Импичмент Трампа вышел на новый, публичный уровень – 31 октября Палата представителей американского Конгресса проголосовала за юридическое оформление процесса. Все демократы, кроме двух, – за; все республиканцы – против. Во время первого, непубличного этапа демократам уже удалось получить несколько громких признаний об «украинском деле» Трампа, и теперь впереди публичные слушания. Противники президента надеются, что открытость и прозрачность вытащат на всеобщее обозрение настолько неприятные факты о давлении Трампа на Украину, что это позволит им перетянуть на свою сторону хотя бы часть республиканцев и провести импичмент через обе палаты Конгресса.

Опросы с разоблачением

Принятая резолюция регламентируют дальнейший ход импичмента: определяет, какие возможности для защиты будут у Трампа и его команды, и уточняет технические детали – например, как конгрессмены будут опрашивать свидетелей и сколько времени на это будет отводиться. Также Конгресс теперь должен опубликовать содержание всех опросов, полученных во время первой, закрытой части импичмента.

Раскрывать им есть чего: в пояснительной записке глав четырех комитетов Палаты представителей говорится, что собранные доказательства уже свидетельствуют о том, что Трамп злоупотреблял властью и использовал свои президентские полномочия «для принуждения другого государства к вмешательству в выборы 2020 года». То есть требовал от президента Украины Зеленского начать дело против сына своего главного конкурента на выборах 2020 года – бывшего вице-президента Джозефа Байдена. В противном случае Украина могла лишиться пакета военной помощи на $250 млн.

Перед конгрессменами уже выступили более 15 человек: например, два бывших посла США на Украине, бывший спецпредставитель США по Украине и два члена Совета национальной безопасности. Одной из первых выступила экс-посол Мари Йованович, занимавшая эту должность с 2016 по 2019 год. Она, по сути, помогла демократам сформулировать всю фабулу дела.

Йованович заявила, что адвокат Трампа Рудольф Джулиани организовал против нее масштабную кампанию по очернению, которая закончилась ее отзывом в Вашингтон. Джулиани действовал через своих помощников, выходцев из СССР Льва Парнаса и Игоря Фрумана – суд в США обвиняет их в нарушении правил финансирования избирательных кампаний. По данным следствия, они «стремились продвигать не только личные финансовые, но и политические интересы, по крайней мере, одного украинского официального лица», в том числе пытались добиться увольнения Йованович.

По данным NBC News, этим «официальным лицом» был бывший украинский генпрокурор Юрий Луценко. То есть для увольнения посла Йованович якобы сговорились сразу несколько влиятельных украинцев и американцев: Джулиани (ему она мешала заставить украинцев добывать компромат на сына Байдена), Луценко (он хотел отомстить послу за критику и заручиться поддержкой Трампа) и Фруман с Парнасом (они действовали по поручению Луценко, а также хотели заключить коррупционную «сделку в газовой сфере», которой мешала Йованович).

Признания Йованович помогли демократам сформировать свою картину злодеяний Трампа, который, помимо официального дипломатического канала взаимодействия с Украиной, направил туда Джулиани и дал ему задание действовать в личных целях – добывать компромат на Байдена. А  Джулиани мало того что действовал параллельно дипломатам, но еще и активно им мешал – в частности, добиваясь увольнения посла.

Выстраивание параллельной личной внешней политики не единственное, в чем обвиняют Трампа демократы. Второе, более важное обвинение – quid pro quo, латинский юридический термин, заполонивший в последние недели все передовицы американских СМИ и означающий «услуга за услугу». 

С точки зрения противников Трампа, он попытался обменять государственное имущество – $250 млн военной помощи – на выгодный лично ему шаг украинского правительства – расследование против сына Байдена и попутно поставил под удар национальные интересы США. Доказательство наличия quid pro quo – желательно письменный приказ или распоряжение президента — дало бы демократам тот самый «дымящийся пистолет с места преступления», который помог бы обеспечить импичменту подавляющую общественную поддержку.

Самые громкие (и полезные с точки зрения доказательств quid pro quo) признания сделали два человека: и.о. посла США на Украине Уильям Тэйлор и подполковник Александр Виндман, отвечающий за Украину в Совете национальной безопасности США.

Тэйлор под присягой сказал, что ему, со слов коллег, известно о существовании директивы Трампа, которая предписывала заморозить поставку помощи Украине до тех пор, пока там не начнут расследование против сына Байдена. Кроме того, по словам Тэйлора, посол США в ЕС Гордон Сондланд лично и неоднократно говорил ему, что от начала этих расследований «зависит все».

«Посол Сондланд попытался объяснить мне, что президент Трамп – бизнесмен. А когда бизнесмен выписывает чек человеку, который ему что-то должен, то просит этого человека сначала вернуть обещанное», – пояснил дипломат. Он также сообщил, что приближенные Трампа пытались убедить украинских коллег начать расследование против Байдена.

Кроме того, Тэйлор как карьерный сотрудник Госдепа известен вниманием к деталям и привычке подробно записывать все происходящее, поэтому демократы надеются, что смогут многое узнать из его бумаг. 

Второй свидетель по quid pro quo – подполковник Александр Виндман, отвечающий за Украину в Совете национальной безопасности США. Он стал первым в Белом доме, кто пошел на сотрудничество с конгрессменами вопреки приказу Трампа.

Александр Виндман. Фото: GettyВиндман был одним из тех, кто слушал телефонный разговор между Трампом и Зеленским, жалоба на который стала поводом для импичмента. «Я понял, что если Украина начнет расследование против Байдена, то это будет воспринято как подыгрывание одной из партий в США. Это разрушит нынешнюю надпартийную поддержку для Украины и таким образом подорвет национальную безопасность США», – сказал подполковник и пояснил, что после звонка поделился своими соображениями с руководством.

Он тоже упомянул посла США в ЕС Сондланда – тот якобы неоднократно говорил ему о связи помощи Украине и расследованиях против Байдена. Рассказал Виндман и о встрече, которую проводили с украинскими чиновниками он, Сондланд, а также тогдашний советник по нацбезопасности Джон Болтон и бывшая советник президента по европейским и российским делам Фиона Хилл. 

По его словам, украинцы запросили личную встречу Трампа и Зеленского, и тогда Сондланд начал говорить о необходимости начать расследование против Байдена, после чего Болтон резко прервал встречу. И Болтон, и Хилл были, по словам подполковника, недовольны постоянным упоминанием этой темы и понимали, что она не отвечает интересам США, поэтому советовали коллегам держаться от нее подальше.

Связь военной помощи и расследования подтвердилась и другими документами – например, перепиской, которую конгрессменам передал бывший спецпредставитель США по Украине Курт Волкер.

Стена молчания

Тем временем сам Трамп и его администрация стараются игнорировать импичмент, называя действия демократов «конституционно недопустимыми» и нарушающими «надлежащие правовые процедуры». Это не просто слова – Белый дом инструктирует всех работников исполнительной власти (в том числе Госдепа) игнорировать повестки, выписываемые конгрессменами, не приходить на опросы и не делиться с ними информацией. Тотальная обструкция – ответ Трампа на попытки отрешить его от власти.

Республиканцы открыто заявляют, что импичмент противоречит интересам общества, а демократы извращают волю народа, потому что выбирают свидетелей для допросов голосами только демократического большинства в Палате представителей, а потом допрашивают их в закрытом для публики режиме. «Если за этими дверями они планируют отменить результаты американских президентских выборов, мы должны знать, что там происходит», – заявил конгрессмен Мэтт Гэтц от Флориды.

Именно Гэтц решил продемонстрировать недовольство сложившимся порядком наиболее показательным образом. 23 октября, когда в специальном помещении, предназначенном для закрытых мероприятий и изучения секретных документов, собрались участники очередного опроса, он вместе с тремя десятками коллег-республиканцев взял зал штурмом. Бунтующие законодатели ворвались в помещение, стали кричать, несколько часов не давали работать и даже заказали пиццу. Помимо прочего, Гэтц написал оттуда твит, хотя проносить электронные устройства в это помещение строжайше запрещено.

Республиканцы требовали, чтобы доступ к опросам имели не только все члены Палаты представителей, но и адвокат Трампа. Также они хотят, чтобы республиканцы тоже могли предлагать комитетам кандидатуры свидетелей.

Для противодействия республиканской атаке на импичмент и было принято постановление Палаты представителей. Теперь главным ответственным за процедуру назначен комитет по разведке и его глава Адам Шифф. Слушания теперь будут открытыми, а республиканцы с согласия Шиффа смогут тоже выбирать свидетелей. Представителям президента разрешено задавать свидетелям свои вопросы. Наконец, Шифф должен опубликовать те интервью, которые комитетам уже удалось собрать.

Демократы полагают, что теперь, когда процедура формально регламентирована, у Трампа не будет оснований для обструкции. Хотя  республиканцы считают само постановление признанием вины демократов. Логика такая: все действия, которые демократы проводили до принятия постановления, нелегитимны.

Республиканцы готовы возражать и по существу обвинений. Первый залп дал конгрессмен Марк Мидоус из Северной Каролины, считающийся главным союзником Трампа в Палате представителей. Он написал в твиттере: «Пока демократы продолжают сливать лживые темы, вот что показывают опросы свидетелей: не было обмена помощи на открытие политического расследования, помощь Украине продолжалась без всяких расследований, и для импичмента нет никаких оснований». С тех пор в его блоге появилось несколько похожих сообщений, эти аргументы подхватили и другие союзники президента.

У тактики республиканцев есть несколько проблем. Во-первых, далеко не во всех комитетах, на которые возложено проведение импичмента, заседает достаточно республиканцев, и поэтому они не имеют доступа к тому, что там происходит.

Во-вторых, по новому постановлению Палаты представителей начинающейся публичной частью импичмента займется комитет по разведке, а там нет видных медийных союзников Трампа. Их участие в публичных опросах, транслирующихся по телевидению, могло бы помочь республиканцам убедить общественность в своей правоте.

В-третьих, не все республиканцы так уж уверены в абсолютной невиновности Трампа. Сведения, которые просачиваются в СМИ с закрытых заседаний, увеличивают количество сомневающихся.

Судя по общенациональным опросам, американцы в целом поддерживают продолжение процедуры импичмента – почти половина высказывается за, и лишь 42% – против. Но картина меняется в регионах без четких политических предпочтений: там 49% поддерживают процедуру, 48% – нет. Кроме того, исследования фокус-групп, которые проводят демократы, показывают: избиратели хотят именно выяснить все факты, а не любым способом отстранить Трампа от власти, как наиболее радикальное крыло демократов.

Демократической партии предстоит нелегкая задача: доказать нарушения Трампа максимально настолько убедительно, что на их сторону склонится достаточное количество республиканцев, которые пока еще сплотились вокруг президента. В противном случае любая попытка отрешения от власти будет выглядеть партийным заговором и гарантированно провалится.

Шансов на успех у них не так много. Пока Трампа поддерживают 87% республиканцев, и эта цифра почти не меняется с самого его избрания. Демократы намерены разобраться с импичментом до конца года, так что времени на изобретение новых тактик у них мало: публичные слушания, скорее всего, начнутся уже в первой половине ноября.

следующего автора:
  • Алексей Наумов