Двадцать пять лет назад президент Борис Ельцин подписал указ №1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне». Если прочитать обширный перечень внимательно, то вполне можно себе представить, как он писался. Кто-то из составителей списка взял министерства, которые имеют отношение к государственной тайне (включая Минсельхоз, например), дал указание что-нибудь внести, и каждое министерство и ведомство дали свой блок в перечень.

Этот удивительный список сейчас стоит особенно внимательно прочитать. Указ-то действующий. Например: 

П. 46. Сведения о степени обеспечения безопасности населения.

Всё, там действительно дальше точка и больше ничего нет. Ни сносок, ни разъяснений. То есть при желании и расписание электричек под это дело вполне можно подвести. 

П. 52. Сведения, раскрывающие производственные мощности, плановые или фактические данные о выпуске, поставках (в натуральном выражении) средств биологической, медицинской или ветеринарной защиты.

Тоже без разъяснений. Можно ли спрашивать специалистов, сколько тонн горчичников производится в РФ? Сведения о глистогонных таблетках для кошек и собак – секрет или нет? Судя по перечню – да. 

Во внешней политике секретно практически все.

П. 68. Сведения по вопросам внешней политики, внешней торговли, научно-технических связей, раскрывающие стратегию, тактику внешней политики РФ, преждевременное распространение которых может нанести ущерб безопасности государства.

П. 70. Сведения о переговорах между представителями РФ и представителями других государств о выработке единой принципиальной позиции в международных отношениях, если, по мнению участников переговоров, разглашение этих сведений может нанести ущерб безопасности РФ и других государств.

П. 71. Сведения о подготовке, заключении, ратификации, подготовке денонсации, содержании или выполнении договоров, конвенций, соглашений с иностранными государствами, преждевременное распространение которых может нанести ущерб безопасности государства. 

Исходя из этого перечня, работа, например, журналиста-международника представляется, мягко говоря, затруднительной. Но до последнего времени никто об этом не задумывался. И на то были причины.

Карьерный лайфхак

В 2012 году, сразу после массовых протестов 2011–2012 годов, в организации которых пропагандисты начали смутно (позже – отчетливее) различать «руку Запада», статья Уголовного кодекса «Государственная измена» (статья 275 УК РФ) претерпела существенные изменения.

«Законопроект болтался в Госдуме очень долго, с 2008 года, но в 2012-м был решительно принят, – говорит глава юридического департамента фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров. – Раньше обязательным признаком государственной измены были действия, враждебные РФ. А с 2012 года государственной изменой стала просто передача сведений, составляющих государственную тайну. И туда включили всех: и лиц, которые имеют допуск к гостайне, и лиц, которые случайно ее узнали, и даже сведения об источниках, составляющих гостайну, – все туда ушло».

Вскоре пошел рост преступлений по обновленной статье 275 УК. Адвокат Иван Павлов, который принимал участие в защите практически всех известных «государственных изменников», в том числе журналиста Григория Пасько, Светланы Давыдовой, а сейчас с коллегами защищает Ивана Сафронова, говорит, что до 2014 года выносили в среднем по три приговора в год по делам о госизмене. После украинского кризиса пошел резкий рост их числа. Уже в 2014-м таких приговоров было вынесено пятнадцать.

«Россия в кольце врагов, враги есть внешние и есть внутренние. Как раз для внутренних врагов есть статья 275 УК, "Госизмена". Отвечает за поиск этих внутренних врагов ФСБ, именно ФСБ должна отчитываться и получать звезды за выявленных врагов, что и происходит. Это вопрос карьеры и показухи. Вот смотрите, какие мы. У них есть самая легкая добыча в виде престарелых ученых, которые ездят с лекциями. Есть дело Виктора Кудрявцева, дело Валерия Митько – 78 лет человеку, заслуженный академик со всеми регалиями, куда вы его тащите? Зачем? Для карьеры. А вот настоящих шпионов я за все эти годы не видел. Но они наверняка есть. Да только их искать сложно, и зачем, когда можно найти по-легкому, придумать их». 

Размытая безопасность

Однако никто не потрудился сформулировать, что такое «безопасность РФ». Например, вы, имея российское гражданство, живете в США. Вы работаете и платите там налоги. В бюджет страны-лидера НАТО. Это ущерб безопасности РФ или нет? А это как посмотреть. 

Алексей Федяров предлагает еще более абсурдный взгляд на формулировку статьи 275: «Здесь надо рассмотреть деятельность "Газпрома" и "Роснефти", они больше всех денег получают от иностранных государств и поставляют туда наши стратегические ресурсы за деньги. Вместо того чтобы развивать их переработку внутри России».

Чтобы доказать наличие угрозы безопасности РФ, нужно дать оценку действиям. То есть провести две экспертизы. Первая – что некие сведения составляют государственную тайну. Вторая – что разглашение этих сведений представляет угрозу РФ.

Что в эти экспертизы запишет эксперт ФСБ, то и будет составом преступления.

Дела по госизмене стало очень легко возбуждать. И под ударом оказались как ученые, так и журналисты, прежде всего журналисты-расследователи.

Как пример: некий полицейский сообщает журналисту, что он сам или его сослуживцы подбросили наркотики гражданину N в рамках дела оперативного учета. А что такое дело оперативного учета? Согласно перечню сведений, составляющих гостайну (указ 1203), это как раз она. 

То есть журналист, публикующий расследование, например дела Ивана Голунова, рискует выдать гостайну. Впрочем, вряд ли он окажется изменником Родине, для этого есть более легкая статья 283 УК «Разглашение государственной тайны». Там сроки поменьше, чем за госизмену, теоретически можно сказать спасибо.

Дело Сафронова

У журналиста Ивана Сафронова в деле уже есть две экспертизы и обвинение по статье 275 УК, а не по 283-й. Это не разглашение гостайны, а именно государственная измена. 

Говорит Иван Павлов, адвокат: «Я могу сейчас рассказывать все, что знаю. С меня взяли подписку только о неразглашении государственной тайны. Но эту государственную тайну мне так и не показали.

Ивана Сафронова обвиняют в том, что в 2012 году он был якобы завербован чешскими спецслужбами. Которые подконтрольны американским спецслужбам. В 2017 году он якобы получил задание от этих спецслужб и передал им что-то. Действовал из корыстных побуждений, но когда, от кого и сколько денег получил – ничего не раскрывается. 

Чем отличается этот кейс от других подобных? Тем, что в других кейсах сотрудники ФСБ прикладывают материалы, какие-то документы, чтобы проиллюстрировать обвинение. Например, в деле радиоинженера Геннадия Кравцова есть письмо, которое Кравцов послал в Швецию, когда искал работу, и заключения экспертов о том, что в этом письме и содержится государственная тайна. 

В деле Ивана Сафронова ничего не приложено вообще. Документы представлены в виде постановления о возбуждении уголовного дела с фабулой обвинения, протокол его задержания, протокол его допроса, в котором он отказался от дачи показаний без адвоката. Еще ордер от защитника по назначению и копия паспорта самого Ивана. Такого никогда не было.

Мы не знаем, что в семи томах, о которых говорил следователь в суде по аресту Ивана. Они скрывают их содержимое по одной простой причине: чтобы мы не установили связь инкриминируемых действий с его профессиональной деятельностью. А эта связь, безусловно, есть. Может, мы не увидим содержимого этих томов никогда». 

Но какую информацию, представляющую угрозу для безопасности РФ, мог знать журналист Иван Сафронов? Иван работал журналистом всю свою профессиональную жизнь, а советником главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина стал за месяц до ареста.

Рассуждает юрист, бывший прокурор, Алексей Федяров: «Если Рогозин берет на работу человека своим советником, этот человек должен пройти жесточайшие проверки, иначе ты внедряешь себе агента НАТО. Какие проверки проводились? Сафронов обошел полиграфистов ФСБ? Или он не проходил такие проверки? Тогда почему?

Установите правила игры, про что можно писать, про что нельзя. Что такого Сафронов передал, работая журналистом? Про поставки истребителей Су-35 Египту? Получается, что человек вошел в контакт с иностранной разведкой и передал туда гранки статьи, которую на следующий день опубликовал в "Коммерсанте"? С таким подходом Лефортово на всех не хватит».

Эволюция измены

В новейшее время первым журналистом, получившим срок за государственную измену, стал Григорий Пасько. В 2001 году он получил четыре года, причем не с первой попытки. Защищал его все тот же Иван Павлов.

«Тогда все было по-другому, и суды были другие. Да, мы боролись, но Пасько все равно осудили в 2001 году, и тогда уже все понимали, что другого решения принять было нельзя: в Кремль пришел новый человек, и всем ясно, откуда он пришел. Но все равно Пасько дали в три раза ниже низшего срока по статье за госизмену, шутка ли. А в 2003 году я приехал к нему в Уссурийск, он подал ходатайство об УДО, и оно было рассмотрено в кратчайшие сроки.

Хотя рекорд шарахания со сроками у нас был побит в деле Севастиди – продавщице из Сочи дали семь лет за госизмену за SMS, в котором она сообщила, что видела военный эшелон. После того как она была уже помилована и вышла на свободу, Верховный суд снизил ей наказание до трех лет лишения свободы. 

То есть государственная измена как таковая нивелирована – за нее можно и так дать, и эдак, и максимум, и минимум, а скоро, может, будут условно давать. Или штраф. Что это за государство, где столько изменников? Может, с государством что-то не то?» 

Несмотря на очевидную абсурдность большинства обвинений в госизмене, солидарной общественной поддержки обвиняемым еще не было. И это притом, что у обвиняемых нет возможности нормально, открыто защищаться. Потому что все засекречено, часто защитники не могут ознакомиться с материалами дела, они должны давать подписку о неразглашении материалов дела, не говоря уже о том, что все эти процессы – закрытые.

Другие версии

По одной из версий, дело Ивана Сафронова выросло как раз из того, что происходит с нашей разведкой на Западе. Вполне возможно, что его арест связан с высылкой двух российских дипломатов из Чехии в начале июня. Российские власти были поставлены перед необходимостью симметричного ответа. Но где взять в России двух чешских шпионов? Можно было бы, конечно, выслать двух чешских дипломатов, но это не то. Тем более что некрасиво подставились в Чехии не дипломаты, а их коллеги.

Есть и версия о конкуренции или даже войне спецслужб. В ее пользу говорят последовавшие события: арест хабаровского губернатора, массовые обыски и задержания в «Открытой России», претензии к Петру Верзилову и бесконечные изматывающие всех обыски. 

То, что на первый взгляд кажется хаотичным хватанием всех подряд, может быть конкуренцией ведомств, острым конфликтом прокуратуры, Следственного комитета и крыльев ФСБ. Передел сфер влияния после ликвидации угрозы трансфера власти. 

Эта ликвидация угрозы трансфера имеет еще одно важное следствие – она укрепляет значимость высочайшего мнения и нивелирует значимость общественного. Судя по происходящему, на него теперь будут оглядываться в последнюю очередь.

следующего автора:
  • Ольга Романова