В ночь на 18 сентября во время атаки израильских истребителей F-16 на военные объекты в сирийской Латакии сирийские ПВО ответным огнем сбили российский самолет-разведчик Ил-20. В Минобороны РФ вину за падение Ила возложили на Израиль и даже пообещали «ответные шаги». Многие восприняли это как верный признак надвигающегося конфликта, тем более что заявлению Минобороны сопутствовал грозный аккомпанемент российских госСМИ, где одни призывали разорвать отношения с «еврейским государством», а другие агитировали за то, чтобы «нанести по Израилю сокрушительный удар».

Израильский ЦАХАЛ, в свою очередь, возложил всю ответственность на сирийцев. Премьер-министр Нетаньяху побеседовал с президентом Путиным и предложил направить в Москву командующего ВВС со всеми доказательствам и материалами, после чего российский президент выступил с вполне умеренным заявлением, в котором, однако, предупредил, что примет меры для обеспечения большей безопасности российским военным. Что означают эти слова для Израиля и как будут теперь развиваться отношения между двумя странами?

Огромное небо одно на двоих 

Еще в сентябре 2015 года, когда Россия пришла на помощь Башару Асаду, в Израиле многие опасались, что появление нового, могущественного игрока в Сирии означает, что Израиль больше не сможет свободно действовать против иранских сил, появившихся в Сирии еще в 2012 году. Об этом писал и Амос Ядлин, бывший глава военной разведки, и многие другие эксперты. Другие аналитики говорили о тесном союзе Ирана и России и резком противоречии российских и израильских интересов в Сирии.

Однако практика показала, что большая часть этих опасений пока не оправдалась. Да, израильским военным пришлось учитывать, что на территории Сирии стало гораздо больше российских военных и появились комплексы С-400. Но вскоре были созданы специальные каналы связи и оповещения между израильской и российской сторонами. И все последние три года над Сирией время от времени появлялись истребители, которые наносили точечные удары по иранским военным базам, заводам и аэродромам. 

Чаще всего Израиль не брал никакой ответственности за произошедшее и лишь в исключительных случаях давал понять, что имеет отношение к тем или иным действиям на сирийской земле. За последние три года израильские ВВС совершили около двухсот подобных вылетов. За исключением апрельской атаки в Хомсе, где под удар попала база T4, никаких публичных заявлений с критикой Израиля в России сделано не было. В Израиле многие объясняют это прекрасными личными отношениями между лидерами двух стран – Владимиром Путиным и Биньямином Нетаньяху. Израильский премьер летает в Москву так же часто, как в Вашингтон, а по количеству личных встреч с Путиным Нетаньяху среди ближневосточных лидеров опережает только Хасан Рухани, президент Ирана.

Так, например, на следующий день после атаки на иранский склад оружия в районе Аль-Кисва близ Дамаска 8 мая российский и израильский лидеры продефилировали рука об руку по Красной площади во время парада Победы. Также Россия сигнализировала Израилю, что не считает иранское присутствие в Сирии после окончания войны желательным или необходимым – по крайней мере, так оценил ситуацию сам премьер Нетаньяху, который после очередной встречи с Путиным заявил, что Россия не станет вмешиваться в израильские действия против иранских военных объектов.

Вскоре министр обороны Израиля Авигдор Либерман даже предложил президенту Сирии Башару Асаду изгнать из Сирии командующего силами «Кудс» иранского генерала Кассема Сулеймани. Впрочем, те, кто рассчитывал, что зеленый свет от России для Израиля свидетельствует о том, что иранская роль в Сирии подошла к концу, сильно ошибались.

Маневры и уступки 

Для Израиля действия иранцев в Сирии – это та самая красная черта, перейти через которую ни в коем случае нельзя, и с этим согласны как правящая партия «Ликуд», так и лидеры израильской оппозиции. Причина такого единодушия кроется в многолетних угрозах и угрожающих действиях Ирана в адрес Израиля.

Тегеран не только грозится ежедневно стереть «сионистское образование» с лица земли, но и устраивает теракты против израильских целей за рубежом – как правило, с помощью своих прокси («Хезболлы» и других террористических организаций), снабжает оружием ливанскую «Хезболлу», в арсенале которой сейчас находится 150 тысяч ракет (для сравнения: в ходе второй ливанской войны «Хезболла» выпустила по израильским городам шесть тысяч ракет). Несмотря на отсутствие общих границ, Иран считает себя лидером антиизраильского движения, регулярно приглашает в гости руководителей небольшой радикальной еврейской группы «Натурей Карта», которые отрицают существование Израиля по религиозным мотивам, и проводит конкурсы карикатур, посвященных Холокосту.

В первые годы гражданской войны в Сирии позиция Израиля была скорее выжидательной. В Израиле с ужасом наблюдали за сирийской резней, которая происходила в считаных километрах от жилых домов Кирьят-Шмоны и Метулы, но, наученные горьким ливанским опытом, в конфликт не вмешивались.

Однако вскоре в приграничном районе появились иранские высокопоставленные военные и боевики «Хезболлы». В январе 2015 года ливанская газета «Аль-Ахбар» сообщила, что «Хезболла» намерена создать специальные подразделения на сирийской части Голанских высот. Вскоре в ходе авиаудара были ликвидированы шесть высокопоставленных лидеров Партии Аллаха. Иранские СМИ сообщили, что среди погибших также был иранский генерал Сардар Алла-Дади, один из командиров сил «Кудс». Также погибли пятеро иранских солдат, а общее число погибших составило 12 человек.

Далее последовали попытки иранцев создать свои базы, военные заводы и научно-исследовательские центры на территории Сирии. Об этом свидетельствовали спутниковые снимки, обнародованные в израильской и международной прессе. В Израиле не поверили, что эти базы и военные заводы неподалеку от израильской границы нужны Ирану исключительно для борьбы с ИГИЛ и тем, что осталось от Свободной сирийской армии, и начали действовать.

На каждой встрече с российскими политиками израильские министры называли свою красную черту – присутствие Ирана в Сирии. Первого августа Александр Лаврентьев, специальный посланник президента Путина в Сирии, заявил, что Иран отвел свой войска на 85 км от израильской границы, и подчеркнул, что с точки зрения Москвы на территории Голанских высот, отвоеванных Асадом не без помощи Ирана и «Хезболлы», должны находиться только сирийские войска.

В Израиле на это ответили, что сирийская армия, сильно поредевшая за годы гражданской войны, набита иранскими военным и экспертами, как гранат – зернами, и дали понять, что будут довольствоваться новой дислокацией иранских сил в Сирии.

Лаврентьев тогда заявил, что среди сирийский военных «могут быть иранские советники», но в целом «иранцы ушли, и шиитских формирований в этой зоне больше нет». В Израиле пожали плечами и продолжали действовать. Возможно, зерна будущего конфликта проклюнулись уже тогда, когда Москва смогла добиться от Ирана определенных уступок, а в Израиле эти уступки сочли не более чем тактическими маневрами.

Контуры будущего

Очевидно, что, несмотря на ядовитую риторику на российских каналах, оставившую крайне неприятный осадок у израильтян, пока хода дипломатическому скандалу не дадут. В этом не заинтересован никто, ведь партнерские отношения между двумя странами и в самом деле важны во всех отношениях. Россия остается в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, и в Израиле убеждены, что с Москвой лучше договариваться, чем идти на конфликт.

Судя по заявлению Путина, он тоже не намерен греметь в барабаны войны. Лучше быть посредником между Израилем и Ираном, чем вызвать новый виток военного конфликта в Сирии и поставить под удар все дипломатические достижения. Ведь военное столкновение Ирана и Израиля в Сирии – это совсем не фантастический сценарий. Еще в апреле в Израиле поговаривали о том, что реакция Тегерана на обстрел базы Т4 в Хомсе может быть непредсказуемой и способна повлечь за собой широкомасштабную военную конфронтацию.

Однако Иран тоже не намерен самоустраняться с сирийского пространства. Слишком много крови было пролито и слишком много средств вложено в сирийские дела, чтобы сейчас пойти на попятный. Россия уже показала, что может добиться определенных результатов – отодвинуть иранцев на расстояние 85 км от израильской границы, так сказать, развести противников по углам, – но не будет настаивать на полном выводе иранских сил из Сирии. Отношения России и Ирана – это целая сеть запутанных интересов, в которой Сирия – лишь одно из многочисленных звеньев.

Иран же играет вдолгую. Там надеются, что рано или поздно Россия сократит свой воинский контингент в Сирии до необходимого минимума, а США под руководством Дональда Трампа и вовсе выведут войска из страны или резко сократят свое присутствие там, ограничиваясь помощью сирийским курдам и войной против ИГИЛ. И вот тогда Иран станет самой большой и влиятельной величиной в Сирии. А это означает продолжение деятельности, которая воспринимается в Израиле как враждебная и угрожающая национальной безопасности.

На данный момент Израиль беспокоят два варианта возможной российской реакции в Сирии: ограничение свободы действий израильских ВВС и передача Дамаску систем С-300. Любой из этих вариантов затруднит попытки Израиля пресечь военную активность Ирана на территории Сирии и потенциально создаст новые опасные ситуации, в которых Израиль, Россия, Сирия и, возможно, Иран будут действовать одновременно в очень небольшом воздушном пространстве. Хочется надеяться, что в конце концов победит здравый смысл и прагматический интерес, что дипломатия возьмет верх над эмоциями и жаждой мести, так как цена необдуманных шагов очень высока.

следующего автора:
  • Ксения Светлова