Правящая партия Германии – Христианско-демократический союз (ХДС) – избрала нового лидера. Им стал премьер-министр земли Северный Рейн – Вестфалия Армин Лашет. Уже осенью он, скорее всего, возглавит совместный список ХДС и баварского Христианско-социального союза (ХСС) на выборах в Бундестаг и, в случае вполне вероятной победы, сменит Ангелу Меркель на посту канцлера.

Либеральный традиционализм

Биографию Лашета не назовешь примечательной – особенно на фоне предшественников. Та же Меркель в ГДР тихо занималась наукой, но после объединения Германии стремительно взлетела до министерских постов в кабинете Гельмута Коля. Через 14 лет она стала первым человеком с востока страны, возглавившим федеральное правительство. Сам Коль в свое время стал самым молодым в истории ФРГ региональным лидером – ему тогда было 39 лет.

В этом отношении Лашет со своей размеренной карьерой напоминает скорее канцлера от социал-демократов Герхарда Шредера – партийного функционера, который шаг за шагом двигался к креслу главы правительства.

В 1991 году Лашет стал главным редактором церковной газеты в родном Ахене. В 1994-м был избран в Бундестаг. В 1998-м не смог переизбраться, но стал членом Европарламента (очень удобно: до Брюсселя из Ахена меньше двух часов езды). С 2005 года он безвыездно занимается политикой в Северном Рейне – Вестфалии, самой густонаселенной и экономически мощной федеральной земле Германии. Наконец, в 2017-м он стал премьер-министром этой земли. 

Лашет – практикующий католик, женат, отец троих детей, но в партии имеет репутацию либерала. Он одним из первых, еще в конце 1990-х, предлагал христианским демократам задуматься о сближении с Зелеными. Его не послушали, и с ними сблизились социал-демократы во главе со Шредером, которые в итоге прервали шестнадцатилетнее правление Коля в 1998 году. Еще Лашета прозвали «турком» – за то, что стал первым в истории Германии региональным министром интеграции и занимался ею весьма энергично.

Он любит пошутить и избегает конфликтов. Многие считают, что Лашету недостает харизмы. Хотя он сам уверен, что само по себе руководство такой землей, как Северный Рейн – Вестфалия, экономика которой является 18-й в мире, лучше всего доказывает его готовность выполнять любые задачи. К тому же в этой земле всегда идет острая борьба за власть между христианскими и социал-демократами, так что победу там на региональных выборах вполне можно считать достижением общенационального уровня.

Немецкие СМИ называют Лашета «верным сторонником» Меркель и продолжателем ее «эры». На внутрипартийных выборах его главным противником был Фридрих Мерц – многолетний оппонент Меркель, представитель консервативного крыла ХДС, которое считает, что за последние полтора десятилетия партия неприлично полевела. Во время дебатов на вопрос, как решить проблему бедности в Германии, Мерц – сам, к слову, успешный инвестор-миллионер – ответил, что, если бы не либеральная миграционная политика Меркель, эта проблема не стояла бы так остро.

Съезд и голосование проходили онлайн: в первом туре Мерц обошел Лашета на пять голосов (385 против 380), но во втором уступил с 466 голосами против 521. Нет сомнений, что Лашет победил только благодаря многолетним знакомствам с партийными функционерами и поддержке со стороны Меркель и популярного министра здравоохранения Йенса Шпана.

Личная популярность Лашета оставляет желать лучшего. Особенно на фоне пандемии. Весной 2020 года он выступал за скорейшее снятие ограничений и сомневался в наступлении второй волны. Потом обвинял румынских и болгарских рабочих во вспышке коронавируса на одном из заводов. А в конце года оказалось, что его правительство заключило контракт на производство масок с фирмой, на которую работает его сын – известная фотомодель.

Однако партийные рейтинги христианских демократов сейчас очень высоки, поэтому даже во главе с Лашетом они вряд ли проиграют выборы этой осенью.

Путинферштейер?

О внешнеполитических взглядах Лашета в Германии говорят предсказуемо меньше, чем о его возможной внутренней политике. Но если эта тема возникает, то обычно с тревогой. Еще в 2014 году Die Welt включила Лашета (вместе со Шредером) в список «путинферштейеров» – тех, кто «понимает» Путина.

Тогда в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung он посетовал на «антипутинский популизм» и на отсутствие в Германии внешнеполитических дискуссий. По мнению Лашета, даже если референдум в Крыму нарушал международное право, все равно «необходимо ставить себя на место собеседника». Одновременно он призвал «не демонизировать Путина» и заявил, что почти все опасения России по поводу гражданской войны в Сирии, связанные с распространением там джихадизма, оправдались. 

Когда осенью 2015 года Россия перешла от опасений к военной операции в Сирии, Лашет публично удивлялся, почему руководство НАТО называет российскую помощь Асаду в борьбе против ИГИЛ «проблемой», если одновременно поддерживает действия США против того же ИГИЛ. А сразу после отравления Скрипалей также через твиттер спрашивал, не должны ли страны НАТО иметь «убедительные доказательства», прежде чем призывать к солидарности против России.

В начале 2019 года Лашет говорил, что Россия занимает центральное место в мировой системе безопасности, а в конце – что она необходима для решения многих вопросов в мире. После покушения на Навального и начала его лечения в Берлине Лашет выступил против того, чтобы Германия замораживала строительство «Северного потока – 2» без консультаций с другими европейскими странами. 

Der Spiegel пишет, что c такими взглядами место Лашета скорее в Социал-демократической партии, а не в ХДС. Foreign Policy прямо сравнивает его со Шредером, который ныне возглавляет совет директоров «Роснефти».

Однако на самом деле такой условно прагматичный подход к России в немецкой политике выходит за узкопартийные рамки и имеет богатую традицию, восходящую еще к экономическим контактам СССР с Западной Германией в 1970-е годы. И традиция эта только укрепилась по мере постепенной интеграции в политическую элиту Германии уроженцев ГДР.

Пределы прагматизма

В том же интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung в марте 2014 года Лашет довольно четко объяснил, зачем Германии «ставить себя на место России», – чтобы не портить отношения со страной, которая обеспечивает немцам 40% природного газа.

Разумеется, никто не заставлял Лашета публично одобрять действия России в Сирии и сомневаться в состоятельности обвинений по делу Скрипалей, но все это он делал как региональный политик. Более того, в последнем случае уже как премьер-министр земли Северный Рейн – Вестфалия, для которой Россия наряду с Китаем остается одним из главных торговых партнеров, из немецких земель это крупнейший экспортер в РФ. Это, кстати, объясняет и лояльные высказывания Лашета об отношениях с КНР, которые ему тоже ставили на вид (в частности, он поддерживал допуск Huawei к немецкой сети 5G).

Прагматичный подход к отношениям с Россией прежде всего связан с бизнес-сферой, а интересы компаний как крупных налогоплательщиков особенно важны именно для региональных властей. Особенно с учетом того, что в Северном Рейне – Вестфалии сосредоточена немецкая традиционная индустрия. Делая громкие заявления, Лашет давал понять бизнесу, который без энтузиазма относится к санкциям, что понимает и разделяет его озабоченность и тихое недовольство.

Сторонников такого подхода можно найти в каждой немецкой партии, даже среди Зеленых, которых принято считать наиболее антироссийскими. Например, против замораживания «Северного потока» выступал не только Лашет, но и Винфрид Кречман – единственный зеленый премьер немецкого региона, возглавляющий правительство Баден-Вюртемберга, еще одного крупного торгового партнера России.

Более того, сейчас отношения с Россией – одна из удобных тем, где можно показать свой оригинальный взгляд на вещи без особых обязательств. Всем более или менее очевидно, что существующий статус-кво никого не устраивает, как его менять – непонятно (хотя бы потому, что это зависит и от Кремля), но обозначить недовольство можно. Тот же Мерц, даром что выступал против «Северного потока – 2», в начале 2021 года пообещал в случае избрания представить схему сближения с Россией и Турцией – по образцу отношений с Великобританией после брекзита.

Вопрос в том, сохранит ли Лашет эту лояльность к России в качестве федерального канцлера. Ответ: не факт. Точнее, его личные симпатии и антипатии, если они вообще в реальности существуют, неизбежно столкнутся со множеством других факторов, которые и формируют внешнюю политику Германии. И она значительно меньше зависит от федерального канцлера, чем в России или США – от президента.

Тут важен, например, выбор партнера по коалиции, поскольку именно лидер второй партии-участницы, как правило, становится министром иностранных дел. По итогам осенних выборов это вполне могут быть Зеленые, которые крайне жестко настроены по отношению к России. Федеральное руководство партии, в отличие от премьера Баден-Вюртемберга Кречмана, выступает за замораживание «Северного потока – 2» и ужесточение санкций.

Существует и экспертный консенсус, в том числе внутри ХДС, который вовсе не предполагает радикального сближения с Россией в обозримом будущем. Наконец, многое будет зависеть от внешних факторов – прежде всего от курса новой администрации США и ситуации в других европейских странах.

Ничто пока не указывает, что Лашет захочет возглавить усомнившихся в правильности прежнего курса, который сочетает в себе санкции (против снятия которых он публично выступал) и договоренности в отдельных сферах, несмотря на них.

В качестве нового (и более слабого, чем Меркель) лидера ему нужно будет укрепить свои внутриполитические позиции, прежде чем начинать внешнеполитические революции. В конце концов, даже Шредер стал добрым другом Кремля, только когда ушел в отставку, а на посту канцлера не слишком заботился о сближении России и ЕС, которое в начале нулевых было куда более реальным, чем сейчас.

Впрочем, для сравнений со Шредером Лашету сначала нужно стать канцлером. А с этим могут возникнуть сложности. 

Кто, если не Лашет

Лидер христианских демократов почти всегда становится единым кандидатом в канцлеры от блока ХДС/ХСС. Но два раза в истории ФРГ было не так: в канцлеры выдвигали представителя баварского ХСС. Сейчас история как никогда близка к тому, чтобы повториться в третий раз.

Фото: Getty ImagesМаркус Зёдер, премьер-министр Баварии, значительно опережает Лашета в рейтингах одобрения. Он возглавил правительство, когда ХСС получил худший за десятилетия результат на региональных выборах, но во время пандемии его популярность взлетела настолько, что сейчас он отстает только от самой Меркель. Секрет успеха – жесткие карантинные меры, которые в немецком обществе, несмотря на шумные выступления ковид-диссидентов, пользуются огромной поддержкой.

Зёдер стал вторым спикером карантина после Меркель. Буквально на днях Бавария вновь показала пример всей остальной стране, введя обязательное ношение респираторов и медицинских масок в общественном транспорте и в торговых точках, после чего эта мера была распространена на всю Германию. 

Сам Зёдер говорит, что решение о кандидате от блока должно быть принято после Пасхи, то есть в начале апреля. До этого региональные выборы состоятся в двух немецких землях – Баден-Вюртемберге и Рейнланд-Пфальце. Там и там ситуация достаточно благоприятная для христианских демократов. Но если результаты окажутся ниже ожиданий, то это может серьезно ухудшить перспективы Лашета.

Чтобы этого избежать, Лашету нужно наладить отношения с консерваторами внутри своей партии. В противном случае он может столкнуться с тем, что «фракция Мерца» поддержит Зёдера, который возглавляет более консервативный и близкий к католической церкви ХСС.

Формально Зёдер со своим традиционализмом должен быть ближе и для Москвы. К тому же он тоже, как и Лашет, не одобряет замораживание «Северного потока – 2». Но с тех пор, как в России традиционализм окончательно свелся к авторитаризму, сближаться на этой почве стало слишком трудно. Год назад, съездив в Москву, баварский премьер и до, и после визита повторял: санкции останутся в силе до тех пор, пока не изменятся предпосылки, которые вызвали их введение.

Хорошая новость для Кремля в этой связи только в том, что выдвижение Лашета пока выглядит более вероятным. Против Зёдера говорит история: под руководством двух прежних баварских премьеров ХДС/ХСС проигрывал выборы. Для последующих коалиционных переговоров тоже лучше подходит Лашет. Поэтому вполне вероятно, что уже осенью Лашет станет первым христианским демократом, который заключит коалицию с Зелеными на федеральном уровне. Как в 1998 году Шредер стал первым социал-демократом, сделавшим то же самое.

Материал подготовлен в рамках проекта «Россия – ЕС: развивая диалог», реализуемого при поддержке Представительства ЕС в России

 

следующего автора:
  • Дмитрий Карцев