Сегодня президент России Владимир Путин обратился с ежегодным посланием к Федеральному собранию. Это одно из главных политических событий года – редкая возможность оценить, насколько глава государства погружен в реальную повестку дня.

Нынешнее послание ждали не меньше предыдущего, предвыборного. Главный вопрос был в том, насколько президент и его администрация готовы исправлять ситуацию, когда представления власти и общества о приоритетах развития страны разошлись очень далеко друг от друга. И в этом отношении послание действительно оказалось удачной реакцией на проблему падения рейтингов российской власти.

Трудности с датой

О готовящемся обращении президента к Федеральному собранию стало известно достаточно неожиданно, меньше чем за две недели до назначенной даты. День для послания тоже выбрали необычный. Традиционно все крупные публичные мероприятия президента (прямая линия, большая пресс-конференция и так далее) проводятся по четвергам. Это позволяет эффективнее отработать тему в СМИ, удерживать инициативу вплоть до воскресных итоговых программ.

Но в этом году для послания выбрали менее привлекательную среду. Среди возможных объяснений популярна версия, что президент хотел побыстрее отреагировать на снижение рейтингов, а ближайшие четверги были заняты важными внешнеполитическими мероприятиями. Поэтому послание не стали совмещать с годовщиной присоединения Крыма или переносить на поздний март или даже апрель.

Проще говоря, нынешнее послание осталось для Путина мероприятием, эффективность которого можно и снизить ради других, более значимых мероприятий. А решение не совмещать послание с крымской годовщиной показывает, что в Кремле понимают, что российское общество устало от ура-патриотической риторики на фоне падения доходов.

Показательно, что дата президентского послания совпала по времени с визитом спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко в Юго-Восточную Азию. Из-за этого Матвиенко пришлось сократить программу и раньше вернуться в Москву. Эта история немало говорит об особенностях принятия политических решений – день послания выбрали так быстро и неожиданно, что не стали учитывать график даже спикера верхней палаты.

Деньги есть

Главный политический вывод из послания заключается в том, что президентской администрации удалось убедить президента в необходимости скорректировать риторику – иначе расхождение повесток власти и общества при падающих рейтингах может привести к потере политического контроля.

В прошлом году, когда президент и в своем послании, и в перевыборной кампании сделал акцент на геополитической повестке, это вызвало непонимание и раздражение в обществе. Отсутствие образа будущего, чрезмерная милитаризация и агрессивная риторика, помноженные затем на пенсионную реформу, обвалили рейтинги на 20%. Последовавшие проигрыши на региональных выборах подтвердили серьезность проблемы.

Президентской администрации нужно было вернуть Путина к внутрироссийской повестке, убедить его найти время для социальных и экономических вопросов. Судя по сегодняшнему посланию, им это удалось.

Скорее всего, поворотным тут стал проигрыш Андрея Тарасенко во втором туре губернаторских выборов в Приморье, который произошел буквально через несколько дней после того, как президент публично поддержал его кандидатуру. Это была не просто проблема политтехнологий или региональной специфики. Это был персональный проигрыш Путина, и президент не мог не прочувствовать, что что-то изменилось. Администрация президента взялась за формирование позитивной повестки, одним из результатов чего и стало сегодняшнее послание.

Это выступление – ответ Кремля на снижение рейтингов. Попытка смягчить снижение доходов населения самым простым способом – раздачей денег. Такое послание вряд ли вызовет раздражение и даже если не повысит рейтинг, то вполне может замедлить его снижение.

Однако оно не рисует образ будущего, не смягчает последствий пенсионной реформы, не затрагивает проблемы социальной справедливости. А в российском обществе растет запрос на более решительную антиолигархическую и антибюрократическую политику.

Послание также не восстановило традиционный для Путина образ сильного лидера, способного преодолевать сопротивление среды. Президент пытается превратиться из злого бухгалтера, объяснявшего необходимость пенсионной реформы, в доброго, готового поделиться деньгами с недовольным коллективом. Но он все равно не может скрыть от общества своей растущей зависимости от системы, от окружения. В глазах населения он все больше превращается в слабого лидера, который не решается принять важные кадровые решения или остановить зарвавшихся друзей.

В этом смысле послание становится поверхностным ответом на требования общества повысить уровень жизни. Объявленные меры – это не возвращение в социализм и не переход к новой социально-экономической модели. Это попытка залить бюджетными излишками социальное недовольство, что не может заменить комплексную адаптацию социальной политики к нуждам населения.

Политика – грязное дело

Нынешнее послание стало самым деполитизированным за последние годы. Если в прежних обращениях в избытке было хотя бы внешней политики, о которой Путин говорил страстно и подробно, то сейчас обошлось почти без политики, и внешней, и внутренней.

Внутренняя политика давно перестала быть желанной темой посланий, что в целом понятно: с точки зрения президента, все построено и отлично работает. Есть партия власти, есть системная, разделяющая «общие ценности» оппозиция, есть конкурентные выборы, на которых иногда побеждают даже оппоненты ставленников Кремля – тут разумнее ничего не ломать.

Что касается назревающей партийной или конституционной реформы, то вопросы транзита в Кремле, видимо, пока считают преждевременными. В итоге по внутренней политике Путину сказать было нечего, несмотря на неожиданные проигрыши в губернаторских кампаниях прошлого года.

Зато во внешней политике Путин сменил агрессивную тональность и бряцанье оружием на пацифистскую риторику, одновременно минимизировав объем внешнеполитического блока. Это реакция на всплеск общественного недовольства тем, что российская власть чрезмерно увлечена геополитикой, зациклена на Америке, Украине, Сирии, «загнивающей Европе». Народ требует Путина дома, и Путин, кажется, понял это, непривычно оправдываясь за необходимость прокомментировать выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

В послании нет пересмотра позиций, Путин повторил давно известные тезисы решений (отказ от переговоров по разоружению по собственной инициативе, отказ от размещения ракет в Европе, готовность разрабатывать адекватные ответные меры, хоть и вынужденно), но изменил тон на миролюбивый, отвечая на запрос общества, уставшего от военщины. Это важная новая особенность, которая теперь будет служить социально-политическим ограничителем для президента, склонного к жесткому разговору с Западом.

А как же Калви?

Если прошлогоднее послание резало слух тем, что почти полностью игнорировало социальную повестку, то нынешнее оторвалось от реальности в теме давления силовиков на бизнес.

Главной новостью накануне президентского выступления был арест Майкла Калви и других топ-менеджеров инвестиционной компании Baring Vostok из-за корпоративного конфликта в банке «Восточный». Улучшение инвестиционного климата, отказ от уголовного преследования по экономическим преступлениям, ограничение поводов для продления содержания под стражей, введение новых регламентов работы с обращениями от предпринимателей в силовых органах власти – все это выглядело издевательством на фоне дела Калви.

Чтобы не выглядеть оторванным от реальности, Путин мог или полностью убрать часть про бизнес из послания, или что-то сказать по делу Baring Vostok. Но он предпочел сделать вид, что ничего не происходит. Нельзя быть убедительным, предлагая спортивные тренажеры парализованному. Нельзя говорить об инвестиционном климате и защите предпринимателей и игнорировать аресты в крупнейшем иностранном инвестфонде, которые явно проводятся в интересах одной из сторон в корпоративном споре. Эта нестыковка стала самым уязвимым местом послания, которое при всей своей социальной направленности потеряло в уровне адекватности по вопросам отношения власти и бизнеса.

Спешка с оглашением послания, акцент на простых подходах и раздаче денег, отказ реагировать на громкий арест Калви – все это подтверждает, что речь идет о смене риторики, а не о смене курса. Власть сделала попытку сблизить повестку Путина и российского общества, но это тактический ход, слабо влияющий на реальное содержание проводимой политики. Единственным исключением может стать обещанная реформа нормативно-правовой базы надзорной деятельности государства, но этого вряд ли достаточно в сегодняшней ситуации. Деньги есть, обрадовал Путин. Смягчило ли это пилюлю для общества, станет ясно уже в ближайшие месяцы по новым показателям президентского рейтинга.

следующего автора:
  • Татьяна Становая