Если открыть сейчас главную северокорейскую газету «Нодон синмун» на отделе международных новостей, то там вас будет ждать немало интересного. В первую очередь то, какого рода мировые новости считаются в современной Северной Корее заслуживающими того, чтобы попасть в этот раздел. 

Перемены, о которых пойдет речь, начались сравнительно недавно. Еще год назад международный отдел «Нодон синмун» по своему содержанию не слишком отличался от того, чем он был на протяжении десятилетий. Но в последние несколько месяцев принципы освещения событий во внешнем мире заметно изменились, отражая новые тенденции во внешней политике Северной Кореи. 

Мир на страничку

В обычном номере главной северокорейской газеты – шесть страниц, или, как выражаются газетчики, полос. Десятилетиями в каждом номере «Нодон синмун» новостям из Южной Кореи посвящалась одна или иногда половина полосы. Кроме того, еще одна полоса отводилась международным новостям.

Раздел южнокорейских новостей исчез из «Нодон синмун» около 2010 года. К тому времени в руководстве Северной Кореи решили, что не стоит рассказывать населению о том, что Южная Корея прозябает в страшной нищете, и вообще лучше привлекать как можно меньше внимания к вызывающе успешному южному соседу. Учитывая, что примерно к 2000 году значительная часть населения Северной Кореи стала догадываться, что Южная Корея отнюдь не бедствует, этот новый подход был вполне оправдан политически.

В результате южнокорейская тема в последние 10–15 лет не то чтобы полностью исчезла со страниц «Нодон синмун», но оказалась оттесненной на второй план. Вместо целого южнокорейского раздела на половину полосы, а то и на целую полосу в «Нодон синмун» стали просто время от времени публиковать статьи и заметки на южнокорейские темы, причем объем этих материалов за последние лет двадцать уменьшился в несколько раз.

Однако международный отдел до недавнего времени продолжал работать в соответствии с установившимся с давних времен порядком. В целом он напоминал международный отдел газеты «Правда», с которой и был в 1940-е годы скопирован. Значительную часть появлявшихся там сообщений составляли рассказы о страданиях трудящихся в странах капитализма, о борьбе прогрессивных сил с империализмом и его лакеями.

Содержание материалов раздела не сводилось к повторению лозунгов – там регулярно появлялись, например, развернутые обзорно-аналитические статьи, где давался неплохой анализ тенденций современного мира. Правда, серьезному анализу подлежали только те тенденции и проблемы, которые напрямую не касались северокорейских интересов и по которым в силу этого не существовало прямых официальных установок. Появлялись там время от времени и путевые очерки о жизни дружественных стран – тоже местами довольно интересные.

Однако в последние месяцы изменился и международный отдел. Во-первых, он стал заметно меньше – с 2018 года в большинстве номеров газеты этот раздел занимает не целую, а от половины до двух третей последней полосы. Во-вторых, раза в два сократился средний размер материалов – почти все сообщения из-за рубежа теперь представляют собой краткие заметки. Но еще более серьезные изменения произошли в редакционной политике. 

Вирус, потопы и любовь

В своем нынешнем варианте международный раздел «Нодон синмун» посвящен, по большому счету, всего двум темам. Во-первых, разнообразным стихийным бедствиям и, реже, техногенным катастрофам в самых разных, даже весьма отдаленных странах мира. Причем стихийные бедствия часто напрямую связывают с проблемой глобального потепления, о которой в «Нодон синмун» пишут очень много (Грета была бы довольна).

Во-вторых, в «Нодон синмун» много пишут о пандемии коронавируса – этой теме отдается примерно половина всего скромного объема международного раздела.

Темы бедствий, аварий и пандемии, вместе взятые, занимают примерно 70–80% объема, который редакция считает нужным отвести на информацию из-за рубежа.

Вдобавок почти в каждом номере газеты есть одна или несколько фотографий, которые в последние недели посвящены единственной теме – стихийные бедствия за границей. Например, 16 июля иллюстрации показывали разрушенные наводнением дома в Японии, 15 июля – затопленные улицы китайских городов, 13 и 14 июля – разрушенные наводнением японские мосты и дороги. Перечень можно продолжать до бесконечности.

Впрочем, весной обязательной темой этих фотографий была пандемия коронавируса – в те месяцы на страницах газеты присутствовали не только автобусы, опрокинутые в реку бурным потоком, и снесенные мосты, но и сурового вида личности в костюмах биологической защиты.

Набор тем, о которых дозволено писать в оставшихся 20–30% объема раздела, тоже не слишком обширен. Раз в несколько дней в «Нодон синмун» появляются сообщения, как правительство одной из более-менее дружественных стран осудило политику США. Но прямой критики Америки там сейчас нет – в Пхеньяне все еще надеются договориться с Трампом.

Присутствуют и короткие сообщения о разгуле преступности, причем в случае США и Японии речь идет просто о разгуле преступности как таковом, а в случае других стран – об отчаянной борьбе полиции с преступниками.

Наконец, время от времени появляются заметки о любви и уважении, которые испытывают к Ким Чен Ыну и его предшественникам прогрессивные силы мира, и в первую очередь этнические корейцы разных стран. 

Однако все эти темы оттеснены на второй и даже третий план главными (с точки зрения редакторов издания и их кураторов) темами международной жизни – пандемия, стихийные бедствия и техногенные катастрофы.

Аварии в Замбии и смех китайцев

Для примера можно перечислить, о чем писали в международных разделах «Нодон синмун» с 10 по 16 июля 2020 года: эпидемия коронавируса – 21 заметка (33,9%); стихийные бедствия – 16 заметок (25,8%); преступность и борьба с ней – 8 заметок (12,9%); выступления в поддержку Северной Кореи – 6 заметок (9,7%); ДТП и техногенные катастрофы – 4 заметки (6,5%); критика политики США – 4 заметки (6,5%); успехи Китая и других дружественных стран – 3 заметки (4,8%). В номерах с 10 по 16 июля не было вообще ни одной заметки, которая не попадала бы в одну из этих категорий.

А вот более подробный разбор международных новостей в номере от 15 июля. Там было три сообщения об эпидемии коронавируса и семь других – из-за рубежа. Все сообщения короткие, в переводе на русский – несколько сотен знаков:

  • Си Цзиньпин лично уделяет большое внимание борьбе с последствиями катастрофических наводнений в Китае;
  • спецслужбы Индонезии ведут операции по борьбе с терроризмом;
  • в Китае, Никарагуа и Папуа Новой Гвинее произошли землетрясения;
  • в Нигерии столкнулись автобус и грузовик, погибло 10 человек. В той же заметке говорится, что с 4 по 7 июля в Замбии в автомобильных авариях погибло 18 человек (почему именно в Замбии, понять сложно);
  • представитель китайского МИДа высмеял «беспочвенные мечтания» США, которые надеются разрушить единство Коммунистической партии Китая и китайского народа;
  • Катастрофические наводнения в Китае распространяются на новые районы. Полмиллиона человек эвакуировано, десятки погибли, материальный ущерб огромен (фотографии прилагаются);
  • полиция Нигерии продолжает борьбу против исламских террористов в штате Сокото. Приходится применять авиацию, чтобы остановить хаос и террор.

Что касается трех сообщений об эпидемии коронавируса, то одно из них посвящено катастрофической ситуации в США, в другом содержится сводка по миру в целом, в третьем речь идет о мерах ВОЗ по борьбе с вирусом.

Снова на изоляцию

Картина мира, которая возникает после ознакомления с этими сообщениями, очевидна: везде – полная катастрофа, практически апокалипсис. В Замбии люди десятками гибнут на дорогах, в Китае начался форменный потоп, а в Папуа Новой Гвинее – землетрясения. Полиция сражается с террористами в джунглях Нигерии, равно как и в джунглях Индонезии. И везде, абсолютно везде свирепствует коронавирус.

Чем вызван такой поворот в редакционной политике «Нодон синмун»? Понятно, что решение принималось не на редакционной планерке. Речь идет о серьезной перестройке принципов работы с новостями.

Фактически в последние полгода редакция «Нодон синмун» решительно отказалась от тех принципов подбора и подачи новостей, которых придерживались несколько поколений работавших там журналистов-пропагандистов. Учитывая, что речь идет даже не столько о «голосе партии», сколько о «голосе власти», подобные решения неизбежно принимаются на самом высоком уровне.

Скорее всего, описание внешнего мира в таком апокалиптическом виде отражает стремление руководства КНДР опять замкнуться в рамках своей страны. Молодой и полный романтических воспоминаний о своей юности, проведенной в Швейцарии, в начале своего правления Ким Чен Ын попытался привлечь иностранные инвестиции и даже допустить в страну какие-то контролируемые элементы зарубежной культуры. Но эта попытка окончилась неудачей, и теперь идет возвращение к старой линии.

Теперь у читающей публики хотят всеми силами создать впечатление, что весь внешний мир представляет собой форменный ад. Такое представление пригодится и для оправдания собственных проблем. Как, например, можно жаловаться на проблемы с продовольствием, если в мире царит экологический хаос, вызванный глобальным потеплением?

Также заграничные катастрофы и беспорядки должны оттенять порядок и предсказуемость северокорейской жизни – в конце концов, в Северной Корее полиция не гоняется за бандитами на самолетах, как в нигерийском штате Сокото.

Тут возникает вопрос, почему поворот к новой политике отбора новостей произошел так быстро и почему это случилось именно сейчас? Склонность представлять свою страну островом света в океане тьмы была характерна для Северной Кореи и в былые времена, но с начала года это приобрело просто карикатурный характер.

Наиболее вероятным представляется, что толчком к смене приоритетов послужило решение руководства КНДР готовиться к продолжительному сидению в международной осаде, к жизни в условиях внешнего давления и изоляции. Об этих перспективах – вполне реальных – прямо и честно говорил сам Ким Чен Ын в декабре прошлого года на пленуме ЦК. Если речь идет о продолжительной осаде, то осажденным действительно лучше не задумываться о том, что происходит вне городских стен.

следующего автора:
  • Андрей Ланьков