Начало экономического кризиса в России поставило перед экспертами вопрос о возможных последствиях экономических потрясений для российской политической системы, в свою очередь претерпевшей на протяжении 2000-х годов заметную и драматическую эволюцию. Согласно весьма популярной точке зрения, эта эволюция — процесс дедемократизации политической жизни и централизации механизмов принятия решений — была непосредственно связана с чрезвычайно благоприятной динамикой социальных и экономических показателей. Рост экономики в среднем на 6—8 проц. в год и ежегодный рост реальных располагаемых доходов населения на 10—15 проц. обеспечивали социальную стабильность и высокий кредит доверия со стороны населения и элит к политическому руководству. Соответственно, прекращение роста экономики и доходов вследствие экономического кризиса, как предполагалось, должны привести к разрыву социального договора, который можно выразить формулой «опережающий рост благосостояния в обмен на отказ от прав политического участия». Верна ли эта гипотеза, замешенная на экономическом детерминизме? ...