В новом кабинете министров сразу бросаются в глаза две четко оформленные группы. Одна из них предсказуемо связана с новым премьером Михаилом Мишустиным – это правительственная верхушка, четыре вице-премьера: руководитель аппарата Дмитрий Григоренко, Алексей Оверчук, Виктория Абрамченко и Дмитрий Чернышенко. Первые трое работали с Мишустиным в разных ведомствах, последний учился вместе с ним в Станкине.

Во время первого премьерства Дмитрия Медведева в кабмине было примерно столько же его соратников, причем статус вице-премьера имел только один человек – Аркадий Дворкович. Люди Мишустина занимают четыре из восьми кресел зампредов, это косвенное доказательство, что новый глава правительства не техническая фигура без команды. Свои люди у Михаила Мишустина есть, и он в силах продвинуть их по карьерной лестнице на несколько ступенек вверх.

Вторая группа чуть более многочисленна: двое уже работали в прежнем составе правительства, трое были назначены 21 января. Все они выходцы из регионов, все работали или знакомы с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

В эту группу входят новоназначенные чиновники: зампред по строительству и бывший замглавы столицы Марат Хуснуллин, министр экономического развития, экс-губернатор Пермского края и бывший глава московского Департамента экономики Максим Решетников, новый руководитель Министерства науки, бывший ректор Тюменского госуниверситета Валерий Фальков. Министр строительства (в прошлом тюменский губернатор) Владимир Якушев и глава Минприроды Дмитрий Кобылкин (бывший глава Ямало-Ненецкого округа, формально часть Тюменской области) сохранили посты.

Московский мэр оказался обладателем самого крупного пула чиновников в правительстве. По численности связанные с ним люди превосходят группу Мишустина, а большее количество близких соратников в кабмине, пожалуй, имел только Владимир Путин.

Собянинская пятерка

Надо оговориться, что степень близости к Собянину у всех перечисленных чиновников разная. Хуснуллин скорее имеет опыт работы с мэром – он выходец из управленческой команды Татарстана. Вице-мэр наполнил строительный блок Москвы своими людьми и переориентировал его на работу с компаниями из родного региона.

Хотя Хуснуллин не изначально свой человек для Собянина (таких чиновников в мэрии Москвы сравнительно много), но почти за десять лет совместной работы он изучил управленческий стиль мэра, а сам глава столицы знает, как и что делает его зам.

Максим Решетников родился и работал в Перми в команде губернаторов края Юрия Трутнева и Олега Чиркунова, но в достаточно молодом возрасте стал работать с Собяниным сначала в федеральном правительстве, а потом и в мэрии.

Владимира Якушева уже можно называть давним соратником мэра – он был его замом в администрации Тюменской области, потом возглавил Тюмень, а после и весь регион.

Валерий Фальков тоже тюменский.

История Дмитрия Кобылкина выглядит более сложной. Бывший глава ЯНАО выходец из «Новатэка», но, по некоторым данным, его переводу наверх содействовал Сергей Собянин: после назначения Кобылкина министром округ возглавил Дмитрий Артюхов – сын соратника мэра Москвы, главы тюменского отделения «Единой России» Андрея Артюхова.

Успехи и скандалы

Несмотря на все различия, собянинскую пятерку объединяет несколько общих черт – все они работали или хорошо знакомы с мэром, у всех – имидж эффективных и достаточно жестких управленцев-технократов.

Насколько этот имидж соответствует реальности – вопрос спорный. Например, с фамилией Хуснуллина связан проект реновации, который до сих пор вызывает локальные протесты в Москве. Многие горожане не хотят переезжать в многоэтажки, которые прозвали «человейниками», критикуют качество их строительства.

Градостроительные скандалы, связанные со сносом архитектурных памятников, которые начались еще при бывшем мэре Юрии Лужкове, не прекратились.

Максима Решетникова называют одним из авторов идеи «ночи длинных ковшей» в Москве – в феврале 2016 года столичные власти массово снесли около сотни торговых павильонов. В Перми ларьки с приходом Решетникова тоже стали закрывать.

В родном регионе он стал укрупнять муниципалитеты, пытался проводить политику в духе московского урбанизма – начинания понравились далеко не всем местным жителям и политикам.

Последний скандал возник этим летом – к строительству Пермского оперного театра был привлечен скандально известный петербургский бизнесмен Владимир Кехман, а вскоре после этого пост худрука театра покинул всемирно известный дирижер Теодор Курентзис. В прощальном письме он написал, что «без полнейшего непонимания администрации края, отсутствия трепета и чуткости я никогда не нашел бы силы принять решение покинуть свой рай».

Министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев, министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин, министр транспорта РФ Евгений Дитрих, заместитель председателя правительства РФ Марат Хуснуллин (справа налево) перед заседанием правительства РФ. Фото: Екатерина Штукина/POOL/ТАССВладимир Якушев и Дмитрий Кобылкин всегда числились в губернаторах-передовиках, но надо учитывать, что они руководили богатыми регионами-донорами. Тюменский государственный университет, которым руководил Валерий Фальков, – не самый обычный российский вуз, он активно приглашает заметных ученых, старается быть современным и продвинутым.

Мишустинские и собянинские

Собянинскую группу в правительстве нельзя назвать цельной, это и тюменцы, и попутчики, появившиеся уже в Москве, и одиозные фигуры, и перспективные управленцы. При этом фигура общего покровителя, несомненно, объединяет чиновников.

Сразу оговоримся, что подобный пример в истории формирования правительства уже был – в первом правительстве Дмитрия Медведева работали четыре человека из команды экс-губернатора Красноярского края Александра Хлопонина (сам Хлопонин, вице-премьер Ольга Голодец, министр энергетики Александр Новак и глава Минкавказа Лев Кузнецов). Красноярский край считался передовым регионом, а Хлопонин – передовым губернатором, основателем особой кадровой школы.

Собянин тоже считается в Кремле эффективным мэром – вполне вероятно, что это, и только это стало причиной назначения членов собянинской команды в правительство.

Однако между Собяниным и Хлопониным есть важное различие. Бывший красноярский губернатор пришел в правительство сразу из региона, он никогда не входил в пул возможных преемников Владимира Путина и не был фигурой, близкой к первому лицу. После отставки в 2018 году Александр Хлопонин ушел фактически в никуда, при этом часть его людей сохранила посты.

Собянин всегда был в числе наиболее вероятных путинских преемников и занимал высокие федеральные должности – от главы президентской администрации до вице-премьера. В этом контексте назначение его людей в правительство в таком количестве не выглядит случайным кадровым заимствованием.

В кабинете министров теперь есть четко оформленная группа мишустинских и группа собянинских.

Из мэров в президенты

Мишустин – премьер, но зачем в федеральном правительстве столько людей мэра Москвы? Какова итоговая роль Собянина в этих перестановках?

Ответ напрашивается сам собой – Собянин становится одним из кандидатов на роль путинского преемника в Кремле. Он точно не распорядится полномочиями главы государства во вред действующему президенту. Мэр Москвы – первый путинский технократ, который никогда не подводил своего патрона, следовал за ним из Кремля в правительство, потом в мэрию Москвы.

В глазах Владимира Путина он вполне может быть техническим президентом, который в первую очередь ориентируется на его мнение, а уж потом имеет свое. Свою волю Путин вполне может диктовать из Госсовета, прописанного в поправках к Конституции. Кстати, мэр Москвы уже сейчас активно участвует в работе этого органа.

Стремительная отставка правительства и такое же быстрое назначение нового состава с расширенным пулом Собянина – свидетельство того, что страну могут ждать досрочные президентские выборы. К приходу преемника все готово – кабинет министров под него обновили, оформили привычную обстановку, зачем тянуть с размещением?

Конструкция выглядит достаточно беспроигрышной – московского мэра в регионах любят даже больше, чем в самой Москве. Тут и с лозунгом усердствовать не надо: «Вся Россия будет как Москва», многие в него поверят.

Возникает одна, но довольно серьезная сложность – как проводить выборы мэра столицы в случае отставки Собянина. Лето прошлого года показало, что голосовать за власть на выборах в Мосгордуму москвичи не хотят. К команде мэра тоже накопились вопросы – помимо упомянутой реновации, это постоянный ремонт свежеположенных асфальта и плитки, серьезные траты на городские развлечения на фоне оптимизируемых школ и больниц. Горожане требуют регистрации оппозиционных кандидатов на улицах, голосуют за кого угодно, лишь бы не за выдвиженцев мэрии.

Выборы главы города всегда были важнее и интереснее кампании в Мосгордуму, а значит, и возможный градус напряжения на них может быть куда выше.

следующего автора:
  • Андрей Перцев