Молдавский газовый кризис удивил многих своей внезапностью. Срок действия старого договора с «Газпромом» подходил к концу, а согласовать новый не получалось, из-за чего на протяжении нескольких недель было неясно, не останется ли страна без газа зимой. Однако задолго до нынешнего кризиса в газовых отношениях Молдавии и России было немало неразрешенных противоречий – прежде всего, неоплаченный долг, который и сыграл важную роль в последнем обострении.

Молдавия потребляет немного газа – около 2,9 млрд кубометров в год, из которых около 1,3 млрд приходится на правый берег Днестра, а еще 1,6 млрд – на Приднестровье. В самой Молдавии газ не добывают, поэтому национальная газовая компания «Молдовагаз» закупает весь необходимый объем у «Газпрома».

«Молдовагаз» владеет газотранспортной сетью страны, а также местными компаниями, занимающимися распределением газа и его поставками потребителям. 50% акций «Молдовагаза» принадлежит «Газпрому», остальные – молдавскому правительству (35,3%), руководству Приднестровья (13,44%) и частным акционерам (1,23%). Несмотря на то что власти в Кишиневе не контролируют Приднестровье, «Молдовагаз» остается юридически единой компанией и заключает с «Газпромом» контракты на поставку и транзит газа. Просто объемы, приходящиеся на правобережную Молдавию и Приднестровье, оговариваются и оплачиваются отдельно.

Весь постсоветской период накапливающиеся долги были постоянной проблемой в отношениях с «Газпромом» и у правобережной Молдавии, и у Приднестровья. Хотя у первой задолженность была значительно ниже, а платежная дисциплина – выше. К октябрю 2021 года Молдавия была должна за газ $709 млн (из них $433 млн – тело долга), а Приднестровье – около $7 млрд.

Истоки кризиса

До конца сентября 2021 года «Газпром» поставлял Молдавии газ по контракту, который был заключен в 2006 году на пять лет и потом регулярно продлевался еще на год. Именно его действие и истекло 30 сентября. Цена в этом контракте была привязана к нефти и в 2020 году в среднем составляла около $148 за тысячу кубометров.

Во второй половине 2020 года газ в европейских газовых хабах был очень дешевым – в голландском TTF цена падала до $75. Ожидалось, что такой уровень сохранится и в 2021 году. Поэтому у Молдавии были все основания попытаться частично привязать ценовую формулу для российского газа к ценам в хабах, чтобы платить меньше.

Новый договор тогда не подписали, но в январе 2021 года формулу изменили в старом. Для более теплых второго и третьего квартала цену привязали к немецкому хабу NCG с поставкой через месяц, для более холодных первого и четвертого – сохранили привязку к нефти.

Вопреки ожиданиям в конце 2020 года цены на газ в европейских хабах стали расти, достигнув $300 к январю 2021 года. В марте они ненадолго упали до $200, но к сентябрю взлетели до $900, причем особенно резкий рост начался в августе. Отчасти это повышение пришлось на период, когда новая ценовая формула была привязана к ценам в хабах, поэтому в сентябре 2021 года Молдавии приходилось платить по $550 за тысячу кубометров. Неожиданным образом привязка к нефти оказалась намного более выгодной, чем к хабам.

Несмотря на стремительный рост цен в европейских хабах, Молдавия публично не заявляла о намерении продлить старый контракт, где в зимние кварталы ценовая формула была по-прежнему привязана к нефти, что сулило поставки по ценам более низким, чем в хабах. Вместо этого молдавские власти продолжили пытаться заключить с «Газпромом» новый контракт, хотя, судя по всему, не особенно старались успеть до истечения старого. 

Новый контракт стал одним из главных вопросов, которые 11 августа обсуждали в Кишиневе президент Молдавии Майя Санду и замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак. Последний положительно отозвался о перспективах заключения нового контракта, заявив, что «необходимо взаимовыгодное решение». 

Провал переговоров

Тем не менее старый контракт истекал, а нового не предвиделось. По некоторым сообщениям, «Газпром» предложил привязать цену к хабам (около $790) и 25-процентную скидку, если долг будет выплачен в течение определенного времени. Однако Молдавия просила 50-процентную скидку. Предложенная цена, несомненно, была высокой, но отражала ситуацию на европейском газовом рынке.

Договориться не получалось, поэтому 30 сентября, в день истечения старого контракта, Молдавия попросила «Газпром» продлить его на месяц. Контракт продлили на сентябрьских условиях (то есть привязкой к хабам), поэтому цена в октябре установилась на уровне $790. Лишь после того, как стало очевидно, что переговоры по новому контракту провалились, Молдавия публично заявила, что хочет продлить договор на прежних условиях.

Так как Молдавия попросила о продлении контракта только 30 сентября, «Газпром» не смог зарезервировать соответствующие транзитные мощности на аукционе, который прошел 20 сентября в соответствии с Сетевым кодексом по управлению распределением мощностей ЕС. В результате Молдавия законтрактовала на октябрь всего 54 млн кубометров газа при месячном потреблении 80 млн – такой объем «Газпром» мог предоставить на основе мощностей, забронированных на предыдущих аукционах .

Возникший дефицит привел к тому, что Молдавия начала использовать газ из газотранспортной системы. 22 октября власти ввели чрезвычайное положение до 20 ноября, чтобы найти альтернативные источники поставок для заполнения сети. За несколько дней она закупила или одолжила у других поставщиков (PGNiG, ERU, Vitol, DXT) около 5 млн кубометров, чтобы не допустить падения давления в сети до критического уровня.

Стоил этот газ очень дорого (польская PGNiG поставляла газ по цене хаба TTF на день вперед, составлявшей порядка $1100), но другого не было. Поскольку ценообразование на газ в Европе в основном привязано к хабам, ни один европейский поставщик не стал бы продавать газ Молдавии по более низкой цене. Эти закупки ясно показали, что у страны есть только один способ выйти из углубляющегося газового кризиса – заключить контракт с «Газпромом» по цене более низкой, чем в хабах.

Причины провала

Почему провалились переговоры по новому контракту, до сих пор неясно. Путин одним из первых среди мировых лидеров поздравил Санду с убедительной победой на президентских выборах в декабре 2020 года. А в августе 2021 года Козак стал первым высокопоставленным иностранным чиновником, посетившим Молдавию всего через шесть дней после начала работы нового проевропейского правительства. Встреча Санду и Козака прошла в позитивной атмосфере. От газового противостояния с Молдавией Россия не могла получить ни коммерческой, ни имиджевой выгоды – ведь было очевидно, что ее опять обвинят в применении «энергетического оружия».  

Более вероятно, что Молдавия пыталась (возможно, не без подталкивания извне) заключить с «Газпромом» лишь краткосрочный контракт. Она не хотела принимать его условия по выплате долга и применению Третьего энергопакета ЕС к «Молдовагазу», совладельцем которого является «Газпром». Надежда была на то, что в случае провала на помощь придут европейцы. Однако особой поддержки страна так и не дождалась.

По ходу кризиса ЕС выделил Молдавии 60 млн евро на «создание программы поддержки наиболее уязвимых слоев населения», но эта сумма покрывала примерно две трети месячного потребления страны по текущим ценам в хабах. В остальном ЕС воздержался от активного участия. Когда молдавский премьер Наталия Гаврилица попросила у ЕС помощи, ссылаясь на то, что газ по рыночным ценам без контракта с «Газпромом» обойдется стране в 800 млн евро за эту зиму,  верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель 28 октября заявил, что «Европейский союз не может решить кризис, полностью покрыв разницу между текущими ценами и ценами, которые запрашивает "Газпром"». Эти слова предельно ясно обозначили позицию ЕС, и на следующий день, 29 октября, Молдавия заключила новый контракт с «Газпромом».

Выход и перспективы

29 октября «Газпром» и «Молдовагаз» подписали новый контракт на пять лет; поставки начались с 1 ноября. По сути, это продление старого контракта с некоторыми изменениями. Стороны не стали публиковать формулу расчета цены, но, по-видимому, она привязана к нефтяным и газовым ценам в предшествующие девять месяцев с ежеквартальной корректировкой. Доля нефтяной индексации составляет 70%, а цены газа в хабах – 30%.

Ноябрьская цена получается около $450. Это на 60% ниже текущих цен в хабах, по которым Молдавия покупала газ для поддержания давления в сети, и на 40% ниже того, что она платила «Газпрому» в октябре. Как и прежде, российский газ будет поставляться через молдавско-украинскую границу, что дает возможность снабжать как правобережную Молдавию, так и Приднестровье (через него пойдет транзит).

Кроме того, стороны подписали дополнительный протокол, призванный разрешить накопившиеся противоречия. Среди прочего он касается урегулирования молдавского долга и применения к «Молдовагазу» положений Третьего энергопакета ЕС. Чтобы подтвердить общий объем задолженности правобережной Молдавии, «Молдовагаз» и «Газпром» согласились провести в 2022 году ее независимый аудит, а затем продолжить переговоры о способах и сроках ее погашения. Согласно протоколу, размер долга должен быть подтвержден к маю 2022 года и выплачен в течение пяти лет. 

В протоколе также затрагивается вопрос о реструктуризации самого «Молдовагаза». Как участник Европейского энергетического сообщества Молдавия обязалась выполнять европейские нормативные акты, в том числе те, которые предусматривают, что управление газотранспортной системой должно быть отделено от функций снабжения. Это может ударить по интересам «Газпрома», владеющего половиной акций «Молдовагаза», – прежде всего потому, что будет неясно, кто именно возьмет на себя выплату долга после реструктуризации.

Подписанный протокол устанавливает, что принудительную реструктуризацию нельзя будет провести до полной выплаты долга в размере, который установит аудит. Третий энергопакет ЕС допускает различные модели разделения – продажа газотранспортной сети другому собственнику тут не единственный возможный вариант.

Неудивительно, что в беспокойстве «Газпрома» о том, кто будет выплачивать долг после реструктуризации «Молдовагаза», некоторые усмотрели попытку заставить Молдавию отказаться от применения Третьего энергопакета или ослабить ее новое проевропейское правительство. Таких обвинений во время кризиса было в избытке.

И действительно, в СМИ появлялись утверждения, что Россия выдвигала политические условия для подписания контракта – например, требовала выхода Молдавии из Углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС. А Боррель заявлял, не предъявляя доказательств, что «"Газпром" пытается оказать политическое давление в обмен на более низкие цены на газ». Однако и Санду, и вице-премьер Спыну подтвердили, что подписание контракта не было обусловлено политическими договоренностями. 

Последствия для Молдавии и Европы

Газовые отношения между Россией и Молдавией всегда были очень асимметричными. Молдавия сильно зависела от импорта российского газа, не могла полностью и вовремя его оплачивать и не играла такой большой роли в его транзите, как Украина или Белоруссия.

Со временем природа этой зависимости изменилась. Запуск «Турецкого потока» еще сильнее снизил значение Молдавии как транзитера. А новый соединительный газопровод с Румынией, принадлежащий румынской Transgaz, позволил Молдавии закупать газ у других поставщиков – по крайней мере, в объемах, покрывающих потребности правобережной части страны. Техническая возможность альтернативных поставок усилила позиции Кишинева в переговорах с «Газпромом», который теперь не может выставлять за свой газ цену, превышающую уровень в европейских хабах.

Разумеется, при желании ничто не мешает «Газпрому» предложить Молдавии скидку. В условиях, когда цены в европейских хабах бьют рекорды, новый пятилетний контракт с привязкой цены как к нефти, так и к хабам (с лагом в девять месяцев, чтобы смягчить волатильность) – это хорошая новость для Молдавии. Страна обеспечила себе поставки газа на зиму и снизила нагрузку на свои и без того слабые финансы.

У «Газпрома» получилось частично разобраться с долгом правобережной Молдавии, но его возможности сделать то же самое с задолженностью Приднестровья, достигающей $7 млрд, ограничены неопределенным статусом региона. Долгосрочное политическое решение замороженного приднестровского конфликта улучшило бы экономическую ситуацию в Молдавии (в том числе и в Приднестровье) и в перспективе расширило бы возможности страны закупать газ и у «Газпрома», и у других поставщиков.

Из случившегося можно сделать и более широкие выводы, касающиеся газовых отношений России и Европы в целом. Несмотря на многолетние и во многом успешные усилия Евросоюза по снижению зависимости своих наиболее уязвимых стран от российского газа, Россия все равно остается важным поставщиком и для стран ЕС, и для соседних государств – Молдавии, Белоруссии, Западных Балкан – благодаря высокой конкурентоспособности своего газа. 

Молдавский кризис показал, что ни один европейский поставщик не будет продавать газ по ценам ниже, чем в хабах. В то же время все страны – особенно те, где применяется Третий энергопакет, – могут быть уверены, что цены «Газпрома» не будут выше, чем в европейских хабах (что делает «Газпром» лишь одним из многих поставщиков), но могут быть ниже (что может сделать «Газпром» предпочтительным поставщиком для стран с проблемами в экономике).

Сохраняющийся в Европе газовый дефицит выявил пределы политики ЕС по диверсификации поставок. Важно это признать и призвать страны общего соседства ЕС и России создавать газовые рынки, где будут конкурировать «Газпром» и другие поставщики.

Статья подготовлена в рамках проекта, реализуемого при поддержке Посольства Дании в России

следующего автора:
  • Katja Yafimava