2018 год только начался, но он уже принес президенту Египта Абдель-Фаттаху ас-Сиси массу проблем, и, похоже, в ближайшие недели, перед мартовскими выборами, ситуация лишь ухудшится.

Первая задача ас-Сиси —– переизбраться на второй срок, несмотря на усложнившуюся внешне- и внутриполитическую ситуацию. Но даже если президент справится с этой задачей, дальнейший его путь не будет гладким — из-за экономических трудностей, ситуации с терроризмом и водными ресурсами. Нынешняя кампания против мятежников-террористов на Синае и в других районах страны, которая широко освещается в прессе, должна, судя по всему, сместить фокус внимания в стране и, возможно, за рубежом с неудач и провалов ас-Сиси на его героические попытки справиться с трудностями.

Пока что подготовка к президентским выборам выглядит настоящим фиаско. Должно быть, ас-Сиси был шокирован появлением целых пяти серьезных кандидатов на президентское кресло. Самыми непростыми соперниками для действующего президента были бывший премьер-министр Ахмед Шафик и бывший начальник Генерального штаба ВС Египта Сами Анан. Считается, что деловых качеств и опыта у обоих не меньше, чем у ас-Сиси, к тому же, по слухам, эти два кандидата пользовались определенной поддержкой в кругах, на которые опирается действующий глава государства, — в армии и спецслужбах.

Опасность для ас-Сиси представляли и другие кандидаты — если и не в свете будущих выборов, то в политическом плане в целом. Среди них — правдолюб и опытный политик, бывший депутат парламента Мохаммед Анвар Садат (племянник и полный тезка третьего президента Египта), адвокат-правозащитник Халед Али, пользующийся широкой поддержкой молодежи, и малоизвестный, но увлеченный молодой офицер, полковник Ахмед Консоуа. Всех пятерых удалось вывести из гонки: Шафика запугали, Анан был арестован, бедняга Консоуа угодил под суд, Садат и Али сами сняли свои кандидатуры, когда стало очевидно, что даже их весьма скромная цель — оживить политическую дискуссию в стране — вызовет ожесточенное противодействие. Теперь, впрочем, и они могут подвергнуться уголовному преследованию — за призыв бойкотировать откровенно нечестные выборы.

Чтобы придать выборному процессу хотя бы видимость легитимности, ас-Сиси пришлось прибегнуть к испытанному, но насквозь проржавевшему оружию. Речь идет о Муссе Мустафе Муссе, которого режим привлек в качестве второго кандидата, чтобы избежать безальтернативных выборов — в этом случае ас-Сиси должен был бы получить поддержку как минимум 5 % избирателей, или 3 миллионов человек. В свое время Муссу использовали для раскола партии «Эль-Гхад» («Завтра»), созданной активным молодым парламентарием Айманом Нуром, который на первых состязательных выборах в стране в 2005 году был соперником тогдашнего президента Хосни Мубарака. Мусса, конечно, не может бросить реальный вызов ас-Сиси. У него практически нет политической поддержки, и кроме того — что уже совсем нелепо, — он с энтузиазмом поддерживал переизбрание ас-Сиси до тех самых пор, пока его в последний момент не назначили оппонентом президента.

Теперь ас-Сиси надо решить еще одну проблему: как представить правдоподобные доказательства своей популярности в день голосования — обеспечить очереди на избирательных участках, которые могли бы снять фотокорреспонденты, и явку на уровне (или чуть ниже) выборов 2014 года. Тогда она составила 47 %, или 26 миллионов избирателей, и для этого пришлось приложить огромные усилия — притом что четыре года назад ас-Сиси был гораздо популярнее, чем сейчас. Если за действующего президента будет подано намного меньше голосов, всем будет ясно, что он уже не пользуется прежней поддержкой. Ас-Сиси, очевидно, волнует эта проблема, иначе почему он прибег к беспрецедентному шагу — обвинению оппозиционных политиков, призывавших бойкотировать выборы, в «попытке свержения режима» и их уголовному преследованию.

Учитывая опыт прошлых выборов, можно предположить, что явка избирателей будет обеспечена сочетанием «пряника» — например, продовольственных наборов — и «кнута» в виде угрозы штрафовать на 500 египетских фунтов тех, кто не придет к урнам для голосования. Вполне вероятна и фальсификация данных о явке, ведь жесткого мониторинга выборов со стороны египетских организаций не будет. Следует также отметить, что ас-Сиси решил не создавать новую политическую организацию вместо распущенной в 2011 году Национально-демократической партии. Из-за этого решения, вероятно связанного с пренебрежительным отношением президента к политическому процессу, мобилизация избирателей в его поддержку будет производить, мягко говоря, тягостное и неловкое впечатление.

Судя по всему, президентские выборы превращаются в фарс, но события последних недель свидетельствуют, что в стране растет оппозиция. То, что в репрессивной политической атмосфере Египта у ас-Сиси так быстро появилось пять соперников — пусть даже с разным политическим весом и уровнем поддержки, — означает, что многие недовольны его правлением. А гневные и резкие публичные призывы президента не попадаться на удочку оппозиционеров, которые он озвучил на встрече с группой своих сторонников, в том числе и представителями командования вооруженных сил, лишь подтверждают, что режим ас-Сиси испытывает давление не только извне, но и изнутри.

Предположим, что ас-Сиси успешно пройдет все этапы выборного фарса и в начале апреля начнется его новый президентский срок. Но трудности на этом не закончатся. Пока ему не удалось обеспечить народу обещанное процветание и безопасность, да и в будущем надеяться на это не стоит. Меры жесткой экономии, принятые, чтобы удержать государство на плаву, больно бьют по среднему классу и беднякам; в стране сохраняется высокая безработица и инфляция. Спор с Эфиопией и Суданом из-за водных ресурсов Нила так и не урегулирован и в последнее время привлекает внимание общественности как потенциальная угроза национальной безопасности. Во внешней политике ас-Сиси становится все труднее балансировать между всеми своими зарубежными покровителями и поставщиками оружия — Саудовской Аравией, ОАЭ, США, Россией, Францией, Германией и Северной Кореей. Что же касается борьбы с террористами и мятежниками, то пока неясно, справится ли нынешняя кампания с предотвращением крупных терактов накануне выборов. Как бы то ни было, она, вопреки обещаниям, пока так и не смогла покончить с беспорядками.

Принесет ли 2018 год политические перемены Египту? Пока все говорит о том, что нет, — хотя и не столь однозначно, как раньше. Единственное, что Абдель-Фаттах ас-Сиси четко дал понять: даже если перемены будут, они придут не с избирательных участков.

Английский оригинал текста бал опубликован в Diwan, 12.02.2018

следующего автора:
  • Michele Dunne