Первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко все активнее приучает российский госаппарат к корпоративным методам управления: для чиновников теперь введут целые показатели KPI, чтобы лучше измерять их эффективность. В Кремле решили перевести политику в сухие цифры – работу с обществом оценят и распишут по столбцам.

Незадолго до этого заседание Госсовета, управление по которому возглавил ближайший соратник Кириенко – Александр Харичев, прошло в новом формате – смеси тренинга и мозгового штурма. Бурлящей политической реальности и общественному недовольству Кремль хочет противопоставить строгость корпоративных структур с советским оттенком.

Штурм без галстуков

Бывший глава «Росатома» Сергей Кириенко курирует внутреннюю политику с 2016 года, последовательно внедряя в политическое администрирование бизнес-практики. Кремль начал проводить тренинги для претендентов на высокие (в основном губернаторские) посты. Чиновники и депутаты, которым предстоит возглавить регионы, прыгают со скалы, бросаются под танки, проводят мозговые штурмы и играют в деловые игры. Тренинги проходят при поддержке Сбербанка – обычно в принадлежащих ему пансионатах.

Долгое время эта губернаторская школа была визитной карточкой нового стиля президентской администрации: новоназначенных губернаторов Кремль позиционировал как «молодых технократов», специально натренированных и готовых ко всему. Такие тренинги – привычное дело для любой крупной корпорации, причем, как правило, на первом месте в них стоят не образовательные задачи, а поддержание командного духа, тимбилдинг.

Еще одна уже ставшая привычной практика Кириенко – конкурс «Лидеры России». Организаторы из АП заявляют, что он будет кадровым лифтом для амбициозных молодых людей, которые хотят строить государственную карьеру. Тех участников, кто успешно пройдет все этапы отбора, ждут опять-таки тренинги и деловые игры, лекции коучей – федеральных чиновников и политиков. Это тоже обычная практика для крупных корпораций – внутренние конкурсы поддерживают командный дух и позволяют растить лояльных компании менеджеров.

Владимиру Путину такое администрирование, судя по всему, нравится, а внутриполитический блок АП умеет его правильно подавать. Например, после сентябрьских губернаторских выборов провластные эксперты объявили, что «молодые технократы» благодаря тренингам победили в кампаниях без особых проблем и показали хорошие результаты. А вот политики и чиновники старой школы, наоборот, проиграли.

Президент эту интерпретацию принял, об этом говорят новые шаги по корпоративизации российской политики. Один из ближайших соратников Сергея Кириенко – Александр Харичев возглавил президентское управление по обеспечению деятельности Госсовета и уже провел его первое заседание по тем же бизнес-правилам.

Участников (губернаторов, министров, глав госкорпораций) свезли в санаторий Сбербанка в Сочи. Два дня они занимались мозговыми штурмами, формулировали проблемы и решали их. Итогом стало само заседание Госсовета, которое больше напоминало круглый стол, где обсуждали эти самые штурмы. Участников попросили прийти без галстуков, в свободной форме одежды.

Для Кириенко и Харичева это заседание явно было важной вехой – событие и рассадку участников подробно обсуждали в лояльных АП телеграм-каналах и даже на государственных телеканалах. Продолжением банкета стало введение KPI для чиновников президентской администрации. Есть же в крупных корпорациях показатели эффективности, и корпорация «Кремль» тут ничем не хуже.

Политбюро совета директоров

Переход администрирования российской политики на корпоративные рельсы совпал с падением рейтингов власти и ростом социального недовольства из-за непопулярных реформ. Итоги региональных выборов этой осенью показали, что политика в России хаотизируется. Голосование становится чисто протестным, кандидаты от власти проигрывают техническим спарринг-партнерам, которых сами же отобрали как безопасных. Итоги кампаний непредсказуемы, и что делать с этой непредсказуемостью, не очень понятно.

Выстроенная за последние два десятилетия путинская вертикаль власти не предполагает возвращения реальной политической конкуренции, поэтому Кремль пытается ответить хаосу строгим корпоративным порядком. Логика проста: раз что-то разболталось, надо пересобрать механизм, сделать его еще более предсказуемым и понятным. Чиновников, которые будут работать над повышением рейтингов, оценят и взвесят. С проблемами будут бороться на мозговых штурмах Госсовета. Губернаторов подготовят на тренингах. Пути понятны, схемы отработаны, цели заявлены, KPI расставлены, результат (общественное спокойствие и сохранение режима) достижим, и дорога к нему не выглядит сложной.

Новый формат заседаний Госсовета намекает на возможный редизайн российской системы власти. Срок президентских полномочий Владимира Путина истекает в 2024 году – для вертикали это проблема, изменения в Конституцию, которые позволили бы Путину продолжить руководить государством, обсуждаются уже давно. Часто при таких обсуждениях упоминают о новой роли Госсовета – некоего высшего совещательного органа, который определяет стратегию, а правительству остается воплощать ее в жизнь. Владимир Путин мыслился главой этой структуры.

Пока Госсовет не играет особой роли в жизни государства – туда входят губернаторы, состав постоянно ротируется, новости об очередных заседаниях тонут в информационном потоке. Расширенное заседание Госсовета – совсем другое дело: вице-премьеры, министры, главы госкорпораций и крупнейших регионов. Двухдневные мозговые штурмы смотрятся как прообраз грядущей постоянной структуры во главе с Путиным: участники не просто собираются, они действуют.

Такая схема сочетает советские традиции управления с современным корпоративным менеджментом. Госсовет – это, с одной стороны, совет директоров, как в корпорациях. А с другой – Политбюро ЦК КПСС, где была сосредоточена настоящая власть, хотя формальным главой государства считался председатель Президиума Верховного Совета.

Насколько адекватно применение корпоративно-советских методов управления во внутренней политике и тем более в кризисной ситуации? Пока такой шаг выглядит очень спорным: политика – это в первую очередь диалог и компромисс, а не жесткие корпоративные правила. В ней слишком много возможностей, она нелинейна.

Действие, например, может быть невыгодно с точки зрения тактики, но очень полезным в стратегической перспективе – как его оценить с помощью KPI? Успешные и необходимые с точки зрения власти меры (то же повышение пенсионного возраста) могут быть восприняты обществом резко негативно.

Наконец, корпоративная культура – это в первую очередь культура офисная, менеджерская, по внутреннему самоощущению во многом элитарная. Президентская администрация создает вокруг Владимира Путина свой особый мир чиновников-элитариев, параллельную корпоративно-советскую реальность.

При этом столкновения представителей этой реальности с реальностью настоящей уже начались. Новые чиновники в ответ на жалобы населения обвиняют самих жалующихся в лени и нежелании зарабатывать. С точки зрения корпорации они ведут себя правильно – ставят на место нерадивых подчиненных, но с точки зрения политического менеджмента высокомерные высказывания чиновников только усиливают общественное недовольство. Вместо наведения порядка во все более хаотичной внутренней политике Кремль отгораживается от нее, строит для себя другой удобный и комфортный мир и может окончательно оторваться от реальности. 

следующего автора:
  • Андрей Перцев