Политизированная вспышка межэтнического насилия в Кыргызстане уже унесла более ста жизней и грозит свести на нет результаты продвижения страны к народоправству, достигнутые после свержения президента Курманбека Бакиева в апреле нынешнего года. Налицо тревожные признаки того, что общество, предпринявшее впечатляющие реформы, направленные на создание первой в регионе парламентской демократии, оказывается сегодня на грани гражданской войны и распада государства.

Поскольку насилие в районе Оша продолжается и существует вполне реальная возможность распространения конфликта на соседние регионы Таджикистана и Узбекистана, НАТО и США должны без промедления начать диалог со своими партнерами в регионе для восстановления спокойствия. Уже двадцать лет НАТО играет роль «полицейского» в ходе конфликтов в Боснии и Косово, а Россия выполняет те же функции в Грузии и Молдове. И нет ничего удивительного в том, что задачи, которые одна из сторон называет миротворческими, другая сторона клеймит как неприкрытую оккупацию.

Кризис в Кыргызстане дает шанс трем международным структурам, действующим в регионе, - НАТО, Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) - сделать по-настоящему доброе дело, укрепить взаимное доверие и продемонстрировать волю к сотрудничеству на все более неделимом и все менее прочном евразийском пространстве безопасности.

Кыргызстан - единственная страна мира, где одновременно находятся российские и американские военные; ни одна из двух держав не может допустить, чтобы волна насилия обрушила уязвимую кыргызскую государственность и переросла в межэтнический конфликт регионального масштаба. Более того, реагирование на нынешний кризис и стабилизация обстановки в стране - это ответственность, которую НАТО должно разделить с ОДКБ и ОБСЕ. В 2008 году эти организации не сумели предотвратить или остановить российско-грузинскую войну, но сегодня они обязаны пресечь усиление и разрастание насилия, пока что ограниченного южными районами Кыргызстана.

Для этого необходимо, чтобы США и Россия как лидеры трех упомянутых структур отбросили устаревшие стереотипы и сосредоточились на своих по сути совпадающих интересах в сфере евразийской безопасности.

Хотя временное правительство Кыргызстана обратилось к России с просьбой ввести в республику войска для восстановления порядка, Москва адресовала вопрос ОДКБ, которая в понедельник постановила оказать Бишкеку «срочную помощь». В последние годы Россия стремится усилить возможности ОДКБ за счет партнерства с Шанхайской организацией сотрудничества - форумом по вопросам безопасности, объединяющим Россию, Китай и четыре центральноазиатские республики - и создания коллективных сил быстрого реагирования, которое еще не завершено. Кое-кто на Западе рассматривает ОДКБ как орудие российского экспансионизма и выступает против прямого сотрудничества НАТО с этой организацией.

Тем не менее ОДКБ служит вполне легитимным интересам России в плане коллективной безопасности и стабильности на постсоветском пространстве, что применительно к Центральной Азии означает обеспечение бесперебойных поставок энергоносителей и пресечение притока наркотиков, оружия и «живого товара» через необычайно протяженную и трудноконтролируемую российскую границу. Если Запад в ходе нынешнего кризиса будет действовать в обход ОДКБ, это создаст неверное впечатление о том, что США и НАТО больше заинтересованы в подрыве влияния России, чем в обеспечении безопасности в регионе.

Однако ОДКБ - не единственная международная организация в сфере безопасности, уполномоченная не допускать перерастания политического и этнического насилия в Центральной Азии в полномасштабные военные конфликты. ОБСЕ, включающая 56 государств Европы, Азии и Северной Америки, объединяет Россию, страны НАТО и участников ОДКБ, а ее миссия также включает предотвращение конфликтов, защиту границ и поддержание мира. Хотя результаты, достигнутые этой структурой с момента ее создания в семидесятых годах прошлого века, носят неоднозначный характер, время от времени она играла ключевую роль в предотвращении конфликтов и мирном урегулировании - например, в середине девяностых, когда миссия ОБСЕ взяла на себя контроль за соблюдением мирных соглашений по Боснии.

Сейчас, когда председательское кресло в ОБСЕ по ротации занимает большой северный сосед Кыргызстана - Казахстан, у Организации есть возможность продемонстрировать, что она находится на высоте стоящих перед ней задач и способна устранить возникшую угрозу для всего региона.

Для США и НАТО - чье присутствие в регионе является одним из аспектов продолжающейся антиповстанческой операции в Афганистане - настал момент выйти за рамки прежних стереотипов и предложить правительству Кыргызстана любую возможную помощь, действуя в рамках полномасштабного сотрудничества и партнерства с ОДКБ и ОБСЕ. Первоочередной целью этой помощи должно быть содействие в прекращении насилия в районе Оша, чтобы предотвратить новые жертвы среди невинных людей и дать возможность непрочному временному правительству страны вернуться на путь восстановления системы народоправства.

Протянув руку не только властям Кыргызстана, но и своим естественным партнерам в регионе, в том числе ОДКБ и ОБСЕ, Соединенные Штаты и НАТО могут доказать, что они искренне заинтересованы в безопасности Центральной Азии. Необходимо прекратить убийства в Оше, взять под защиту ни в чем не повинных мирных граждан и их имущество и разрядить напряженность, с тем чтобы власти Кыргызстана могли продолжить демократические реформы.

Последние трагические события в Кыргызстане касаются не только политического будущего этой страны; они представляют собой четкий вызов для структур коллективной безопасности во всем евразийском регионе.

Джеймс Ф. Коллинз с 1997 по 2001 год занимал пост посла США в России. В настоящее время он руководит Российско-евразийской программой (Russia and Eurasia Program) Фонда Карнеги, Мэтью Рожански является его заместителем.

Оригинал перевода