Муниципальные выборы пройдут во Франции в марте 2020 года и станут предпоследним смотром политических сил (через год будут еще региональные выборы) перед президентской кампанией 2022 года. Вряд ли по их результатам можно будет строить прогнозы на два года вперед, но для Эммануэля Макрона и его партии «Республика на марше» любая встреча с избирателем превращается в тест на доверие, про которое уже известно, что оно невелико, но никто не знает, до какой степени.

Разумеется, все внимание приковано к Парижу. Ведь если где и есть надежная электоральная база Макрона, «президента богатых» (как его называет оппозиция), то именно в столице. Действующий мэр Анн Идальго, которая до этого была заместителем предыдущего мэра, социалиста Бертрана Деланое, в течение двух его сроков, не выглядит непобедимой. С ней не связаны никакие скандалы, но Идальго работает в мэрии с 2001 года, и многие в Париже согласны, что обновление весьма желательно.

После долгих внутрипартийных споров кандидатом от «Республики на марше» стал Бенжамен Гриво, один из преданных соратников Макрона. За месяц до выборов его позиции не внушали оптимизма. Последние предвыборные опросы отводили Гриво третье место с 15–16%, а лидировала Анн Идальго с 23–25%.

Но даже эти скромные шансы Гриво на победу были неожиданно уничтожены политэмигрантом из России Петром Павленским. Кандидату от партии Макрона пришлось сняться с выборов после того, как в интернет попало видео сексуального содержания с его участием. Разместил это видео Павленский, пояснивший, что он поражен лицемерием Гриво, который много говорит о защите семейных ценностей, но практикует другой образ жизни.

По словам российского художника, сам он сейчас живет в Париже, и моральный облик кандидата в мэры не может быть ему безразличен. Ничего другого, кроме как прибегнуть к разоблачениям, ему не оставалось. Правда, французские власти не оценили столь активной гражданской позиции Павленского, которому недавно предоставили политическое убежище, и теперь ему грозит тюремный срок – уже во Франции. 

Минута славы Гриво

Как показывают опросы, Гриво не был фаворитом на выборах мэра Парижа и, скорее всего, не прошел бы даже во второй тур. Так что бороться с ним самим по себе не имело большого смысла. Другое дело – Макрон, которого Гриво представлял. По сути, французские власти так и восприняли произошедшее – как удар по Макрону. 

Бенжамен Гриво мало кому известен за пределами Франции, но он играл важную роль в окружении Макрона. Он одним из первых присоединился к кампании молодого кандидата в президенты в 2016 году, постоянно участвовал в телевизионных дебатах, много работал в предвыборном штабе. Его предыдущая карьера была связана с умеренным крылом социалистов, но он никогда не был среди них заметной фигурой. Гриво решил поменять статус функционера второго ряда в традиционной партии, где велика конкуренция, на первый ряд в новом движении Макрона. Это был рискованный ход, но он себя оправдал.

После победы Макрона Гриво вошел в правительство и был два года пресс-секретарем в ранге министра. С ним связан один из самых ярких эпизодов во время демонстраций «желтых жилетов». Угнав на стройке погрузчик, протестующие взломали дверь министерства, где в этот момент находился Гриво. Ему пришлось спасаться через запасной выход. Уже тогда Гриво превратился для французских крайне левых в одну из самых ненавистных фигур в окружении Макрона.

Его выдвижение в мэры Парижа трудно назвать удачным решением. Выбор кандидата от «Республики на марше» происходило в худших традициях аппаратной борьбы, где в тайной схватке за поддержку Макрона Гриво одолел всех. При этом другой претендент, Седрик Виллани, отказался поддержать его выдвижение, провозгласил самостоятельную кампанию, за что был исключен из партии. Эта история хорошо показывает, насколько слабы партийные структуры Макрона, которым не хватает компетентных лидеров и ясного механизма принятия решений. При всех достоинствах функционера Гриво слаб в публичной политике, его выступления скучны и назидательны.

При всем желании Макрона подать свою партию как символ устремленности в будущее его выдвиженец Гриво если что и символизировал, то управленческую элиту и закулисные интриги. Он имел огромный отрицательный рейтинг и в глазах левых избирателей воплощал антинародную сущность политики Макрона.

Monsieur Pavlenski

Павленский смог обрушить политическую карьеру Гриво благодаря тому, что в 2017 году французские власти предоставили ему политическое убежище. Тогда это решение сопровождалось сочувственными кадрами и комментариями. Его акции в России, включая знаменитый поджог входной двери здания ФСБ на Лубянке, воспринимались как смелое противостояние режиму Путина.

Такое восприятие вполне естественно для черно-белого взгляда на вещи, в рамках которого Россией управляет авторитарный Путин, а всех, кто его критикует, по умолчанию записывают в носители демократических убеждений. 

Собственную политическую жизнь во Франции рассматривают с куда большим количеством нюансов. Сам Макрон, его центристская «Республика на марше», а также традиционно респектабельные социалисты и республиканцы считаются выразителями «республиканских ценностей». Стоящие от них справа и слева Ле Пен и Меланшон допускаются в политический процесс, но с оговорками и подозрениями, не притворяются ли они сторонниками демократического строя. Что касается радикальных левых группировок, которые охотно участвуют в погромах и беспорядках, то они просто нарушители закона, и диалог с ними не ведется.

Во Франции не особенно беспокоились, что политэмигранты из России, придерживающиеся радикально левых взглядов и привыкшие к правовому нигилизму, бесстрашные и изобретательные, забудут о Путине и примутся азартно разоблачать происки мирового капитализма. А их французские друзья, продолжатели традиций революционного Парижа, мятежные духом адвокаты и публицисты будут им рукоплескать.

Всего через несколько месяцев после прибытия во Францию Павленский организовал новую акцию, опять с огоньком. На площади Бастилии он поджег ограду филиала Банка Франции, что стилистически очень напоминало представление у дверей ФСБ. Павленский объяснял свои действия следующим образом: площадь Бастилии символизирует революцию и освобождение, в то время как Банк Франции отвечает за тиранию мировых финансов и метафорически воспроизводит новую Бастилию.

Очевидно, что сопоставление ФСБ с Банком Франции (который на самом деле не так уж много решает в мировых финансах) вряд ли можно считать удачным. Но для людей радикально левых взглядов, к которым принадлежит Павленский, между Путиным, Трампом и Макроном нет особой разницы, все они управляют глобальным капитализмом (или состоят у него на службе) и не заслуживают снисхождения. В этой оптике и ФСБ, и Банк Франции стоят друг друга. Те, кто радостно аплодировал Павленскому за протестные акции в Москве, не ожидали, что он продолжит их в Париже, выбрав мишенью Эммануэля Макрона – политика, который в эпоху брекзита и Трампа символизирует чуть ли не то лучшее, что может дать западная демократия. 

Арест и высылка

Между поджогом ограды Банка Франции и публикацией видео с участием Гриво есть существенная разница. Если первая акция может считаться художественной, то вторая является политической, и это меняет все. Эмигрант из России в статусе политического беженца снял с предвыборной дистанции претендента в мэры Парижа.

Репутация Гриво уничтожена, но адвокат политика напоминает, что его клиент не совершал ничего противозаконного, даже если запись настоящая, а распространение видео, наоборот, нарушает закон о неприкосновенности частной жизни.

Известно, что Павленский предлагал это видео сетевому изданию Mediapart, которое специализируется на расследованиях и известно скандальными разоблачениями. Но там ему отказали, посчитав, что частная жизнь Гриво не может быть предметом общественного интереса. СМИ всегда играли во Франции роль фильтра между самой информацией и ее потребителем, чтобы не оставить последнего один на один с мутным и бурным потоком. Mediapart, несмотря на свою репутацию, выступило как носитель журналистской этики, но распространитель видео легко обошелся собственными силами.

Павленский не скрывает, что это он несет ответственность за публикацию, так что предъявить претензии есть к кому. Правда, в реальности он вряд ли действовал в одиночку. Даже беглый взгляд на окружение Павленского в Париже заставляет в этом усомниться. 

Например, франко-испанский адвокат Хуан Бранко, в биографии которого есть работа юрконсультантом Wikileaks и лично Джулиана Ассанжа, близок к крайне левой «Непокорной Франции» Меланшона. Или один из бывших лидеров «желтых жилетов» Максим Николь, призывавший не останавливаться перед актами насилия. Или новая спутница Павленского, студентка Александра де Таддео, изучавшая русский язык и состоявшая в каких-то отношениях с Гриво. Все эти люди, принадлежащие к крайне левым политическим силам Франции, маргинальны с точки зрения их влияния в обществе, но вполне состоятельны как организаторы разного рода скандалов и беспорядков. Павленскому было с кем посоветоваться.

Правда, есть и другая версия, которую пока высказывают скорее намеками. Выступая в эти дни на конференции по безопасности в Мюнхене, Макрон сказал, что «Россия будет продолжать пытаться дестабилизировать западные демократии». Разумеется, он не ссылался прямо на скандал со своим соратником Гриво. Но французские власти намерены тщательно расследовать инцидент и установить, каким образом малоизвестный акционист из России столь расчетливо и успешно вмешался в избирательный процесс в Париже. Не было ли тут вмешательства иностранной державы.

В настоящий момент Павленский арестован, как и его спутница Александра де Таддео, которой Гриво якобы отсылал свои злополучные видео. Что было в голове у министра, который состоял в интимной переписке с малознакомой женщиной и посылал ей такие вещи? Только вера в то, что личное и политическое во Франции с ее демократическими традициями надежно разделены стеной общественного мнения и закона. Не считающийся ни с тем ни с другим российский акционист – идеальный разрушитель такой стены, как и всех прочих барьеров.

Решение продлить арест Павленского – в компетенции суда. Адвокат от имени Гриво подал заявление в полицию, за которым последует расследование. По французскому законодательству за нарушение неприкосновенности частной жизни Павленскому грозит тюремный срок до двух лет и штраф до 60 тысяч евро. Также весьма вероятно, что решение предоставить Павленскому убежище во Франции будет пересмотрено. Закон позволяет выдворять из страны иностранцев, нарушивших закон. Хотя попытка выдворить Павленского назад к Путину наверняка обернется такой кампанией левых, что потери будут больше приобретений.

следующего автора:
  • Сергей Михайлов