В минувшую субботу, 20 марта, в десятках региональных центров страны в рамках т. н. «Дня гнева» прошли массовые акции протеста. Цифры участия, которые приводят представители власти и оппозиции, как всегда, несколько разнятся, но в любом случае их порядок не поражает воображение — 20, ну 50, а кто-то говорит, даже 100 тысяч на почти 50 акций — это действительно не так много. Географический охват, однако, оказался очень широким: Владивосток, Иркутск, Барнаул, Омск, Томск, Новосибирск, Архангельск, Москва, Калининград...

Что важно? Во-первых, власть на местах очень старалась: отвлекать, развлекать, ублажать, угрожать, договариваться, лишь бы не допустить массовых протестов. Думаю, что и выборы неделей ранее прошли относительно честно, чтобы не было протестного резонанса — со стороны партий и со стороны граждан. Во-вторых, власть в Москве договорилась с руководством трех условно оппозиционных думских партий, убедив их «не раскачивать лодку». Насколько действенна «партийная вертикаль» — это другой вопрос, но возврат Кремля к четырехпартийной системе вместо еще недавно предпочитавшейся полуторапартийной — это позитив. Власть вообще, а не только «мандарин» Боос в Калининграде, продемонстрировала и готовность, и способность договариваться.

Вопрос, однако, захочет ли она и дальше работать в таком импульсном режиме. То, что мы увидели сейчас, — это скорее попытка власти, и довольно успешная, «разрулить» ситуацию с помощью ручного управления, чем выстраивание нормально функционирующей системы взаимоотношений с обществом. Власть очень постаралась, в том числе используя методы публичной политики, и это хорошо. Если акции протеста не будут стихать, возможно, власть придет к пониманию необходимости системных изменений.