Владимир Зеленский вступил в должность президента Украины, и в стране сразу началась избирательная кампания в Верховную раду. Своим первым указом новый президент распустил старый состав украинского парламента и назначил досрочные выборы на 21 июля.

Такой шаг был предсказуем: Верховная рада, где большинство было сформировано под Петра Порошенко, вряд ли смогла бы сработаться с новым президентом. Парламентско-президентский строй Украины делает исход выборов в Раду не менее важным, чем президентских. А «новый популизм» победителя расшатывает сложившуюся при Порошенко партийную систему.

«Слуга народа»

Фаворит предстоящих выборов – это пока полувиртуальная партия Зеленского «Слуга народа». В марте 2019 года социологи фиксировали рейтинг новой партии на уровне 23–27%, а согласно майскому исследованию социологической группы «Рейтинг», за «Слугу народа» готовы проголосовать уже около 40% украинцев. И все это несмотря на то, что до сих пор неизвестна даже первая пятерка кандидатов этой партии. Такая поддержка обусловлена, с одной стороны, личной популярностью Зеленского, с другой – усталостью избирателей от старых политиков и их партий.

По идее, популистское движение, позиционирующее себя как борцов с истеблишментом, должно выдвинуть на первый план не политиков, а представителей гражданского общества. Такое случалось и раньше, но на деле активистам не давали выйти за пределы роли свадебных генералов – например, такая судьба постигла многих героев Майдана, которые растеряли харизму и реформаторский пыл в токсичных кулуарах Рады.

Зеленский рассчитывает дополнительно усилить представительство своей партии в парламенте, отменив выборы по мажоритарным округам. Тут его логика понятна: у новой партии может не хватить людей на местах плюс «Слуга народа» сможет избежать ненужных компромиссов с региональными кланами.

Ранее мажоритарщики, как правило, были активом партии власти. В 2012 году Партия регионов, проиграв выборы по партийным спискам, все равно смогла сформировать большинство с помощью лояльных одномандатников. Таким же образом самой крупной фракцией нынешнего созыва Рады стал Блок Петра Порошенко.

В качестве компенсации Зеленский готов понизить проходной барьер с 5% до 3%, что позволит зайти в парламент партиям второго эшелона.

Пока непонятно, успеет ли новый президент внести все необходимые изменения в законодательство, но вообще Украина славится своими стремительными избирательными реформами. Тогда после выборов по пропорционально-партийной системе у Зеленского окажется крупнейшая фракция в парламенте, и он сможет договариваться с потенциальными партнерами по коалиции с позиции силы.

Новый президент явно надеется на очередной раунд опрокидывающего голосования, где будет повержена партийная система последних пяти лет. Уже в инаугурационной речи Зеленского было видно его неприязненное отношение к текущему созыву Верховной рады.

Однако не перерастет ли эта неприязнь во враждебность к парламенту и разделению властей в целом? Разрушая систему сдержек и противовесов, основанную на «коррупционном консенсусе» олигархических групп, Зеленский рискует увлечься и прийти к узурпации власти.

Лагерь Порошенко

Поражение Петра Порошенко несколько деморализовало парламентское большинство, но массового перехода на сторону победителя не произошло. Депутаты старой закалки не уверены, что Зеленский пришел всерьез и надолго, надеются на реванш на следующих выборах, а потому не хотят связывать себя сомнительными обязательствами. Из всего депутатского корпуса открыто в поддержку Зеленского выступили всего два депутата, один из которых – Надежда Савченко.

К тому же сторонники Порошенко хоть и оказались в меньшинстве, но продемонстрировали редкое идеологическое единство и дисциплину. На фоне довольно аморфных, разнородных и жаждущих неясных перемен сторонников Зеленского избиратели Порошенко выглядят спаянной сектой, а многие из них, похоже, верят, что разочарованный избиратель Зеленского вскоре хлынет обратно.

Однако у такого возрождения Порошенко мало шансов стать реальностью. Сделав ставку на правоконсервативную идеологию, Порошенко получил верное меньшинство, но потерял контакт с большинством, оказавшимся равнодушным к архаике «армии – мовы – виры». По сути, узурпировав правую часть спектра, Порошенко уготовил своему блоку судьбу ВО «Свобода» – националистической партии, влияние которой ограничивается тремя западными областями и политизированной частью киевской интеллигенции. Правда, это поможет Порошенко хотя бы поглотить сторонников других национал-патриотических проектов: в новым созыве Рады, скорее всего, не будет Радикальной партии Ляшко, «Свободы» Тягнибока, на грани прохождения партия Гриценко «Гражданская позиция».

Предстоящий ребрендинг блока в партию «Европейская солидарность» («ЕС»), о котором писала «Украинская правда», мало поможет расширению его электоральной базы. Равно как и анонсируемое «очищение» рядов – оно будет заключаться в том, что дискредитировавшие себя старые соратники Порошенко в наказание пойдут кандидатами БПП в мажоритарных округах (если они будут), в то время как в партийный список включат «новые лица» и молодежь.

Социологи фиксируют снижение рейтинга БПП: если в марте за него были готовы голосовать 14–15% избирателей, то в мае – только 10%. В региональном разрезе БПП может претендовать на второе после «Слуги народа» место на западе страны и в столице, в центральных и северных областях ему предстоит борьба за второе место с Тимошенко, на юго-востоке партия экс-президента в абсолютных аутсайдерах.

Такие неблестящие перспективы могут привести к тому, что «птенцы гнезда Петрова» начнут пытать счастья в самостоятельном участии в выборах, создавая политические проекты без четкой идеологии и с популистской повесткой. Уже известно, что подобный ход предпримет киевский мэр Кличко, реанимирующий свою партию УДАР, ранее растворившуюся в БПП. О самостоятельной карьере подумывает и находившийся в тени президента премьер-министр Владимир Гройсман, который будет эксплуатировать образ крепкого хозяйственника.

Партнера Блока Петра Порошенко по уходящей правящей коалиции, Народный фронт, с которым связаны такие яркие фигуры постмайданной Украины, как экс-премьер Яценюк, секретарь СНБО Турчинов и спикер Рады Парубий, на выборах, вероятно, ждет провал. Рейтинг Народного фронта упал ниже 3%, и, по всей видимости, его ждет полное переформатирование или распад, поэтому именно фронтовики так упорно сопротивляются досрочным выборам.

Одним из возможных вариантов может быть объединение Яценюка и Гройсмана в «партию двух премьеров». Пока у такого проекта шансы на прохождение в новый парламент призрачны, так как он собирает в своем списке лидеров антирейтинга страны. Также с выбором пока не определился уходящий министр внутренних дел Арсен Аваков.

Тимошенко

Поражение в первом туре президентских выборов стало серьезным ударом и для Юлии Тимошенко. Парламентские выборы могли бы дать ей возможность для реванша, но пока социология указывает, что «Батькивщина» может рассчитывать в новом парламенте разве что на роль младшего партнера по коалиции со «слугами народа».

Такие переговоры, если случатся, обещают быть непростыми – Тимошенко явно нацелена на пост премьер-министра. Она тоже была сторонником досрочных выборов, так как в нынешнем созыве у нее слишком мало штыков, чтобы участвовать в переформатировании коалиции.

У Тимошенко проблемы с идеологическим позиционированием: Порошенко, на критике которого строилась ее агитация последних двух лет, сам ушел в оппозицию, Зеленский пока неуязвим, а собственных идей у нее осталось маловато. На президентских выборах штаб Тимошенко не смог предложить собственную оригинальную программу – доходило до того, что ее агитаторы рассказывали жителям сельской глубинки (основной группы поддержки «народного премьера») про блокчейн и инновационную экономику.

Впрочем, у Тимошенко в запасе остается идея парламентской республики, которая может быть востребована в новом созыве Верховной рады, когда разнородные политические силы могут тактически объединиться, чтобы ограничить власть  Зеленского. Тут могут пригодиться давние связи Тимошенко с Медведчуком и Коломойским. Пока социологи фиксируют рейтинг «Батькивщины» на уровне около 10% – не так много, но вдвое выше, чем на досрочных выборах 2014 года.

Бывшая Партия регионов

На президентских выборах раскол среди наследников Партии регионов привел к тому, что единый кандидат от условно пророссийских сил не смог всерьез конкурировать с фаворитами выборов. Хотя суммарное количество голосов, отданных за юго-восточных кандидатов Бойко и Вилкула, было лишь чуть меньше, чем число голосов за вышедшего во второй тур Порошенко.

В условиях парламентской кампании четвертое место Юрия Бойко трансформируется в иное качество: его «Оппозиционная платформа – За жизнь» стала официально признанной Москвой пророссийской силой, которая может рассчитывать на ее поддержку, выиграв борьбу за наследство Партии регионов. Ключевая заслуга в этом принадлежит Виктору Медведчуку, который пошел на размежевание с группой Рината Ахметова, слишком связанного бизнес-интересами с Порошенко. Именно Медведчук организовал визиты Бойко в Москву и принял на себя основной негатив кампании своими резкими заявлениями о федеративном переустройстве Украины.

У Оппозиционной платформы есть все шансы получить второе место на выборах в новый созыв парламента, а у самого Медведчука есть амбиции стать спикером Верховной рады. Тем более что внутренние настроения украинского общества указывают на возможность реванша бывших регионалов: 75% украинцев выступают за прямые переговоры с Москвой по Донбассу, при этом 55% – за участие в них представителей ЛНР и ДНР, а 39,9% готовы согласиться на особый статус Донбасса в составе Украины (то есть и на план Медведчука).

Однако на пути у проекта Бойко – Медведчука стоит препятствие в виде конкурирующих групп. В выборах в Раду также примет участие «Оппозиционный блок – Партия мира и развития» Вилкула, за которым стоит олигархический союз Ахметова и Новинского. Президентские выборы показали, что мобилизация избирателей в промышленных регионах, где градообразующие предприятия принадлежат спонсорам Оппоблока, по-прежнему работает.

Союзником Оппозиционного блока станет движение «Наши» Евгения Мураева, который претендует на роль «нового лица» в пророссийском лагере. Кроме того, на этих выборах можно ожидать появления мощного территориального блока на юго-востоке, связанного с влиятельными мэрами Харькова и Одессы – Кернесом и Трухановым.

Это политическое многообразие, сражающееся за одну и ту же часть украинских избирателей, может раздробить поддержку юго-восточных сил так же, как это происходит на Западе Украины, где конкурируют несколько национально-патриотических проектов со схожей проевропейской повесткой, но с разными амбициозными лидерами.

«Новые лица»

Успех Зеленского воодушевил всех желающих сыграть на поле «новых лиц» украинской политики. Первым в этом ряду стоит Святослав Вакарчук. Популярный украинский рок-музыкант, имеющий при этом имидж интеллектуала и патриота, всегда считался идеальной фигурой для «политика нового типа». Ожидалось, что именно Вакарчук удовлетворит запрос украинского общества на обновление элит, к нему благосклонно относились в Европе и США.

К всеобщему разочарованию, Вакарчук не решился бросить вызов Петру Порошенко на президентских выборах, и все лавры «нового лица» №1 достались шоумену Зеленскому. Теперь Вакарчук надеется нагнать упущенное, приняв участие в парламентских выборах с новой партией «Голос».

Однако вряд ли он может рассчитывать на хороший результат. Хотя Вакарчук имеет высокую личную популярность и может получить финансовую и медиаподдержку от покровительствующего ему олигарха Виктора Пинчука, он со своей проевропейской риторикой неизбежно оказывается на одном электоральном поле с Порошенко. Вместо того чтобы оттягивать голоса у «Слуги народа», Вакарчук станет еще одним конкурентом для БПП (хотя в БПП рассчитывают ровно на обратное).

Вакарчуку не хватило воли к борьбе и политической интуиции, чтобы вовремя вступить в схватку. Этим он продемонстрировал свою зависимость от дискурса Порошенко – не мешать «европейскому лидеру» на президентских, помогать на парламентских.

Также стоит вспомнить, что в отличие от Зеленского у Вакарчука уже был довольно бесславный политический опыт, когда в 2007 году он был избран в парламент от блока «Наша Украина», но вскоре досрочно сложил полномочия, ужаснувшись аморальности украинского парламентаризма.

Еще один претендент на звание «нового лица» – Игорь Смешко, получивший на президентских выборах сенсационное шестое место, хотя почти не вел агитацию. Смешко олицетворяет образ «честного силовика», конкурируя на этом поприще с Анатолием Гриценко. В 2003–2004 годах он был главой СБУ и, по официальной легенде, его позиция способствовала тому, что первый Майдан не был разогнан силой и прошел без кровопролитий. А в 2014 году Смешко жестко критиковал украинских силовиков за участие в попытках разгона второго Майдана.

Смешко поведет на выборы свою партию «Сила и честь» (существует с 2009 года), в президиум которой входят разнообразные отставные генералы армии и спецслужб. Это будет очередная попытка сформулировать образ украинского республиканства с опорой на силовиков и без связи с крупным бизнесом. У проекта Смешко пока минимальные шансы на попадание в парламент, но общая тенденция к росту доверия новым лицам играет в его пользу. К слову, по опросу группы «Рейтинг», Смешко сравнялся с Тимошенко в качестве наиболее популярного кандидата в новые премьер-министры.

Мода на «новые лица», несомненно, породит и другие проекты, эксплуатирующие популярный тренд, однако шансы, что они попадут в парламент, невелики. Больше одного Зеленского Украина вряд ли выдержит. 

следующего автора:
  • Константин Скоркин