Евразия переходного периода

    • Комментарий Carnegie.ru

    Конституция Каспия. О чем договорились пять каспийских стран в Актау

    Однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей при разделе Каспия невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Зато острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана

    • Комментарий Carnegie.ru

    Дораспад СССР. Что изменит раздел Каспия

    Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США

    • Комментарий Carnegie.ru

    Геополитика на фарси. Почему Иран стал главным врагом Таджикистана

    Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Но в отношения двух стран вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы

    • Комментарий Carnegie.ru

    Августовские заморозки. Почему белорусские власти обрушились на независимые СМИ

    Судя по подготовке, белорусские власти, видимо, ожидают, что угроза стабильности может возникнуть довольно скоро. Неясно, каким им видится источник угрозы: проблемы в экономике, информационная агрессия с Востока или с Запада, или, быть может, они подумывают о проведении болезненных реформ. Но серьезные опасения насчет того, как, в случае чего, поведут себя негосударственные СМИ, у них явно имеются

    • Комментарий Carnegie.ru

    Второй белорусский фронт. Боится ли Лукашенко поглощения Россией?

    В последние пару лет Минск действительно стал использовать аргумент про российскую угрозу, но лишь в непубличных беседах с западными дипломатами. Теперь она пошла в дело и на внутреннем рынке

    • Комментарий Carnegie.ru

    Призрак революций. Повторят ли молдавские протесты успех армянских

    Отказ утвердить победу оппозиции на выборах мэра Кишинева – это одно из самых скандальных решений молдавских властей, которые позиционируют себя как проевропейские. Но для успеха антиправительственных протестов пока нет критической массы внутренних и внешних факторов. Провал оппозиционных сил незадолго до решающих парламентских выборов только усилит апатию в молдавском обществе

    • Комментарий Carnegie.ru

    Территория неопределенности. Почему постсоветские непризнанные республики оказались такими устойчивыми

    Сегодня де-факто государства на постсоветском пространстве продолжают базироваться на идеях, рожденных в ходе конфликта. Они по-прежнему отвечают на травматический разрыв в прошлом почтовыми марками и военными мемориалами. Чтобы эта ситуация изменилась, им нужна новая, более сильная идея

    • Комментарий Carnegie.ru

    Жертвы геополитического оптимизма. Возможен ли долговременный мир в Восточной Европе

    Народы Восточной Европы оказались в нынешней сложной ситуации из-за неоправданного геополитического оптимизма, охватившего элиты и массы бывшего Восточного блока в 1989-1991 годах. Казалось, что транзит от реального социализма к единой демократической Европе гарантирован. За пеленою образа единой мирной Европы демократий не были созданы надежные международные инструменты, которые бы отслеживали уважение прав меньшинств, вели мониторинг ситуации с бедностью и транснациональными криминальными сетями, сдерживали сепаратистские движения

    • Комментарий Carnegie.ru

    Как революция в Армении повлияет на конфликт в Карабахе

    Застоявшиеся переговоры по Карабаху давно пора было встряхнуть, но новому руководству Армении надо очень осторожно использовать обретенную в массовых протестах легитимность. Переговорный процесс по карабахскому урегулированию – вещь очень деликатная, и если он провалится, то итог может быть только один – новый конфликт

    • Комментарий Carnegie.ru

    В погоне за нишей. Почему Минск сделал миротворчество основой внешней политики

    Миротворческое амплуа дает Лукашенко возможность совмещать ранее несовместимое – признание Запада и авторитаризм, участие в нескольких союзах с Россией и отдельную от нее позицию во внешней политике. Лавирование Минска, которое раньше вызывало раздражение всех вокруг, теперь все больше становится ожидаемой от него линией поведения

Подпишитесь
на анонсы
Карнеги

Личная информация
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。