В российской политике предвыборный съезд «Единой России» – событие не менее важное, чем сами парламентские выборы, перед которыми он проводится. Там определяют конфигурацию партийного списка – а значит, состав парламентского большинства, контуры будущей кампании, место и роль партии власти в политической системе, да и вообще расклад в российской правящей элите.

Нынешний съезд был важен еще и в контексте возможного транзита власти. Несмотря на обнуление, Владимиру Путину не удалось полностью прекратить «рыскание глазами» в поисках преемников, поэтому Кремль сделал еще одну попытку добиться того же на съезде «Единой России». Первая пятерка партийного списка получилась подчеркнуто антитранзитной. Там нет ни премьера Михаила Мишустина, ни зампреда Совбеза Дмитрия Медведева.

Вместо них партию власти на выборы поведут министр обороны Сергей Шойгу, министр иностранных дел Сергей Лавров, главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко, глава образовательного центра «Сириус» Елена Шмелева и детский омбудсмен Анна Кузнецова. В этом наборе министров и общественных деятелей немного политтехнологического смысла, но зато есть четкий и понятный сигнал – не ждите ни транзита, ни больших политических перемен.

Победа над премьером

Самым понятным и логичным шагом было бы отдать первое месте в списке партии власти премьеру Мишустину. У него хороший рейтинг (51% доверия), от него не успели устать. Премьер активен и часто светится в СМИ, из него получился бы не самый плохой публичный политик. Как первый номер списка он добавил бы популярности «Единой России».

Понятно, что итоговые результаты выборов зависят не только от избирательной кампании, но Мишустин мог бы неплохо легитимизировать полученный процент. Дарит женщинам цветы, ездит по стране, ругает чиновников, может пошутить и играет на рояле. 55–60% за новое лицо российской власти выглядели бы довольно убедительно.

Вариант с первым номером для Мишустина действительно рассматривался, но в итоге у Кремля оказались другие приоритеты. Встав во главе списка, премьер получил бы новую площадку для раскрутки и окончательно превратился бы в публичного политика, возможно, с собственным высоким рейтингом.

Также он автоматически стал бы автором хорошего результата «Единой России». Всё вместе это сделало бы его кандидатом в преемники №1 и альтернативой Путину – неслучайно на съезде президент демонстративно ругал премьера, приглашенного на мероприятие в последний момент.

Ответного слова на трибуне съезда Мишустин не получил. Скорее всего, эта тенденция сохранится и в оставшиеся до выборов месяцы. В ходе кампании правительство станет мишенью для критики со стороны Путина и единороссов.

Победа над Медведевым

Логично выглядело бы и другое решение – если бы «Единую Россию» на выборы повел ее председатель Дмитрий Медведев, который, помимо прочего, в прошлом уже дважды был первым номером в партийном списке (причем оба раза других кандидатов в общефедеральной части списка не было). Этот сценарий (с поправкой на то, что в этот раз в федеральную часть списка включили бы еще кого-то) считался базовым, на него уже были настроены региональные власти и политтехнологи. Сам Медведев готовился к такому исходу и планировал стать спикером Госдумы.

Однако председатель партии в ее список не попал. На съезде ему была отведена не самая почетная роль конферансье, причем даже объявлял первую пятерку не он, а сам Путин. Речь Медведева явно готовилась как выступление лидера списка – он перечислил основные пункты предвыборной программы партии. Но на несколько минут раньше с речью подобного содержания выступил президент.

Медведев во главе списка «Единой России» был бы слабым первым номером, который ничего не прибавил бы к рейтингу партии, но зато не смог бы приписать себе победу, достигнутую административными методами, и не стал бы альтернативой Путину. Но это старая логика. При нынешних обостренных ожиданиях транзита она уже не работает.

Первое место в списке означало бы усиление влияния Медведева на партию, а приход в кресло спикера сделал бы из подзабытого экс-премьера сильную и самостоятельную фигуру. Сложно представить, что на этом посту он стал бы подчиняться внутриполитическому блоку президентской администрации или правительству. Наоборот, имея контроль и над партией, и над Думой, это он заставлял бы их нервничать. Дело могло дойти и до усиления позиций Медведева как возможного преемника. 

Все это поставило крест на его лидерстве в партийном списке – Медведева отстранили от этой роли в еще более обидной форме, чем Мишустина. Председателю партии оказали сопротивление, и он не смог с ним справиться. Удар можно было бы смягчить, если бы первым номером стал сам Путин, но президент предпочел делегировать в список свою пятерку.

Победа над партией

Толкование путинской пятерки напрашивается само. Шойгу и Лавров символизируют победы во внешней политике, Проценко – уважение к врачам в трудные времена пандемии, Шмелева и Кузнецова – заботу о будущих поколениях. К тому же Шойгу и Лавров – самые популярные министры, а остальные трое – свежие лица, не замаранные политикой.

Однако преувеличивать электоральную мощь этой пятерки не стоит. Если от Мишустина еще можно было бы ждать какого-то прорыва в популярности, то рейтинги Шойгу и Лаврова ниже, чем у партии власти. Ничего существенного добавить «Единой России» они не могут, их поклонники – те же лоялисты, которые голосовали за нее и так. У Проценко репутация неоднозначная – он оказался одним из лиц непопулярных мер против коронавируса. Шмелева и Кузнецова в принципе почти никому не известны.

То есть хороший результат «Единой России» все равно, по всей видимости, придется обеспечивать административными методами, и от состава пятерки он будет зависеть мало. А логику отстранения Медведева и Мишустина от лидерства нужно искать не в электоральных соображениях, а в попытках президента противостоять транзитным настроениям.

И Лавров, и Шойгу – политики возрастные, оба не входят в список возможных преемников. По сути, это люди из прошлого, выражение духа антитранзита. Лидерство в списке «Единой России» для них – очередная повинность. Раз просят посветить лицом, то они посветят.

Общественная часть пятерки – антураж для президента. Путин так видит срез популярных персонажей – это те, кто регулярно участвует в мероприятиях, организованных президентской администрацией для президента. Пусть Шмелеву не знают избиратели, но зато ее хорошо знает Путин, который не раз был на слетах «Сириуса».

Проценко провел Путина по коридорам «Коммунарки» и тоже запомнился главе государства. Врач, который долго и публично открещивался от участия в выборах, не смог отказать президенту. Кузнецова – тоже привычный участник президентских мероприятий еще времен Народного фронта, в 2016 году она даже выиграла праймериз «Единой России». Так что первую пятерку подбирали не из политтехнологических расчетов, а в соответствии с желаниями и удобством президента.

Для самой «Единой России» такой состав общефедеральной части списка – скорее проблема и поражение. Участники мало что могут добавить к рейтингу, а в партии из пятерых состоит только Шойгу. Первые лица «Единой России» – председатель Медведев, секретарь генсовета Андрей Турчак, глава исполкома Александр Борисов, глава думской фракции Сергей Неверов – в выборах или не участвуют, или спрятаны в региональных списках. Партия власти, которая после назначения туда Турчака пыталась проявлять какую-то субъектность и самостоятельность, на съезде была поставлена перед фактом: вы просто инструмент президентской администрации. 

Съезд «Единой России» стал бенефисом Путина: к нему в речах обращались единороссы, его благодарили, ему поклонялись. Он в очередной раз победил. Но это победа не только его, но и внутриполитического блока президентской администрации. С такой конфигурацией списка автором неизбежного успеха на выборах становится сам Путин и команда Сергея Кириенко, которая обеспечит этой странной пятерке результат.

Правда, эта победа никак не поможет решить те проблемы, в которые все глубже погружаются «Единая Россия» и Госдума. Понятно, что никто из первой пятерки не станет заниматься партийной работой и не пойдет в парламент. Для Кремля важнее оказалось сделать список максимально антитранзитным. Победить и поставить на место своих же. А если с транзитом борются, то значит, он существует и приближается.

следующего автора:
  • Андрей Перцев