29 сентября правящая Либерально-демократическая партия Японии выбрала своего нового лидера – Фумио Кисиду. Уже через несколько дней, 4 октября, он возглавит японское правительство.

Кисида считается надежным и опытным руководителем, не склонным слишком резко менять что-либо. В отношениях с Россией он вряд ли вернется к тому курсу на сближение и сотрудничество, который проводил в 2012–2020 годах премьер Синдзо Абэ. Позиция Кисиды по территориальному спору, похоже, будет куда жестче. Но в то же время его репутация осторожного политика дает поводы для некоторого оптимизма – по крайней мере, при нем между Москвой и Токио сохранится определенный уровень диалога и дело не дойдет до острой конфронтации.

Преемственность поколений

Победа Кисиды в борьбе за пост премьера удивила многих, потому что фаворитом гонки считался бывший министр иностранных дел Таро Коно. По недавним опросам, 46% японцев хотели видеть следующим премьером Коно, а победившего Кисиду – всего 17%. Особенно популярен Коно был среди молодых избирателей – он активно пользуется твиттером и обещает радикальные перемены – например, полный отказ от ядерной энергетики.

Однако в Японии премьера избирает не широкая публика, а правящая партия. И, по ее консервативному мнению, страна сейчас нуждается в осторожной преемственности, а не в кардинальных переменах.

Кисида – воплощение такой преемственности. Ему 64 года, он из Хиросимы и, как это часто бывает в Японии, потомственный политик. В свое время депутатами были и его отец, и его дед. Сам Кисида, проработав несколько лет банкиром, сначала был секретарем у отца, потом сам избрался в парламент в 1993 году. В 2007-м он перешел в правительство и с тех пор успел поработать на разных должностях, включая министра по проблеме Северных территорий (так японцы называют Южные Курильские острова). Предыдущей вершиной его карьеры был пост министра иностранных дел, на котором он продержался почти пять лет, с 2012 по 2017 год – очень долгий по японским меркам срок.

В общем Кисида считается человеком упорным и трудолюбивым, но не из тех, кто хватает звезды с неба. В юности он трижды пытался поступить в университет Токио, но так и не смог – пришлось выбрать менее престижный вуз. Еще дольше он добивался поста премьер-министра: в 2018-м его убедили не бросать вызов Абэ, а в прошлом году он проиграл внутрипартийные выборы Ёсихиде Суге.

Кисида славится своим осторожным и умеренным стилем в политике. Даже в интервью он говорит необычно медленно, тщательно подбирая слова. Вместо ярких жестов и смелых заявлений он предпочитает постепенно приходить к консенсусу в ходе не привлекающих особого внимания переговоров. В этом он похож на уходящего немецкого канцлера Ангелу Меркель.

Единственная область, где Кисида позволяет себе больше смелости, – это экономика. Сразу после победы Кисида заявил, что собирается оживить японскую экономику с помощью «пакета стимулирующих мер на несколько десятков триллионов иен». Он и раньше активно критиковал неолиберальную экономическую политику и обещал перераспределить национальное богатство, заявляя, что Япония «не может добиться значительного роста, если богатство сосредоточено в руках небольшой группы людей».

Жесткость для Москвы

За свою долгую карьеру Кисида не раз плотно работал с Россией. Во главе МИДа он отвечал за реализацию курса премьера Абэ на сближение с Москвой. Абэ тогда пытался установить доверительные отношения с Путиным, продвигал экономическое сотрудничество и показывал, что готов закрыть территориальный спор в обмен на возвращение только двух из четырех островов, на которые претендует Япония. Кисида исправно работал в рамках выбранного правительством курса, не раз встречался со своим российским коллегой Сергеем Лавровым и, как говорят, выпил с ним немало саке и водки.

Однако это не означает, что Кисида, став премьером, продолжит политику Абэ. Тогда курс на сближение с Россией вырабатывал не японский МИД, а узкий круг советников премьера во главе с исполнительным секретарем Такая Имаи. Как министр в правительстве Абэ Кисида лояльно старался реализовать поставленные кабинетом цели, но не было секретом, что он далеко не во всем был согласен с такой пророссийской политикой. Если верить утечкам в японских СМИ, Кисида однажды разочарованно сказал, что «вокруг премьер-министра Абэ есть люди немного с другой планеты».

Потомственные японские политики часто пытаются закончить то, что начинали их отцы или даже деды. Например, у Абэ интерес к России во многом был связан с тем, что его отец, возглавлявший в 1980-х японский МИД, безуспешно пытался нормализовать отношения с Советским Союзом. Говорят, что Таро Коно тоже неравнодушен к России, потому что его дед играл важную роль на переговорах о совместной декларации 1956 года, которая официально положила конец состоянию войны между СССР и Японией.

А вот у Кисиды нет такой связи через предков. Разве что он называет «Преступление и наказание» своим любимым романом. Зато у него тесные личные связи с Соединенными Штатами. В детстве он учился в начальной школе в Нью-Йорке и близок к той части японского дипкорпуса, которая известна своей бескомпромиссной позицией по территориальному спору с Россией. Продолжать курс Абэ для Кисиды бессмысленно еще и потому, что большинство японцев считает, что эта политика не принесла никаких выгод.

На практике это, скорее всего, приведет к тому, что Кисида пересмотрит ту позицию по территориальному спору, которую занимал Абэ. В 2018 году тот согласился активизировать переговоры на основе советско-японской декларации 1956 года, где речь идет о передаче Японии только двух островов после заключения мирного договора. Кисида хочет вернуться к традиционному курсу, в рамках которого Япония претендует на все четыре острова.

Его собственные заявления по этому вопросу не оставляют большого пространства для толкований: «Я продолжу усилия по возвращению четырех островов». Кисида также подчеркивает, что без разрешения территориального спора нельзя заключить мирный договор.

Еще одна неприятная для Москвы сторона нового премьера Японии состоит в том, что Кисида – сторонник Четырехстороннего диалога по безопасности Quad между Японией, США, Индией и Австралией, а также концепции «Свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Той самой, которая, по словам Марии Захаровой, «подчинена одной задаче – обеспечению узкоблоковых интересов военного альянса с Вашингтоном».

Наконец, Кисида, в отличие от большинства японских лидеров, придает большое значение защите прав человека. Он пообещал назначить специального советника по правам человека и призвал выступить против режимов, пренебрегающих универсальными ценностями «свободы, демократии, верховенства закона и прав человека».

Некоторый позитив

Все это говорит о том, что теплых отношений между Россией и Японией при Кисиде ждать не приходится. Но впадать в отчаяние тоже не стоит, потому что у нового премьера есть и положительные для России стороны.

Новый премьер славится своей осторожностью, а значит, будет стараться избегать резких конфронтационных шагов. Он уже заявил о желании продолжить диалог со всеми странами.

Он также интересуется возможностями для совместной хозяйственной деятельности на спорных Курильских островах, хотя и не под официальной юрисдикцией России. Как сторонник использования водорода и ядерной энергии, Кисида может способствовать дальнейшему сотрудничеству Японии с Россией в этих областях.

Наконец, Кисида не разделяет подходы некоторых своих однопартийцев к вопросам безопасности. Например, Санаэ Такайчи, занявшая третье место на выборах лидера партии, выступает за то, чтобы удвоить оборонный бюджет Японии до 2% ВВП, и поддерживает размещение американских ракет средней дальности на японской территории.

Кисида намного более сдержан в этих вопросах. Он отказался комментировать возможность размещения американских ракет и выступает категорически против ядерного оружия, что неудивительно для политика из Хиросимы. По словам Кисиды, Япония не намерена следовать примеру Австралии и закупать атомные подводные лодки. Хотя пацифистом его тоже не назовешь: его будущий кабинет рассмотрит возможность покупки оружия, позволяющего Японии наносить удары по базам противника за рубежом.

В целом при новом премьере Япония уже не вернется к курсу на сближение с Россией, который проводил Абэ. Но, с другой стороны, занимать по отношению к Москве резко враждебную позицию она тоже не станет. Скорее в отношениях сохранится та же стагнация, что установилась в них с сентября прошлого года, после ухода Абэ с поста премьера.

следующего автора:
  • Джеймс Браун