Ими может стать понижение готовности стратегических сил к запуску

На протяжении десятилетий холодной войны одним из главных направлений развития стратегических сил держав было повышение их боеготовности, прежде всего – сокращение времени подготовки баллистических ракет к запуску после получения санкции государственного руководства. Это направление достигло своего высшего воплощения в оперативной концепции запуска ракет на основании информации от систем предупреждения о пусках ракет противника. Данная концепция стала частью стратегии «встречного удара» (ВУ) или «ответно-встречного удара» (ОВУ). Другие обозначения того же понятия: «запуск по предупреждению».

Такая стратегия, безусловно, является одним из самых напряженных вариантов воплощения доктрины ядерного сдерживания. Главным основанием для нее была уязвимость командных центров военно-политического руководства и самих стратегических сил для разоружающего (контрсилового) удара противника.

20 лет спустя после окончания холодной войны имеются серьезные основания для взаимного пересмотра таких концепций.

Концепция ответно-встречного удара

Подлетное время МБР при ударе США по СССР/России или в обратном направлении составляет примерно 30 минут. За это время пуск ракет должен быть засечен системой СПРН, и после принятия решения на высшем уровне команда проходит вниз по военной инстанции (или напрямую) на пункты управления СЯС, после чего ракеты запускаются и должны успеть уйти из-под удара противника.

С начала 80-х годов после появления контрсилового потенциала у БРПЛ (американские ракеты «Трайдент-2») требования к системам ОВУ еще более ужесточились ввиду сокращения подлетного времени баллистических носителей до 15–20 минут, а с развертыванием в Европе БРСД «Першинг-2» – до 7–10 минут.

Судя по доступной информации, в ответ на это в 80-е годы была создана система «Периметр» (еще названная «Мертвая рука»). Она даже в случае уничтожения военно-политического руководства в автоматическом режиме обеспечивала нанесение ответного удара на основе идентификации разных физических признаков ядерного нападения (См.: Широкорад А. Мертвая рука… НВО, №13, 8–9 апреля 2010 г.)

Опасность случайного или непреднамеренного обмена ядерными ударами всегда оставалась высокой как результат технического сбоя или неправильной оценки информации СПРН. Ведь даже при идеальном срабатывании всех систем государственному руководству оставлялось всего несколько минут на принятие самого апокалиптического из всех вообразимых решений – о массированном ядерном ударе по другой сверхдержаве. Тем более это относилось к автоматической системе реагирования типа «Периметр». За время холодной войны было множество эпизодов ложных тревог со стороны СПРН как США, так и Советского Союза. К счастью, они не повлекли обмена ударами, поскольку присутствовал «человеческий фактор» в оценке сигнала тревоги и общей военной обстановки. Но могло случиться и иначе… ...

Полный текст статьи