События в Керченском проливе ясно демонстрируют одно: противоречия между Россией и Украиной никуда не делись и по-прежнему могут вылиться в настоящую войну. Если добавить сюда нарастающую конфронтацию между Россией и США и тесные отношения Украины с Америкой и НАТО, то становится понятно, что, раз начавшись, такая война легко не закончится. Поэтому к сложившейся ситуации нужно подходить максимально осторожно. Политические пристрастия и эмоции не должны мешать трезвому анализу и ответственному поведению. Никому нельзя позволять провоцировать вооруженный конфликт, в который может быть втянута вся Европа.

Анализ событий у берегов Крыма позволяет сделать следующие выводы. Украинские суда, направляясь из черноморской Одессы в азовский Мариуполь, зашли в воды, которые Украина считает своими. Однако с точки зрения России с 2014 года эта акватория, как и Крым, принадлежат ей. Украинские ВМС не направили российским властям запрос о прохождении кораблей через Керченский пролив – или направили его слишком поздно и не стали дожидаться ответа. Таким образом Киев, очевидно, хотел сделать четкое политическое заявление: аннексия Крыма Россией незаконна, ее контроль над Керченским проливом недопустим, а свобода мореплавания неприкосновенна.

Российская береговая охрана в ответ применила силу: перекрыв пролив, пограничники протаранили одно из украинских судов и открыли огонь, ранив трех украинских моряков. Экипажи всех трех судов – 24 человека – были задержаны. Всего два месяца назад, 23 сентября, Россия разрешила двум украинским военным судам пройти в Азовское море на основе согласованной обеими сторонами процедуры. На этот раз Киев по какой-то причине решил не следовать установленным правилам. Российские власти вряд ли могли закрыть глаза на нарушение процедуры украинской стороной: напротив, они были полны решимости показать, где пролегают новые границы РФ. Кроме того, российские спецслужбы всерьез опасаются диверсий на недавно построенном мосту через Керченский пролив.

За инцидентом, который стал первым в истории прямым столкновением между украинскими и российскими военными, пока не последовало серьезного военного обострения. Украинские моряки и суда находятся под арестом в России. Рано или поздно они будут возвращены или, возможно, обменены на нескольких россиян, удерживаемых на Украине. США, ЕС и Канада предсказуемо осудили действия России. Верховная рада согласилась ввести военное положение, но на меньший срок, чем просил президент Порошенко, и лишь в приграничных с Россией областях. Президентские выборы на Украине переноситься не будут.

Сейчас самое время поразмышлять над тем, что произошло и к чему это может привести. Юридический статус и геополитические реалии – это не одно и то же. Никто, кроме Турции, не признает Турецкую республику Северного Кипра. Независимость Абхазии и Южной Осетии вслед за Россией признали лишь несколько стран. Сербия отказывается признавать Косово, которое по-прежнему не представлено в ООН. Формально все государства по-прежнему считают Нагорный Карабах частью Азербайджана. И тем не менее во всех перечисленных случаях любая попытка действовать в соответствии с признаваемым юридическим статусом, а не с геополитической реальностью неизбежно приведет к столкновениям. Крым относится к той же категории, только последствия от столкновений там могут быть намного более серьезными.

Независимо от того, кто победит на президентских выборах на Украине весной следующего года и как изменится состав Верховной рады осенью, Киев не откажется от своей позиции в отношении России. Судя по всему, Кремль напрасно надеется на то, что на украинской политической арене появятся более здравомыслящие или договороспособные персонажи. Киев и дальше будет осуждать агрессию Москвы, аннексию Крыма и оккупацию Донбасса. Примирение между Россией и Украиной произойдет очень не скоро. Напротив, в обозримом будущем будет сохраняться высокий риск столкновений, будь то у берегов Крыма или в небе над ним, в Азовском море или в Донбассе.

Россия не заинтересована в обострении двусторонних отношений. Украину она вернуть все равно не сможет, зато может лишиться даже призрачного шанса улучшить отношения с Западной Европой. Поэтому Россия должна реагировать на действия Украины твердо, но аккуратно. Москве нужно учитывать, что в отношениях с ней Киев выступает в положении слабого, а такой позиции присуще некоторое безрассудство, как наглядно демонстрировали российские пилоты, сближавшиеся с американскими военными самолетами, чтобы удержать их подальше от границ РФ. Через пять лет после Майдана настало время признать, что Украина для России – долгосрочная проблема, а значит, Москва должна вырабатывать к ней стратегический подход и проявлять терпение.

Главный ресурс Украины в противостоянии с Россией – обращение за поддержкой к международному сообществу. Не приходится сомневаться, что Соединенные Штаты и их европейские союзники будут и дальше предоставлять Украине политическую, экономическую, финансовую и военную помощь. При необходимости они будут смягчать, а то и вовсе прекращать критику украинских властей, чтобы «не лить воду на мельницу Путина». Это полностью вписывается в парадигму «гибридной войны» между США и Россией.

Осмотрительность, однако, следует проявлять не только Москве. Украинские лидеры должны понять, что далеко не все их действия, направленные на то, чтобы показать «истинное лицо России», будут встречены с пониманием. В 2008 году Михаил Саакашвили, начав войну с целью освободить часть территорий, считавшихся грузинскими, обнаружил, что американские вооруженные силы не бросились ему на помощь, – этот опыт должен служить Киеву предостережением. Грузинская война была небольшой и скоротечной. Война с Украиной, если она, не дай Бог, начнется, вряд ли будет развиваться по тому же сценарию.

следующего автора:
  • Дмитрий Тренин