Восточную Европу поспешили записать в регионы, которые больше всего пострадают от грядущего президентства Дональда Трампа. В этом ряду Мексику ждет стена и вывод производств, Китай – торговые войны, а Восточная Европа будет брошена на растерзание России, потому что Трамп готов договориться за ее счет с Путиным и вообще не хочет тратить лишние деньги на НАТО. По этой логике восточноевропейские лидеры должны были изо всех сил болеть за Хиллари Клинтон как продолжательницу курса Обамы, ведь он, наоборот, укреплял НАТО и не жалел денег на то, чтобы защищать западные ценности даже в таких отдаленных уголках, как Восточная Европа.

Однако на деле найти восточноевропейских лидеров, которые реально поддерживали бы во время кампании Хиллари Клинтон, не так уж и просто – такие были разве что в Албании или в Прибалтике, хотя и эти осторожничали. Зато сторонники Трампа еще до выборов заявляли о себе вполне открыто, причем они возглавляют гораздо более крупные и влиятельные страны региона.

Дело в том, что, с точки зрения большинства восточных европейцев, Трамп их бросить никак не может, потому что американцы их уже и так во многом бросили – еще при Обаме. При Буше-младшем Восточная Европа дружила с Вашингтоном напрямую через голову Брюсселя и вместе готовилась воевать в Ираке, строить ПРО и расширять НАТО на Восток. Но с приходом Обамы эти особые отношения закончились: США пересмотрели концепцию ПРО в Польше и Чехии, забыли про расширение НАТО, понизили уровень визитов до вице-президента Байдена и вообще передоверили европейские дела Брюсселю.

Большую часть своего правления, до самого украинского кризиса администрация Обамы почти не обращала внимания на Восточную Европу. И за эти годы многие в регионе успели научиться жить сами. Они стали выстраивать собственную политику и по отношению к Москве, и особенно по отношению к Брюсселю, не рассчитывая на поддержку Вашингтона.

Их внешнеполитические интересы сейчас намного сложнее, чем просто получить защиту от России. И президент Трамп, будь он хоть трижды пророссийским, для многих стран Восточной Европы может быть гораздо удобнее, чем антироссийская Хиллари Клинтон. Потому что по другим, не менее важным, чем Россия, вопросам (скажем, миграции или глобального потепления) позиция Трампа гораздо ближе Восточной Европе. Даже в чисто психологическом плане для лидеров типа Качиньского, Орбана, Фицо, Вучича президент Трамп намного понятнее, чем Обама или Хиллари. Не говоря уже о том, что благодаря Трампу в Белом доме теперь будет жить славянка из Восточной Европы. 

Путь к польскому сердцу

Взять, например, крупнейшую страну региона – Польшу. Варшава была главным сторонником укрепления восточного фланга НАТО и теперь должна больше других беспокоиться из-за скептических высказываний Трампа о защите европейских союзников и его вроде как прокремлевских симпатий. Но польское руководство такого беспокойства не проявляет – наоборот, оно выглядит очень даже протрамповским.

Качиньский надеется, что Трамп будет разговаривать с Кремлем «с позиции силы» – читай «а не беззубо бубнить о ценностях, как Обама». А премьер Шыдло вообще записала Трампа в достойные продолжатели ее собственного дела. По ее словам, в Польше партия «Право и справедливость» еще год назад совершила антиэлитарную и антилиберальную революцию за интересы простого народа. Теперь вот подошла очередь и Америки. Дальше Германия и Франция. 

Можно сказать, что Трамп им так полюбился уже после победы, но на самом деле взаимопонимание между ним и консервативными поляками установилось задолго до выборов. Во время кампании Трамп в отличие от Хиллари активно делил белых избирателей по этническому происхождению. И поляки, которых в США около десяти миллионов, были одной из главных целей его агитации. Он встречался с польскими землячествами, и эти его выступления, специально заточенные под польскую аудиторию, были и в самой Польше не менее известны, чем его общие высказывания для всех на дебатах.

Трамп очень точно говорил именно то, что хотели услышать консервативные американские поляки. Он не просто пообещал отменить для польских граждан визы (важный и очень болезненный вопрос для диаспоры), но и заявил, что Польша – это как раз тот редкий союзник США, который выкладывается по полной, но Вашингтон недооценивает поляков, уделяя гораздо больше внимания разным халявщикам. В сочетании с другими лозунгами Трампа такая позиция понравилась небогатому и белому польскому избирателю куда больше, чем Хиллари Клинтон, чей муж заявил, что США подарили полякам демократию, а они теперь от нее отказываются, поддерживая Качиньского и «Право и справедливость».

Ведь кто осенью прошлого года активнее всего голосовал за Качиньского и его партию? Консервативные американские поляки. В США Качиньский набрал почти 75%, в два раза больше, чем в самой Польше. А теперь им сообщают, что они неблагодарные разрушители демократии. Естественно, большинство американских поляков проголосовали за Трампа. Висконсин, Мичиган, Пенсильвания несколько десятилетий подряд голосовали за демократов, а на этот раз там победил Трамп. И все это штаты с большой долей этнических поляков в населении.

Руководство Польши тоже не могло не испытывать к Трампу определенной симпатии, ведь его гнобили за то же и те же самые либеральные СМИ, которые уже год гнобят их самих. Поляки в принципе не привыкли к тому, чтобы американская пресса их ругала, и очень переживают по этому поводу. А тут еще появились статьи, что в случае победы Трампа в США будет как в Польше. Естественно, в Польше эти тексты читали куда внимательнее, чем в Штатах, и вывод сделали один: а что, у нас разве какой-то ужас? Значит, и Трамп хороший. 

Наконец, главное достоинство Трампа для Варшавы состоит в том, что он явно не собирается лезть к ним с нравоучениями про демократию. Отношения с Россией – это для Польши проблема привычная, и на текущую жизнь она не особо влияет. А вот отношения с Брюсселем – совсем другое дело. Весь прошедший год Вашингтон и Брюссель дружно давили на Польшу по вопросам разделения властей и прочих свобод. И эта проблема для польского правительства намного реальнее, чем гипотетические русские танки, наступающие из Калининградской области.

При Трампе это давление Вашингтона на Варшаву должно исчезнуть, а то и вообще превратиться в поддержку – например, по вопросам миграционной политики. А что касается НАТО, то Польша в отличие от многих исправно выделяет на оборону положенные 2% ВВП, так что бояться ей нечего. Наоборот, только ждать перемен к лучшему.

Радость неплательщиков

Еще больше оснований любить Трампа у венгерского правительства. Российской угрозы в Венгрии боятся намного меньше, чем в Польше, на этом направлении у венгров все благополучно. Зато западной критики за проблемы с демократией они получают еще больше, чем поляки. Поэтому неудивительно, что премьер Орбан стал первым европейским лидером, который еще за полгода до выборов прямо и публично поддержал кандидатуру Трампа. 

У Орбана были отвратительные отношения с администрацией Обамы. За шесть с лишним лет параллельного пребывания у власти два лидера так ни разу и не встретились. Вашингтон и лично Хиллари Клинтон на посту госсекретаря постоянно критиковали венгерское правительство за ограничение свобод. США даже объявили нескольких венгерских чиновников невъездными, обвинив их в коррупции. В ответ Будапешт обвинял американцев во вмешательстве во внутренние дела. 

Венгрия в отличие от Польши относится как раз к тем странам, которые хронически не выполняют свои финансовые обязательства перед НАТО, но Орбана это не особо волнует – у него свои способы договариваться с Москвой. А вот то, что победа Трампа неизбежно ослабит западное давление на Венгрию, – это для него очень важно. В первом, поздравительном разговоре по телефону два лидера уже пожаловались друг другу, как ужасны эти либеральные СМИ.

Успех Трампа дал новый импульс и международным амбициям Орбана. Оказывается, он не только прав по вопросу миграции, но и в целом был первопроходцем, еще в 2010 году поставил свою страну на тот путь, правильность которого ведущие державы мира осознают только сейчас. Венгерский премьер уже много лет пророчит конец эры «либеральной недемократии» – и вот вам пожалуйста, подтверждение ярче некуда. 

Орбан был первым европейским лидером, открыто поддержавшим кандидатуру Трампа еще до выборов. Но не единственным. В сентябре то же самое сделал президент Чехии Милош Земан. Тоже заявил, что, будь он американцем, голосовал бы за Трампа. 

Мотивация у него примерно такая же: правильная позиция по миграции, по борьбе с исламским терроризмом, меньше вмешательства в дела других стран. А победа Трампа, по мнению Земана, – это победа настоящей демократии вопреки сговору элит и крупнейших СМИ. 

Земан не скрывает, за что он обиделся на администрацию Обамы. За то, что назначенный Обамой посол в Чехии Шапиро раскритиковал Земана, когда тот в мае 2015 года поехал в Москву на парад в честь 70-летия Победы. Чешский президент тогда очень разозлился от таких непрошеных поучений и с тех пор не принимает американского посла. Теперь Земан надеется, что Шапиро отзовут и вообще станут поменьше учить его жизни, так что можно будет нормально сотрудничать.

Чешское правительство имеет во внешней политике куда больше полномочий, чем президент, и там были не рады такой прямоте Земана, особенно до выборов. Премьер Соботка уклончиво говорил, что скорее поддержал бы Хиллари. Но у Соботки до конца полномочий осталось всего несколько месяцев и шансов переизбраться почти нет. Во главе чешского правительства его почти наверняка сменит нынешний вице-премьер и лидер самой популярной сейчас партии ANO Андрей Бабиш.

А вот Бабиш еще до американских выборов говорил, что его идеальным кандидатом был бы Блумберг, но по многим позициям он совпадает и с Трампом. Например, все по той же миграции и пренебрежению к политкорректности. И по биографии два политика тоже очень близки. Бабиш – бизнесмен, один из самых богатых людей Чехии, который пришел в политику всего несколько лет назад и на первых же выборах вывел свою партию на второе место, получив пост вице-премьера и министра финансов. А вскоре может стать и премьером, его партия с большим отрывом лидирует в опросах. 

У руководства Словакии энтузиазма по поводу Трампа еще больше, чем у чехов. Словацкий премьер Фицо тоже еще до выборов заявлял, что голосовал бы за Трампа. Потому что Словакия, крупнейший транзитер российского газа в Европу, особенно заинтересована в снижении напряженности в отношениях России и Запада и в отмене санкций. 

Словакия, Чехия, Венгрия – все это одни из самых закоренелых неплательщиков НАТО. Многие годы их расходы на оборону были ниже не только положенных в НАТО 2% ВВП, а даже 1%. Но их лидеры не особенно переживают из-за гипотетической потери американских гарантий безопасности. Их гораздо больше интересует возможная поддержка Трампа в миграционной политике, ослабление западного давления по внутренним вопросам и нормализация отношений с Россией. 

Футболки и памятники

На Балканах за время кампании успел возникнуть настоящий культ Трампа. Древняя запись из 1990-х годов, где Трамп слегка критикует Клинтона за бомбежки Югославии в 1999 году, была раздута до фейковой новости о том, что Трамп извинился перед сербами за американские бомбардировки. Фальшивку потом разоблачили, но все равно как ярый противник семьи Клинтон Трамп стал абсолютным фаворитом в Сербии и у многочисленных сербских общин в Боснии и Черногории.

У некоторых сербских политиков, типа Шешеля, который ходил в футболке с Трампом, ожидания раздулись до того, что Трамп после победы отзовет американское признание Косова. Но это у маргиналов, а руководство Сербии, Болгарии, Македонии, боснийской Республики Сербской более реалистично надеется на то, победа Трампа снизит напряжение в отношениях с Россией и им больше не надо будет делать такой жесткий и однозначный выбор между двумя сторонами.

Правда, столь бурная поддержка сербов обернулась для Трампа не менее активной неприязнью со стороны Косова, Албании, боснийских мусульман. Тут дело не только в антиисламских высказываниях Трампа, но и в той роли, которую в балканском кризисе сыграл Билл Клинтон в 1990-е. В Приштине ему установили прижизненный памятник – само собой, албанцы и в Косове, и в самой Албании изо всех сил болели за Хиллари.

Поддерживали Клинтон и в Прибалтике, где российская угроза традиционно затмевает все остальные вопросы внешней политики. Малейший намек на возможность потерять американские гарантии безопасности заставляет прибалтийских руководителей очень сильно нервничать, хотя к ним у Трампа не должно быть претензий. Все три государства всегда исправно выделяют на оборону не менее 2% ВВП, с запасом выполняя нормативы НАТО.

Обогнать Запад

Если вычесть Румынию, где собственная парламентская кампания была слишком бурной, чтобы обсуждать еще и американскую, то получается, что столь ужаснувшая Восточную Европу победа Трампа на самом деле ужаснула лишь несколько небольших государств на периферии региона – Прибалтику, Албанию, Косово. А основная масса восточноевропейских стран, от Польши до Сербии, оказалась очень даже довольна таким исходом. Потому что российская угроза для большинства лидеров Восточной Европы штука привычная и слишком теоретическая. Они, конечно, все равно опасаются русских танков, но не готовы поверить, что НАТО вдруг возьмут и распустят. Зато конфликты с Брюсселем – это для них ежедневная и неприятная реальность.

Страны Восточной Европы сильно устали от своей роли вечно догоняющих учеников старых держав Запада. Устали от того, что имеют очень мало влияния на принятие общеевропейских решений, что их постоянно поучают в вопросах внутренней политики, что при выработке политики ЕС учитывает интересы прежде всего своей старой части, а не очень специфичной новой, что в любом конфликте Вашингтон при Обаме всегда занимал сторону Брюсселя, присоединяясь к давлению на страны Восточной Европы.

Победа Трампа дает им надежду изменить этот расклад сил. Смягчить внешнее давление и получить поддержку по некоторым очень важным для них вопросам. Восточная Европа почти единогласно выступает против нынешней миграционной политики ЕС, но в Брюсселе позицию такого количества государства практически не учитывают. Может, теперь с помощью Трампа восточноевропейским лидерам удастся донести до руководства Евросоюза свои претензии по этому вопросу. Как, впрочем, и по многим другим, типа отказа от угольной энергетики или экономического сотрудничества с Россией – оба для Восточной Европы гораздо болезненнее, чем для Западной.

Хотя неменьшую роль тут играет и то, как победа Трампа изменила самоощущение многих лидеров Восточной Европы. Кем они были до президента Трампа? Так, маргиналы. Неудачники, которые безнадежно отстали от передовой части человечества на пути в светлое леволиберальное будущее. А кто они теперь? Теперь они основатели тенденций, которые потом покорили Запад. На них зря клеветали, они все делали правильно, и сейчас на Западе осознают, как они в Восточной Европе были правы. Присоединяются к ним. А если еще немного осмелеть, то можно поверить, что это они своими успехами на национал-консервативном направлении продемонстрировали Западу, что их восточноевропейский путь – правильный.

Заветная, многовековая мечта Восточной Европы – обогнать Запад. Благодаря Трампу она сбылась. Естественно, они ему рады.