Сегодня, когда прошло двадцать лет после вывода советских войск из Афганистана и падения Берлинской стены и немногим меньше с момента распада СССР, можно со всей определенностью сказать – Россия однозначно отвергла коммунизм и утратила свою прежнюю империю. Однако новой роли для себя она все еще не нашла. В результате страна оказалась в весьма неуютном положении – на периферии Европы и Азии и к тому же под боком у мусульманского мира.

В 1990-х Москва пыталась сначала присоединиться к Западу, потом интегрироваться с ним. Эти усилия не увенчались успехом – отчасти потому, что Запад не пожелал увидеть в России «одного из своих», а отчасти из-за того, что ее собственные элиты сделали выбор в пользу корпоративистского и консервативного внутри- и внешнеполитического курса.

В результате в годы второго президентского срока Владимира Путина Москва отказалась от цели присоединения к Западу и вернулась к изначальному варианту – роли самостоятельной великой державы. Она соответствующим образом сформулировала свои задачи: «мягкая гегемония» в ближайшем зарубежье; равный статус с основными мировыми центрами влияния – Китаем, ЕС и США; достойное место в многополярной международной системе.

Сегодня, пять лет спустя, стали очевидны недостатки и изъяны этого внешнеполитического курса. В основном они связаны с неспособностью и нежеланием российского руководства реформировать «энергозависимую» экономику страны, неконкурентным характером политического процесса в России, а также националистическими и изоляционистскими тенденциями. В плане внешней политики лидеры России так и не смогли окончательно смириться с утратой советской империи. Можно сказать, что они пытаются покинуть 20 век сразу через две двери, одна из которых ведет к глобализованному рынку 21 столетия, а другая – прямиком к «большой игре» века девятнадцатого.

Как показывает нынешний мировой экономический кризис, модель, выбранная российским руководством – рост без развития, капитализм без демократии, великодержавная политика без высокой репутации на международной арене, – не может сохранять актуальность до бесконечности. России не только не удастся выполнить поставленные внешнеполитические задачи: она еще сильнее отстанет от общемировых тенденций, все больше определяемых новейшими коммуникационными технологиями и открытостью границ, а это чревато угрозой не только для ее международного статуса, но и самого существования. Российской внешней политике требуется не просто «перезагрузка» — необходима новая стратегия, а также новые политические инструменты и механизмы ее реализации. ...