Счастливый конец в сказках про доброго молодца и прекрасную принцессу – это свадьба. Сначала герой по болотам, по лугам бьется с драконами и побеждает нечисть, а в финале «и жили они долго и счастливо» плюс «и я там был, мед-пиво пил». А как дальше жили и что дальше делали? Ясное дело, что без проблем. До недавнего времени для западных политиков выборы – это такой же хеппи-энд: цель и средство одновременно. Проведем выборы, восторжествует демократия, и заживем отлично. Великобритания и США уже поняли, что потом бывает мучительно больно. Германия и Франция тоже прочувствовали. Настал черед Испании.

Старые и новые

Каталонская головоломка, казалось бы, разрешилась два месяца назад. После октябрьского незаконного референдума о независимости местный парламент объявил об отделении региона от Испании. На следующий день президент новоиспеченной республики Пучдемон и несколько его министров бежали в Бельгию, а Мадрид отменил автономию Каталонии. Премьер Испании Мариано Рахой ввел в Барселоне прямое управление из центра. Неубежавших министров арестовал Верховный суд, председатель автономного парламента покаялась и оставлена на свободе до рассмотрения дела.

И вот она – счастливая развязка: премьер Испании назначил новые выборы в Каталонии на 21 декабря. Биржевые индексы пошли вверх, Европа вздохнула с облегчением. С улиц Барселоны как ветром сдуло самоуверенных националистов, с балконов в городе исчезли сепаратистские флаги. Закончились демонстрации, и народ зажил повседневной жизнью. Восстановился порядок, пошел на спад «процесс» (так сепаратисты называют пошаговое отделение от Испании). 

В выборах участвовали семь партий, которые поделились на два лагеря: сепаратисты и унионисты. С одной стороны, умеренные каталонские националисты третий раз за два года поменяли название своей партии, сосредоточившись на «жертвенном» кандидате Пучдемоне. Он участвовал в митингах по скайпу из Брюсселя. Лидер других сепаратистов, «левых республиканцев», вообще возглавлял кампанию из мадридской тюрьмы. Радикальные марксисты из CUP твердили про республику без колебаний.

На другом фланге взошла звезда Инес Арримадас, 36-летнего лидера движения «Граждане». Одетая в оранжевые цвета перемен, обаятельная женщина и искрометный оратор смогла создать из молодого общественного движения влиятельную партию. Вся Испания смотрела острые теледебаты, где вчерашняя бизнесвумен заткнула за пояс шестерых опытных политиков-мужчин. Ее программа за сменяемость власти, против раскола общества, за прекращение «процесса» помогла ей выиграть дебаты и в дальнейшем выиграть выборы. Сама себя она называет хоббитом, который победит Саурона и разрушит Мордор. В то время как старые унионистские партии (социалисты и народники) в основном повторяли свои всегдашние аргументы. 

Несмотря на рабочий день, явка на выборах 21 декабря превысила исторический максимум. За счет мобилизации колеблющихся ожидался триумф происпанских партий. И, как уже не раз бывало в XXI веке, прогнозы и опросы оказались ошибочными. Сепаратистский блок выиграл. Три партии вместе получили большинство – 70 из 135 мест в парламенте Каталонии, хотя набрали 48% голосов.

Закон о выборах в Испании таков, что голоса сельских жителей из маленьких поселков стоят больше, чем голоса из мегаполисов. Крупные города Барселона и Таррагона проголосовали против независимости, обеспечив формальную победу на выборах (37 мест и 26%) центристскому движению «Граждане». Но провал консервативной Народной партии сделал невозможным победу юнионистского блока. Переименованная партия, а по сути, фан-клуб Пучдемона, заняла второе место, набрав 34 места и 21%. При этом он из-за границы уже объявил себя будущим президентом Каталонии. 

Президент без прецедентов

Однако технически вступить в эту должность Пучдемону будет непросто, ведь, как только он приедет в Барселону или просто выедет из Бельгии, немедленно будет выполнен евроордер на его арест, который Мадрид выписал более месяца назад. А заочного избрания президента в законе о парламенте Каталонии не предусмотрено. Кандидат обязан лично присутствовать на пленарном заседании, изложить свою программу, ответить на вопросы и принять присягу.

Непонятно и как быть с сидящими в тюрьме экс-министрами, которые прошли в депутаты по своим партийным спискам. Тут сразу две коллизии. Во-первых, судья должен решить, отпустить ли их хотя бы временно на заседание каталонского парламента. Ведь они находятся под превентивным арестом, то есть не осуждены. Значит, гражданские права им положены и принять депутатский мандат могут.

Более того, в Испании был прецедент в 1987 году, когда задержанного террориста ЭТА Хуана Карлоса Иолди избрали в баскский региональный парламент. Тогда его отпустили из СИЗО для вступления в должность депутата, он даже выступил с трибуны и в перерыве заседания пообедал с родственниками. Судья решил, что иначе были бы нарушены права его избирателей. Но по окончании сессии он был отконвоирован обратно в тюрьму и не выходил оттуда долгие 25 лет. Так что ненадолго «за мандатом» каталонских политиков суд мог бы и отпустить.

Другое дело, что, получив депутатский статус, они, скорее всего, отправятся назад в заключение. Голосовать вместо них никто не сможет, это запрещено парламентской процедурой. Так что в связи с отсутствием сидящих у сепаратистов вместо большинства все время будет недобор депутатов при голосовании. 

Во-вторых, радикалы из CUP и в прошлом, и в этом парламенте поддерживают президента из умеренных сепаратистов только при одном условии – провозглашение Каталонской республики и отделение от Испании. Нет республики – нет поддержки. Эта карликовая партия с четырьмя депутатами, по сути, держит бразды правления сепаратистского блока. Но дело в том, что и экс-спикер парламента, и сидящие экс-министры недавно дали показания в Верховном суде Испании, что в октябре объявили независимость не по-настоящему, а понарошку. «Декларативно» и «фигурально». С их слов выходит, что практически претворение в жизнь независимости они как бы не планировали. Под эти показания спикера отпустили из СИЗО, а остальные активно этого добиваются через адвокатов. 

Но для того чтобы CUP вновь отдала свои четыре голоса за Пучдемона, он и остальные депутаты-сепаратисты должны будут подтвердить курс на республику. И тем самым признать, что вводили в заблуждение Верховный суд. Статья, которая им вменяется, из разряда особо тяжких преступлений – «государственная измена» и «организация смуты», от 10 до 30 лет тюрьмы, так что шутки в сторону.

Оно нам надо?

Про экономическую составляющую «процесса» отделения я развернуто говорил ранее. Ограничусь самыми актуальными фактами. Более трех тысяч предприятий уже покинули Каталонию, включая бизнес автора. Это не просто перерегистрация юридического адреса, это смена приоритетов компании. Отыграть назад теоретически можно, но потребуются годы на восстановление доверия.

Два главных каталонских банка, La Caixa и Sabadell и после выборов 21 декабря подтвердили, что перенесли штаб-квартиры из Барселоны навсегда и возврата не будет. Даже несмотря на это, за день их биржевые котировки упали на 3%. По некоторым данным, за три недели октября из этих двух банков вкладчики вывели до девяти миллиардов евро.

Рейтинговые агентства Moody´s и Merill Lynch в сводках пишут о нестабильности и понижении рейтинга Каталонии. Продажи потребительских товаров за осень упали на 4% – это рекорд по Испании. Количество туристов в Барселоне и окрестностях за октябрь – ноябрь по сравнению с прошлым годом уменьшилось на 84 тысячи, а во всех остальных областях Испании прирост по этому показателю.

В ноябре, впервые с окончания экономического кризиса, пошла вверх безработица. На рынке недвижимости стагнация, иностранцы остерегаются покупать в нестабильных условиях. Интернациональные инвестиционные компании забирают деньги из девелоперских проектов в Барселоне и переводят вложения в Валенсию и Аликанте. По данным Knight Frank, за четвертый квартал 2017 года спрос на аренду офисов в Барселоне понизился на 50%, инвестиции – на 10%. Выводы очевидны, бизнес стремительно голосует против независимости.

Повторение результата

Второй важный момент – придется учиться жить в расколотом обществе. Как бы ни закончилась политическая чехарда в каталонском парламенте и что бы ни предприняли из Мадрида, Каталония надолго расколота пополам.

За два года в автономии проходило три народных волеизъявления: «плебисцитные» выборы парламента осенью 2015 года, «незаконный референдум» 1 октября 2017-го и вполне законные новые выборы 21 декабря 2017 года. На всех трех голосованиях стабильно два миллиона человек голосуют за сепаратистов. Не важно, как называются партии. Не важно, кто кандидат. Не важно, каких ошибок наделали их политики. Два миллиона избирателей хотят «на выход» из Испании.

Из пяти с половиной миллионов взрослого населения это около 40%, и это железобетонный блок. Перетекают симпатии от одной политической силы к другой, но внутри этого блока. Утечка голосов от сепаратистов к унионистам почти нулевая, то же самое и в обратную сторону. Хоть десять выборов и референдумов проводи – переубедить никого не получится.

Руководители Каталонии и Испании обязаны научиться с этим жить и перестать натравливать друг на друга свой народ. Эмоциональная усталость в обществе высока, и цена платится очень большая.

Сразу две сказки так и остались сказками. Одна – про зажиточную независимую республику Каталонию, которая как Андорра, только лучше, потому что с морем, Гауди и «Барсой». А вторая – про «выборы и демократия наше все» и что «предками данная мудрость народная» все расставит на свои места. Финал у разбитого корыта не заставил себя долго ждать. И я там был, мед-пиво пил, но сказка не окончена. 

следующего автора:
  • Петр Андрушевич