Среди всех держав, участвующих в урегулировании ядерной проблемы Северной Кореи, самую жесткую и бескомпромиссную позицию занимает Япония. Еще до начала нынешнего потепления между Трампом и Кимом японский премьер Синдзо Абэ в 2017 году заявлял в ООН: «Снова и снова все попытки решить эту проблему путем диалога заканчиваются ничем… Чтобы добиться результата, нужны не переговоры, а давление».

В начале 2018 года японское руководство, полагаясь на договоренности с США, было уверено, что Вашингтон не вступит в серьезный диалог с Пхеньяном, пока Северная Корея не согласится на всеобъемлющее, поддающееся проверке и необратимое ядерное разоружение. Поэтому для Токио стало настоящим шоком, что в марте 2018 года Дональд Трамп неожиданно объявил о намерении встретиться с Ким Чен Ыном. Это возмущение не прошло до сих пор, и даже после двух саммитов Трампа с Кимом Япония продолжает осуждать попытки решить корейскую ядерную проблему с помощью переговоров.

Эхо войны

Казалось бы, поддерживать столь жесткую линию в отношении Северной Кореи не в интересах Японии. Ведь если политика давления в конечном счете приведет не к разоружению, а к военному конфликту, Япония пострадает куда больше других (за исключением обеих Корей).

Но у непримиримой позиции Японии есть несколько причин. Во-первых, правительство Абэ не доверяет южнокорейскому президенту Мун Чжэ Ину, который начал переговоры с Северной Кореей, убедив Трампа встретиться с Ким Чен Ыном. В Токио считают, что Мун слишком симпатизирует как Пхеньяну, так и Пекину.

Также президент Мун не угодил Японии тем, что постоянно пытается привлечь международное внимание к событиям почти вековой давности – японской оккупации Корейского полуострова (1910–1945) и ее последствиям, включая такие неудобные вопросы, как принуждение местного населения к подневольному труду и сексуальному рабству.

В Токио настаивают, что все исторические разногласия были полностью улажены межгосударственными договорами, подписанными между Японией и Южной Кореей в 1965 и 2015 годах. Поэтому правительство Абэ считает, что администрация Муна нарушает международное право, и не собирается поддерживать ее внешнеполитические инициативы.

Вопрос о похищенных

Вторая причина заключается в том, что в отличие от других участников шестисторонних переговоров, Япония не считает вопрос ядерного разоружения приоритетным в своих отношениях с Северной Кореей. Гораздо больше в Токио обеспокоены судьбой японских граждан, похищенных северокорейскими агентами в 1970-х и 1980-х годах.

В 2002 году Пхеньян отпустил на родину пятерых похищенных и с тех пор настаивает, что проблема полностью решена. Однако Япония утверждает, что в Северной Корее остаются еще 12 японских граждан. В сентябре 2018 года Синдзо Абэ заявил, что готов встретиться с Ким Чен Ыном только в том случае, если это поможет их освобождению.

Может показаться странным, что правительство Японии уделяет судьбе похищенных граждан больше внимания, чем вопросам ядерного разоружения. Несомненно, для жертв похищений и их семей произошедшее – настоящая трагедия, но все-таки ядерная угроза со стороны КНДР может обернуться трагедией для всей Японии, сопоставимой по масштабам с атомными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки.

Тут дело в том, что вопрос о похищенных японцах очень важен для внутренней политики Японии и лично для ее премьер-министра. В свое время Абэ добился широкой популярности благодаря непримиримой позиции по вопросу о похищениях.

Когда в 2002 году премьер-министр Коидзуми (2001–2006) заключил сделку с Ким Чен Иром о временном возвращении в Японию пятерых похищенных, японская сторона пообещала, что вернет их обратно в КНДР. Именно Синдзо Абэ, бывший в то время заместителем главного секретаря кабинета министров, оспорил позицию правительства и начал кампанию, призывающую Коидзуми нарушить соглашение и позволить похищенным остаться на родине. В конце концов, правительство уступило давлению общественности, и популярность Абэ в глазах сограждан значительно выросла.

С тех пор Абэ не устает напоминать о своих заслугах в деле возвращения похищенных японских граждан и появляется на публике с неизменным синим значком на лацкане, символизирующим его приверженность полному решению этой проблемы. Создав себе такой политический образ, Абэ, по сути, вынужден ставить вопрос о похищенных на первое место в любых переговорах между Японией и Северной Кореей.

Уступки не помогут

Также администрация Абэ твердо убеждена, что уступки Северной Корее не принесут никаких позитивных результатов. Токио не устает напоминать о неизменной тактике Пхеньяна: наобещать всего международному сообществу в обмен на политические и экономические уступки, а затем забыть про обещанное и ничего не менять в своей внешней политике.

Тут Абэ приводит в пример рамочные договоренности 1994 года, когда Северная Корея пообещала остановить строительство атомного реактора и прекратить работы по получению плутония, а Вашингтон согласился предоставить Пхеньяну два легководных реактора, которые невозможно использовать для производства ядерного оружия.

Япония тогда сыграла ведущую роль в этом процессе как участница Организации по развитию северокорейской энергетики (КЕДО), созданной Токио, Вашингтоном и Сеулом для поставки обещанных реакторов, и предоставила финансирование в размере $400 млн. Неудивительно, что японцы сочли себя обманутыми, когда Пхеньян объявил о возобновлении ядерной программы.

Абэ указывает еще на один аналогичный пример – шестисторонние переговоры, начавшиеся в 2003 году. Тогда КНДР также пообещала отказаться от ядерного оружия и взамен получила необходимые ресурсы. Но, несмотря на продолжение переговоров, в феврале 2005 года Пхеньян объявил, что уже обладает ядерным оружием, а в октябре следующего года провел первое ядерное испытание.

Именно опыт предыдущих неудачных попыток договориться с Пхеньяном позволяет премьер-министру Японии утверждать, что «Северная Корея не собирается отказываться от развития своей ядерной и ракетной программы». Более того, полагает Абэ, «для Северной Кореи диалог – это просто удобный способ обмануть нас и выиграть время».

Поэтому администрация Абэ считает. что лучшая тактика в отношении Северной Кореи – это давить на Пхеньян. Например, в Японии всегда позитивно отзывались о решении Джорджа Буша-младшего включить КНДР в «ось зла», принятом в январе 2002 года. В Токио уверены, что последовавшая за этим международная изоляция КНДР была главной причиной, заставившей Пхеньян в октябре 2002 года освободить пятерых ранее похищенных японских граждан.

Сегодня, после провала переговоров в Ханое, японское правительство надеется, что Вашингтон снова вернется к политике давления на Пхеньян. По мнению Токио, только это может привести к положительным результатам.

При чем здесь Япония

Япония далеко не самый важный игрок на Корейском полуострове. Но для заключения долгосрочного мирного договора без ее участия не обойтись.

Во-первых, для того чтобы обстановка в Северо-Восточной Азии стабилизировалась, Пхеньян должен получить гарантии безопасности. В том числе и от Японии, потому что любая военная операция США против КНДР будет проводиться с помощью сил, базирующихся на японской территории. Кроме того, несмотря на свою «пацифистскую» конституцию, Япония и сама фактически обладает мощными военными силами, в состав которых вскоре войдут авианосцы и крылатые ракеты, способные поражать цели на территории Северной Кореи.

Во-вторых, для полноценной интеграции КНДР в региональное сообщество необходимо развитие северокорейской экономики. Для этого потребуются огромные инвестиции, значительную часть которых могла бы предоставить Япония, вторая по величине экономика Азии.

В принципе, инвестиции могли бы стать частью договора о нормализации отношений между Японией и КНДР, послужив компенсацией за ущерб, нанесенный Корейскому полуострову во времена японской оккупации. Подобный договор уже был подписан между Токио и Сеулом в 1965 году, но между Японией и Северной Кореей официальные отношения до сих пор не установлены.

Таким образом, Япония способна сыграть позитивную роль в преодолении кризиса на Корейском полуострове, но правительство Синдзо Абэ пока отказывается идти на уступки. Для таких стран, как Россия и Китай, полагающих, что диалог и смягчение санкций необходимы, жесткий подход Японии выглядит как препятствие на пути к миру.

Личная оттепель

В начале мая, после того как Ким только в этом году уже успел встретиться с Трампом, Си и Путиным, появилась некоторая надежда, что Япония тоже наконец готова смягчить свое отношение к Пхеньяну. В одном из интервью премьер Абэ заявил, что все-таки готов встретиться с Ким Чен Ыном без предварительных условий. Примерно тогда же более ранние заявления Абэ о необходимости «максимального давления на Северную Корею» удалили из новой версии «Синей книги по дипломатии» японского МИДа, опубликованной в апреле 2019 года.

Однако изменения эти скорее риторические, чем сущностные, и администрация Абэ все равно продолжит требовать односторонних уступок от Пхеньяна. В том же самом интервью Абэ подчеркнул, что «пока Северная Корея не откажется окончательно от ядерного оружия, Япония не будет отменять санкции и не ослабит давление» на Пхеньян.

К сожалению, японское правительство по-прежнему не осознает, что решение корейской ядерной проблемы потребует уступок от всех сторон, в том числе и от Японии. А изменения в риторике и разговоры о возможной встрече – это всего лишь очередная попытка лично премьера Абэ добиться прорыва в решении проблемы похищенных японцев до конца его премьерского срока в 2021 году.

Абэ надеется, что после провала в Ханое отношения Северной Кореи с США опять станут напряженными и Пхеньян начнет искать контакты с другими странами. С Россией это уже произошло – Ким посетил Владивосток в апреле. Поэтому теперь и Абэ рассчитывает, что новый рост американского давления на Северную Корею поможет Японии добиться прорыва в проблеме похищенных, как это произошло в 2002 году. Правда, новая японская тактика не вносит ничего нового в решение ядерной проблемы, а только дает лично Абэ дополнительную возможность добавить положительного символизма в свое политическое наследие.

В целом Япония остается самой бескомпромиссной из всех шести участников переговоров о денуклеаризации Северной Кореи. Если администрация Абэ действительно хочет внести свой вклад в укрепление безопасности региона, то ей стоит куда активнее участвовать в переговорах с Северной Кореей по всем вопросам и признать, что ожидать от Пхеньяна безоговорочной капитуляции по ядерному вопросу бессмысленно.

следующего автора:
  • Джеймс Браун