Эпидемия коронавируса добралась до одной из самых населенных и далеко не самой благополучной и дисциплинированной страны в мире – до Индии. 24 марта индийский премьер-министр Нарендра Моди объявил, что по всей стране на три недели вводится комендантский час. Правительство и местные власти обещают сделать все, чтобы сохранить жизнь «каждого индийца», несмотря на экономические последствия. Правительство Индии пошло на невероятный эксперимент – как обеспечить полную изоляцию 1,3 миллиарда человек?

В отличие от соседнего Китая или стран Запада индийское общество менее дисциплинированно. Вводить строгие ограничения (например, уголовное наказание за нарушение правил) в крупнейшей в мире демократии трудно – новости о слишком жестких мерах разойдутся по СМИ и могут обернуться против власти на ближайших выборах. Меры помягче (вроде административных) малоэффективны – их будет недостаточно, чтобы удержать многочисленных бедных дома без доходов. Наконец, проконтролировать выполнение любых указаний властей в Индии очень сложно, особенно на местном уровне.

Пробный комендантский час, который ввели 22 марта на 14 часов, показал – многим индийцам не хватает терпения долго оставаться дома. Поэтому, когда премьер Моди предложил всем вместе в пять часов вечера поаплодировать врачам, борющимся с Covid-19, многие индийцы тут же вывалили на улицы и образовали там торжествующие толпы.

С изоляцией на 21 день все будет еще сложнее. В Индии карантин неизбежно превратится в борьбу за выживание для многих граждан, занятых в сфере услуг, особенно в торговле. У большинства из них совсем нет накоплений – они полностью зависят от ежедневной прибыли.

Осознавая эту проблему, Министерство финансов Индии приняло пакет экономических мер, чтобы поддержать нуждающихся. Программа рассчитана на три месяца и обойдется в $22,5 млрд. Правительство планирует потратить часть этих денег на закупки продуктов, а остальное напрямую перевести людям с низким доходом, неполным семьям, работникам сельского хозяйства и строителям. Будет ли этой суммы достаточно, чтобы поддержать 300 миллионов бедных, и дойдет ли помощь до всех нуждающихся, – вопросы скорее риторические.

Смена повестки

Последствия распространения коронавируса проявят себя не сразу, а пока эпидемия скорее на руку правительству Моди. Она удачно отвлекла внимание от многих непопулярных решений, принятых накануне.

Например, в августе 2019 года Индия пошла на радикальные меры в спорном с Пакистаном штате Джамму и Кашмир. Индийские власти отменили его автономию, зафиксированную в Конституции, реорганизовали штат в союзные территории, зависящие от федерального центра, и разрешили жителям других регионов Индии покупать там земли.

Реорганизацию проводили жестко, установив повышенные меры безопасности: ввели дополнительные войска, арестовали местных оппозиционных политиков, закрыли школы, отключили интернет и мобильную связь. Среди непредвиденных последствий этих мер – повышенная готовность жителей Джамму и Кашмира к изоляции на время карантина. 

Эпидемия также затмила скандальные поправки к закону о гражданстве, которые индийские власти приняли в декабре 2019 года. Они дали право нелегальным мигрантам из Афганистана, Пакистана и Бангладеш претендовать на индийское гражданство при двух условиях: если они исповедуют индуизм, буддизм, христианство, сикхизм, джайнизм или зороастризм (по сути, если они не мусульмане) и въехали в страну до 2015 года.

Правительство обосновало законопроект тем, что хочет защитить эти религиозные группы, потому как именно они составляют меньшинство в соседних странах. Другой причиной объявили желание сохранить лингвистическую, культурную и общественную идентичность на северо-востоке Индии.

Оппозиция и часть общества вышли на улицы. Протесты затянулись на три месяца и встретили жесткий ответ со стороны полиции. Власти занялись зачистками в мусульманских университетах, не стеснялись применять силу против манифестантов. Пик пришелся на конец февраля, когда в Дели мусульмане столкнулись с вооруженными бойцами индусских националистических организаций. Столкновения закончились погромами в мусульманских кварталах, на что полиция отреагировала не сразу. В результате погибли около 50 человек, а раненые исчислялись сотнями.

Мировые СМИ осудили Моди и его партию Бхаратия Джаната парти (БДП) за действия индийских властей в Кашмире и межрелигиозные столкновения в Дели. Индийского премьера обвиняли в недемократических шагах, направленных против представителей религиозного меньшинства.

При этом оба шага правительства были включены в предвыборную программу БДП накануне всеобщих выборов в апреле-мае 2019 года. Партия тогда обещала улучшить управление территориями Кашмира и разобраться с нелегальной иммиграцией мусульман в пограничные регионы Индии. БДП традиционно опирается на индуистский электорат, поэтому националистические призывы с ее стороны неудивительны. Сюрпризом стала скорость реализации предвыборных обещаний.

Все эти события дестабилизировали индийскую экономику еще до коронавируса. Безработица выросла до 7–8%, доходы населения снизились, упало потребление. И индийские, и международные финансовые организации несколько раз понижали свои прогнозы роста экономики. До пандемии Бюро статистики Индии и Всемирный банк рассчитывали, что в 2020 году рост индийской экономики замедлится до 5%, МВФ – 4,8%.

После введения тотального карантина по всей Индии сложно представить, что станет с некогда лидером мирового экономического роста. Рейтинговое агентство Moody’s предположило, что экономика Индии в 2020 году вырастет лишь на 2,5%. Правда, каким бы ни было падение экономики, судя по заявлениям главы индийского правительства, все экономические проблемы в стране спишут на пандемию коронавируса.

Карантин: ожидания и реальность

Жесткие меры изоляции вступили в силу в канун религиозного индуистского праздника Наваратри, который отмечается с 25 марта по 3 апреля. Неясно, учитывали ли это власти, но им точно удалось предотвратить возможное распространение вируса во время многолюдных праздников. Потому что до карантина многие индуистские храмы, мечети и гурдвары не реагировали на рекомендации властей и продолжали работать. Правда, теперь их закрытие дополнительно ударило по бедным и бездомным, которые традиционно находили в храмах приют и питание.

В первые дни изоляции индийцам было сложно адаптироваться к правилам комендантского часа. Власти разрешают выходить из дома лишь по утрам, чтобы купить продукты первой необходимости. Интернет заполонили видео, на которых полицейские палками загоняют нарушителей карантина домой и в наказание заставляют провинившихся приседать или отжиматься. Под руку полицейских попадали даже медработники и журналисты, которым на период карантина предоставлено право на передвижение.

Физическая сила – это, конечно, произвол со стороны полиции, но она оказала определенный психологический эффект. Индийское общество (особенно его молодая часть) поначалу несерьезно отнеслось к карантину. Но после новостей в СМИ и постов в соцсетях столкновений полиции с гражданами стало меньше.

Согласно Уголовному кодексу Индии, за нарушение режима изоляции предусмотрены аресты сроком от 1 до 6 месяцев и/или штраф до 1000 рупий (примерно 1050 рублей). Несколько сотен человек уже были арестованы за выход на улицу, у некоторых конфисковали транспорт, есть уголовные дела за распространение фейков о коронавирусе в соцсетях.

Ввести в Индии полный карантин сложно в том числе из-за трудовых мигрантов, которые устремились домой из более богатых регионов страны, прежде всего из Дели и Мумбаи. Когда власти остановили транспортное сообщение между регионами, многие отправились в путь пешком. Их остановила полиция.

Чтобы развезти рабочих по родным штатам, власти запустили специальные автобусы, у которых образовывались огромные очереди из желающих уехать. Тысячи ожидающих на автовокзалах, плотно забитые как внутри, так и снаружи автобусы (люди сидели на крышах и в окнах) свели на нет понятие «социальное дистанцирование».

Местные жители встречали вернувшихся в родные края трудовых мигрантов не очень радушно. Опасаясь, что прибывшие могут быть переносчиками вируса, борцы с эпидемией в одном из городов штата Уттар-Прадеш опрыскали их раствором гипохлорита натрия, который используют для дезинфекции помещений.

Хаоса и насилия избежать не удалось. Ни общество, ни местные органы власти оказались неготовыми исполнять положения о национальном карантине.

Проблемы не исчезнут

По всей видимости, у индийских властей не было другого выбора, кроме как ввести жесткий карантин. Закрыв внешние границы, удалось избежать резкого увеличения числа заболевших, но динамика прироста инфицированных демонстрировала, что эпидемия прогрессирует и охватывает все новые части страны. Правда, первая неделя карантина показала, что достичь необходимой дистанции между людьми все равно не удалось и риски дальнейшего распространения инфекции по-прежнему велики.

Система здравоохранения Индии не готова к кризису такого масштаба. Как и многие другие страны, Индия уже столкнулась с дефицитом защитных средств: масок, перчаток, очков и защитных комбинезонов. По состоянию на 2 апреля в стране зарегистрировано 2032 случая заболевания, из них 54 – смертельных. Реальные цифры, скорее всего, выше, потому что на всю Индию пока проведено немногим больше 40 тысяч тестов на коронавирус.

Если эпидемия станет массовой, Индия неизбежно столкнется с нехваткой больничных мест. В государственных больницах Индии всего 715 тысяч коек, то есть 0,55 койко-места на 1000 жителей. Для сравнения: в Китае этот показатель составляет 4,2, в США – 2,9, в ЕС – 5,6, в России – 8,2.

К тому же больницы неравномерно распределены по индийским регионам, сильно варьируется и качество оказываемых медицинских услуг. В зоне наибольшего риска Бихар, Уттар-Прадеш, Мадхья-Прадеш, Джаркханд и некоторые другие густонаселенные регионы, где проживает значительная доля малообеспеченных людей.

В Индии зарегистрировано около миллиона врачей, но неясно, сколько из них готовы участвовать в борьбе с коронавирусом. Многие работают в сфере народной медицины – аюрведы или гомеопатии, где не используют научный подход. Очевидно, что, если случаи заражения начнут исчисляться сотнями тысяч, медицинские специалисты, особенно в некоторых индийских регионах, будут перегружены.

Другая проблема – нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). По некоторым подсчетам, в Индии в лучшем случае около 57 тысяч отделений интенсивной терапии, и далеко не каждое из них оборудовано ИВЛ. Правительство заявляло о планах закупить аппараты у Китая или Южной Кореи, а частные индийские компании запустили местное производство. Однако и в том и в другом случае пройдет немало времени, прежде чем аппараты попадут в больницы, да еще и в необходимых количествах.

Однако независимо от того, какими будут итоги общенационального карантина, в краткосрочной перспективе Моди и его соратники, скорее всего, выиграют от происходящего. Несмотря на жесткость ограничений, политические риски от них минимальные. БДП имеет в индийском парламенте комфортное большинство, а глава правительства Индии – самый популярный политик в стране.

Оппозиция в лице Индийского национального конгресса и других региональных партий слаба, как никогда. И даже многие оппозиционеры признают, что изоляция – нужный шаг. Да, они критикуют правящую партию по отдельным нюансам, но, скорее всего, после эпидемии эти споры забудутся, а в памяти большей части индийцев останется то, как уважаемый ими премьер старался спасти жизнь членов их семей.

Несмотря на радикальные меры прошлого года, индийское общество по-прежнему доверяет правящей партии и ее лидеру Моди. А эпидемия дает лидеру Индии дополнительную возможность сплотить нацию перед лицом внешней опасности. 

Правда, в долгосрочном периоде проблем у страны только прибавится. Даже выйдя победителем из борьбы с коронавирусом, индийскому правительству придется вновь столкнуться с никуда не исчезнувшими проблемами в области экономики, безопасности, миграции. Только спустя 21 день к ним добавятся еще и последствия общенациональной самоизоляции.

следующего автора:
  • Алексей Захаров