То, что мало кому известный республиканец займет место в Сенате США, которое в течение четырех десятилетий занимал патриарх Демократической партии Эдвард Кеннеди, — событие национального значения для США. Эта победа будет иметь также международные последствия.

Демократы утрачивают квалифицированное большинство в 60 голосов из 100, которое необходимо для исключения проволочек в прохождении законопроектов и для ратификации международных договоров. Таким образом, затрудняется проведение реформы здравоохранения, а также — в перспективе — ратификация еще не подписанного договора по СНВ и ратификация США Договора о всеобщем запрещении ядерных испытаний. 

Есть несколько причин происшедшего, помимо откровенно слабой кампании демократического кандидата Коукли и, наоборот, напористого и яркого финиша республиканца Брауна.

Америка не «полевела» в конце правления Буша. К либералам в этой стране довольно стабильно относят себя около четверти электората, к консерваторам — чуть больше трети, остальные — центристы, «умеренные». Успехи демократов на выборах 2006 и 2008 годов, которые дали демократам солидное большинство в обеих палатах Конгресса и затем передали в их руки Белый дом, были обеспечены поддержкой их со стороны «умеренных» — независимых избирателей, не связывающих себя ни с одной из двух партий. Сейчас отвращение к политике республиканцев проходит, энтузиазм, порожденный триумфом Обамы и изгнанием Буша, выветрился, а некоторые шаги правящих демократов вызывают вопросы. Прежде всего это касается различных аспектов очень сложной реформы здравоохранения.

Американцы, кроме того, предпочитают не отдавать власть в одни руки. После выборов 2008 года демократы получили столько власти, что некоторые даже стали называть США «однопартийным государством» — не путать, конечно, с КПСС или с Японией времен доминирования ЛДП.

Как бы то ни было, американская демократия продолжает преподносить сюрпризы. Это в характере демократии, потому что человеческие предпочтения изменчивы. Это в характере американцев, потому что они не дают правительству — любому правительству — встать над избирателями.