Назначение бывшего депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Дегтярева врио губернатора Хабаровского края пока не успокоило протесты на Дальнем Востоке, а подогрело их. В самом Хабаровске на ставшие уже традиционными субботние шествия и митинг вышло еще больше народу, во Владивостоке шествие в поддержку Хабаровска тоже становится теперь регулярным. 

Делегирование в критически настроенный к федеральному центру регион Михаила Дегтярева –  первого в истории Хабаровска губернатора-варяга, сразу в глазах многих выглядело просчетом Владимира Путина и его администрации. В 2018 году жители края голосовали за кандидата от ЛДПР Фургала в противовес действующему главе Вячеславу Шпорту, который, как говорили тогда мне большинство собеседников в крае и среди представителей влиятельных групп, и среди обычных граждан, «отдал все Москве». 

Ставленник центра предсказуемо вызвал отторжение у хабаровчан, но сам центр предпочитает этого не замечать. В повестке контролируемых властью СМИ много Дегтярева: жительница края рассказывает, как он помог спасти ей дочь; сам врио из экономии отказывается от поездки на роскошном автомобиле, впрочем, в пользу не менее роскошного; Дегтяреву обещает помогать премьер Михаил Мишустин. Зато про протесты информации мало, в сюжетах на ТВ делается упор на то, что жителей города баламутят заезжие блогеры. 

Хабаровск требует от Кремля игры по новым правилам, а федеральная вертикаль власти всеми своими действиями показывает, что отступать от привычных правил не намерена. Президент все так же хочет быть конечной инстанцией, чье решение покорно признают и принимают все жители страны, независимо от конкретных обстоятельств. В результате антифедеральный протест неизбежно приобретает черты антипутинского. 

Наместник в квадрате

Назначение депутата Госдумы от ЛДПР Михаила Дегтярева подано как шаг навстречу хабаровским протестующим, которые требуют возвращения Сергея Фургала. Прежнего губернатора мы, конечно, не вернем, местного тоже ставить не будем, но раз вы голосовали за ЛДПР, то вот вам представитель этой партии.

Протестующие восприняли этот шаг как очередное наступление на местный патриотизм со стороны Москвы. Нужно понимать, что хабаровская ЛДПР сейчас – это партия Фургала, а не Жириновского. По сути, она очень напоминает политические движения 90-х или начала нулевых в поддержку губернаторов либо, наоборот, их наиболее сильных противников в регионах. Неслучайно ряды партии после назначения Дегтярева покинули депутаты, которые вступали в ЛДПР как партию губернатора. Если в местной ЛДПР нет Фургала, то эта партия хабаровчанам не нужна. 

Существуют разные версии, кто принимал решение о назначении конкретно Дегтярева – лично Владимир Путин, либо рекомендацию элдэпээровцу выдал внутриполитический блок АП. Скорее всего, без последнего все-таки не обошлось – Михаил Дегтярев учился в губернаторской школе РАНХиГС и взаимодействовал с кремлевскими чиновниками с тех времен, когда курировал в своей партии избирательные кампании. Но независимо от того, кто принимал решение, ответственным за него стал сам Путин. Он публично предложил Михаилу Дегтяреву пост врио: «У меня для вас есть работа». Новый руководитель края заступил на вахту как наместник президента.

И сразу же повел себя соответствующим образом. Он долгое время не выходил к людям, иронично высказывался о протестующих. Потом все-таки вышел, правда, поздно вечером, когда на площади остались несколько десятков человек. Свой отказ от посещения массового митинга Дегтярев объяснил тем, что ему нужно готовить доклад президенту. «Москва вас услышала», – говорит жителям края новый врио губернатора.

Дегтярев пытается играть роль эффективного лоббиста: с ним, в отличие от прежнего главы региона, разговаривает и обещает больше миллиарда рублей премьер Михаил Мишустин. Вскоре после назначения в край приезжает министр энергетики Александр Новак. «Федерация дает много денег краю!» – убеждает Дегтярев жителей Ванино.

Странным для протестного региона выглядит стиль общения Михаила Дегтярева. В одном из стримов он пытается обратить имидж «банщика Жириновского» себе на пользу и говорит, что будет решать в бане вопросы с серьезными начальниками. Мишустин даст миллиард, Собянин пришлет врачей, по личному приглашению Дегтярева в город приедет певец Сергей Шнуров. 

Врио губернаторов часто примеряют роль умелого лоббиста, который вхож в высокие кабинеты и будет приводить в регион московские деньги. Где-то эта схема действительно успешно работает, но в Хабаровске пока что дает сбой. У дальневосточников есть обида на центр: они держат рубежи страны и вроде бы должны получать взамен заслуженные льготы и уважение, но не получают.

В Приморье эти настроения активно использовали даже в кампании единороса и посланца центра Олега Кожемяко в 2018 году. «Как это так получается, что Москва определяет, как нам здесь жить?» – публично задавался он вопросом, а в пабликах поддержки Кожемяко гуляла картинка: нарисованный губернатор пинает карикатурных чиновников с портфелями «Валите обратно в свою Москву». Агитация попала в волну протестных настроений, и выходец из Приморья, проработавший большую часть карьеры в регионах Дальнего Востока, Кожемяко смог выборы выиграть. Варяг Дегтярев напоминает о благодарности Москве, которая дает много денег краю, и этим вызывает отторжение.

Врио хабаровского губернатора быстро нарушает данное слово – он обещал не увольнять членов команды Фургала, но через несколько дней отправил в отставку трех ключевых чиновников. Шнур, как оказалось, приехал не по приглашению Дегтярева, а для того, чтобы снять фильм о протестах для телеканала RTVI.

Кстати, этим Дегтярев мало отличается от губернаторов нового технократического призыва. «Если вас не устраивают цены, то это вы мало зарабатываете, а не цены высокие», – говорил липецким студентам тогда еще врио, а теперь губернатор Липецкой области Игорь Артамонов.

Врио главы Курганской области Вадим Шумков так ответил на вопрос о социальных пособиях, опять же для студентов: «Я тоже был студентом, но мне даже в голову такие вопросы не приходили. Я просто работал. Потому что я мужчина, а мужчине стыдно что-то просить». Губернаторы все чаще ведут себя как наемные менеджеры, директора филиалов большой вертикальной корпорации: жители кажутся им нерадивыми подчиненными, которые мешают выполнять кремлевские KPI. Так пока что ведет себя и Михаил Дегтярев.

Большой кремлевский эксперимент

Действия федеральной власти напоминают эксперимент по выявлению болевого порога у жителей сверхпротестного региона. Если в итоге протесты сойдут на нет, то размышлять о том, подходит тот или иной кремлевский кандидат региону, вписывается ли в настроения его жителей, впредь не нужно.

Происходящее немного напоминает организационно-деятельностную игру (ОДИ), которую практиковали и практикуют методологи, а как известно, глава внутриполитического блока АП Сергей Кириенко принадлежит к этому философскому течению. В ходе ОДИ создается максимально кризисная ситуация, которую игроки пытаются разрешить. В случае удачи игра становится моделью для разрешения похожих кризисов в других случаях.

Если акции не угаснут, тоже неплохо: эксперимент на то и эксперимент, он подразумевает и нежелательный для его организаторов исход. В этом случае можно попробовать повторить в Хабаровске кампанию Кожемяко: назначить местного и вручить ему на время кампании антимосковские флаги. 

Ходит еще одна версия назначения в Хабаровск Михаила Дегтярева: он должен максимально настроить против себя жителей края, которые потом запросят хоть кого-то адекватного, пусть и единоросса. В итоге центр все равно выиграет. Вариант выглядит не самым рабочим. Не похоже, что Михаил Дегтярев временная разменная карта: слишком серьезные фигуры поддерживают его публично. 

Виртуальная сверхпопулярность

Пока сильнее всего хабаровский эксперимент с назначением Дегтярева бьет по Владимиру Путину. Президент долго держал театральную паузу перед назначением врио, а потом вынес мудрое соломоново решение. Глава государства явно рассчитывает, что его слово должно стать конечной компромиссной точкой в разрешении «хабаровского вопроса».

Здесь Владимир Путин действует как политик, который находится на пике популярности. В последнее время он полюбил часто обращаться к гражданам, явно в уверенности, что те ждут его выступлений как конечной системы координат. Глава государства опирается на ресурс сверхпопулярности, но она во многом виртуальна.

Согласно данным июльского опроса Левада-центра, количество россиян, которые считают, что дела в стране идут в правильном направлении, составляет 42%, обратного мнения придерживаются 40%. Еще 18% граждан затрудняются с ответом. Доверяют Путину 25% россиян, 38% граждан полагают, что президент отстаивает интересы олигархов. Эта одна сторона медали.

Другая ее сторона – блестящие результаты голосования по поправкам в Конституции: при явке 64% президентские поправки поддержали 78% избирателей. Администрация президента научилась обеспечивать цифры, которыми меряет свою популярность Владимир Путин. Для моделирования результата у АП было множество инструментов, президент хотел увидеть цифры, и он их увидел. Именно опираясь на эти цифры, действует Владимир Путин и предсказуемо сталкивается с проблемами. В Хабаровске в принципе неплохо проголосовали за поправки – при 44%-ной явке изменения поддержали 62%. Но потом те же люди вышли в защиту Фургала.

Президент дал жителям решение, которое, по его мнению, должно спасти лицо региона – выбрали ЛДПР, вот вам ЛДПР. Но они его не приняли и стали критиковать самого президента. Вариант открытия политической системы для конкуренции хотя бы в качестве эксперимента в отдельном регионе, чтобы потом принудить победителя к сотрудничеству (для этого есть все бюджетные инструменты), не рассматривается. Ведь именно такое случайное открытие системы и произошло в Хабаровске два года назад. И несмотря на последующую покладистость протестного победителя, федеральный центр признал этот опыт не успешным маневрированием, а досадным сбоем в системе.

Массив одобренных поправок, обновленный прямой народный мандат и отложенный на неопределенный срок трансфер власти подталкивают к действиям с высоты прежней популярности, когда в стране есть одно большинство, и оно путинское. В результате оформился первый серьезный конфликт не с антипутинским меньшинством, а с непутинским – в случае Хабаровска региональным фургаловским большинством, – которое раньше было или могло быть частью путинского.

В центр, разумеется, идет другая картинка – никакого фургаловского и тем более непутинского (и уже начавшего становиться непутинским) большинства в Хабаровске нет. На улицы выходят приехавшие из столицы и взбаламученные ими местные граждане и даже неизвестно откуда взявшиеся при закрытых границах иностранцы. Местный протест закончился, а то, что происходит сейчас, – «слет профессиональных провокаторов» со всей страны.

Действительно, несколько десятков оппозиционеров (например, исполнительный директор «Открытой России» Андрей Пивоваров, съемочная группа штаба Навального) в городе присутствуют, но это капля в море не только в субботнем шествии нескольких десятков тысяч человек, но и в ежедневном тысячном променаде и митинге у краевого правительства. Гости из других городов – скорее зрители, фиксирующие происходящее и размышляющие над тем, можно ли этим воспользоваться и как. Но в виртуальной кремлевской реальности сделать именно их ядром протеста – просто и логично. 

Тем временем хабаровское непослушание интересует и всю Россию – об акциях, согласно опросу Левада-центра, знают 83% россиян (и это несмотря на фактическое молчание государственных телеканалов), 45% из них относятся к участникам протестов положительно и только 17% отрицательно. Акции в поддержку хабаровчан проходят во Владивостоке, Южно-Сахалинске, Иркутске, Томске. Масштабы митингов и шествий пока невелики, но сравнимы с численностью традиционных протестных выступлений в этих регионах.

Слово Кремля и Владимира Путина для симпатизирующих хабаровскому протесту явно перестают быть конечной инстанцией. Хабаровский регион становится полем противостояния виртуального и реального в российской политике, – точкой, где обновленный конституционный мандат Владимира Путина будет подтвержден или поставлен под сомнение не на бумаге, а на местности.

следующего автора:
  • Андрей Перцев