Какая ПВО нам нужна

В НВО № 6 опубликована статья Александра Храмчихина «Диагноз: отечественная ПВО в развале». В ней представлена поистине плачевная картина состояния российской ПВО. Это, по мнению автора, оставляет страну беззащитной перед лицом угрозы удара США, причем с использованием не ядерного, а обычного высокоточного оружия на воздушных и морских крылатых ракетах. Не менее катастрофичная картина, полагает он, с противовоздушной защитой Сибири и Дальнего Востока от возможного нападения Китая. Публикации этого журналиста обычно отличаются большой экспертной глубиной и обилием раритетной фактической информации. Многие из них точно «бьют в цель», и в упомянутой статье есть ряд справедливых оценок. Но автор явно увлекся сюрреалистическими сюжетами и пошел на поводу модных, но сомнительных официальных стратегических концепций.

Миф о советской ПВО

Критика нынешнего состояния ПВО по контрасту с «замечательным советским прошлым» обращена скорее к мифам, чем к реальностям.

Спору нет, советская система, объединенная в отдельный вид вооруженных сил (ПВО страны), внешне была очень внушительной. После Сухопутных войск это был самый многочисленный вид ВС (более 0,6 млн. чел.), имел в боевом составе до 11 тыс. пусковых установок зенитных ракет разных типов, около 3 тыс. истребителей-перехватчиков и густую инфраструктуру радаров (до 7 тыс. РЛС) и пунктов управления по всей территории.

Но все это в огромной степени было показухой и создавало лишь иллюзию защищенности. Во всяком случае, с середины 60-х годов, после массового развертывания в США баллистических ракет наземного и морского базирования. Официальной доктринальной целью ПВО было отражение ядерного удара стратегических бомбардировщиков и авиации передового базирования США и их союзников. Но какой был смысл сбивать сотни вражеских самолетов (а с конца 70-х годов тысячи авиационных крылатых ракет), если не было никакой возможности защитить страну от полутора с лишним тысяч ядерных боеголовок баллистических ракет «Минитмен-1/2» и «Поларис», а с конца 70-х годов – от 7 тыс. боеголовок разделяющихся головных частей МБР «Минитмен-3» и «Посейдон»? Впрочем, насколько известно, никто и никогда не поставил этот вопрос на Политбюро и никто не объяснил партийным вождям, что такой парадокс существует. ...

Полный текст статьи