних 16 лет подсказывает, что Путин – прагматичный лидер, готовый договариваться, если эти договоренности соответствуют его представлениям об интересах России. Хиллари Клинтон критикует Россию, но все же не исключает возобновления контактов на высоком уровне, если это будет в интересах США.

Однако о какого рода договоренностях может идти речь? Путин недавно выставил три условия: сокращение военного присутствия НАТО в Европе до уровня, существовавшего перед расширением альянса; отмена «Акта Магнитского»; отмена западных санкций и компенсация экономических потерь, понесенных Россией. Такие предложения на переговорах с Вашингтоном явно обречены на провал.

Тем не менее не стоит исключать возобновления переговоров по российско-американскому соглашению о кибербезопасности и восстановления военных каналов коммуникации на высшем уровне. В отношениях России и Запада сотрудничество всегда сосуществовало с серьезными разногласиями. Неясно, однако, насколько Кремль будет заинтересован в улучшении этих отношений до президентских выборов в России, да и после тоже.

следующего автора:
  • Федор Лукьянов
  • René Nyberg
  • Angela Stent