Евразия переходного периода

    • Комментарий Carnegie.ru

    Территория неопределенности. Почему постсоветские непризнанные республики оказались такими устойчивыми

    Сегодня де-факто государства на постсоветском пространстве продолжают базироваться на идеях, рожденных в ходе конфликта. Они по-прежнему отвечают на травматический разрыв в прошлом почтовыми марками и военными мемориалами. Чтобы эта ситуация изменилась, им нужна новая, более сильная идея

    • Комментарий Carnegie.ru

    Жертвы геополитического оптимизма. Возможен ли долговременный мир в Восточной Европе

    Народы Восточной Европы оказались в нынешней сложной ситуации из-за неоправданного геополитического оптимизма, охватившего элиты и массы бывшего Восточного блока в 1989-1991 годах. Казалось, что транзит от реального социализма к единой демократической Европе гарантирован. За пеленою образа единой мирной Европы демократий не были созданы надежные международные инструменты, которые бы отслеживали уважение прав меньшинств, вели мониторинг ситуации с бедностью и транснациональными криминальными сетями, сдерживали сепаратистские движения

    • Комментарий Carnegie.ru

    Как революция в Армении повлияет на конфликт в Карабахе

    Застоявшиеся переговоры по Карабаху давно пора было встряхнуть, но новому руководству Армении надо очень осторожно использовать обретенную в массовых протестах легитимность. Переговорный процесс по карабахскому урегулированию – вещь очень деликатная, и если он провалится, то итог может быть только один – новый конфликт

    • Комментарий Carnegie.ru

    В погоне за нишей. Почему Минск сделал миротворчество основой внешней политики

    Миротворческое амплуа дает Лукашенко возможность совмещать ранее несовместимое – признание Запада и авторитаризм, участие в нескольких союзах с Россией и отдельную от нее позицию во внешней политике. Лавирование Минска, которое раньше вызывало раздражение всех вокруг, теперь все больше становится ожидаемой от него линией поведения

    • Комментарий Carnegie.ru

    Национализм или демократия. Как перестроечная Армения помогает понять нынешнюю

    Неожиданный крах режима в Армении становится понятнее, если изучить то, что происходило там 30 лет назад, в последние годы советской власти. В стране по-прежнему сильны традиции мирного протеста и национальной солидарности, но связанный с Карабахом радикальный национализм тоже никуда не исчез

    • Комментарий Carnegie.ru

    Кто выигрывает от противостояния России и Запада на постсоветском пространстве

    Рост активности третьих стран на постсоветском пространстве обусловлен, с одной стороны, повышением спроса на альтернативы России и Западу, а с другой – появлением новых амбициозных экономических и политических игроков в этом регионе. В результате спектр внешнеполитических и экономических возможностей для большинства постсоветских государств расширяется, и это укрепляет основу для их многовекторной внешней политики – возможности при желании сказать нет как Москве, так и западным столицам

    • Комментарий Carnegie.ru

    Как сблизить параллельные реальности России и ЕС в пространстве общего соседства

    Сейчас, когда конфликт с Грузией отошел на второй план по сравнению с Украиной, ЕС и Россия могут заняться поиском путей, позволяющих снизить риск конфронтации, и даже начать прощупывать возможные подходы к примирению. Опираясь на Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли между ЕС и Грузией и подчеркивая свою приверженность защите прав человека, Евросоюз может предложить технические решения, которые улучшат доступ жителей Абхазии и Южной Осетии к образованию и здравоохранению, а также расширят их свободу передвижения и торговли

    • Комментарий Carnegie.ru

    Регион общих целей. Как Россия и ЕС могут сотрудничать в Центральной Азии

    В Центральной Азии ЕС не напирает на «цивилизационный выбор» и не пытается привлекать государства региона в свои интеграционные проекты. Сами центральноазиатские государства тоже стали намного выше ценить предсказуемую и многовекторную внешнюю политику, чем рискованные попытки поиграть на противоречиях великих держав. При таких незначительных противоречиях и близких целях Москва и Брюссель могли бы гораздо эффективнее выстраивать сотрудничество в Центральной Азии, дополняя друг друга

    • Комментарий Carnegie.ru

    Запрос на свое. Как Лукашенко борется с оппозицией за историю

    Белорусский президент, несмотря на свою советскую ментальность, все яснее осознает, что независимой стране нужен более прочный исторический фундамент, чем БССР. При Лукашенко пересмотр белорусской официальной идентичности будет неспешным. Он не близок ни самому президенту, ни значительной части элит. К тому же у них есть опасения, что резкий крен к национализму разозлит Россию. Но лояльность белорусских властей к досоветской и, как следствие – отдельной от России истории будет с годами только расширяться

    • Научная статья

    Независимой Грузии двадцать пять лет: в сложном положении

    С тех пор как Грузия обрела независимость, она неуклонно движется к демократии, но перед ней по-прежнему стоит много нерешенных задач, которые требуют от Грузии дальнейшей интеграции с Западом, улучшения отношения с Россией и развития контактов с другими партнерами.

Подпишитесь
на анонсы
Карнеги

Личная информация
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。