Поездка Дмитрия Медведева в Силиконовую долину и Вашингтон проходила в более позитивной атмосфере, чем предыдущие визиты российского президента в США. О российско-американских отношениях на современном этапе говорила в своем выступлении в Московском Центре Карнеги директор Центра евразийских, российских и восточноевропейских исследований в Джорджтаунском университете (Вашингтон) Анджела Стент. Модератором мероприятия был директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

Отношения с Россией в свете внутри- и внешнеполитических проблем, стоящих перед Бараком Обамой

По мнению А. Стент, эволюцию российско-американских отношений следует рассматривать в общем контексте внутренней и внешней политики США. Администрация Обамы унаследовала от предыдущей администрации целый ряд проблем, и критерием оценки деятельности нынешнего президента будет его способность их преодолеть. Главные вопросы, в которых нынешней администрации хотелось бы получить поддержку России, — иранский и афганский.

Однако президент Обама сталкивается и с множеством других вызовов, в том числе с последствиями мирового финансового кризиса, проблемами в связи с конфискацией домов у несостоятельных должников и безработицей. Разлив нефти в результате аварии на платформе BP, указала А. Стент, привел к тому, что рейтинги президента упали ниже рейтингов Буша после урагана «Катрина». Серьезной проблемой для администрации Обамы остаются также внутриполитические разногласия относительно стратегии по Афганистану и ситуации в Ираке.

Новый подход Вашингтона к России

В новой американской доктрине национальной безопасности Россия рассматривается как страна, обладающая значительным влиянием, и как партнер США, а не противник. А. Стент подчеркнула, что Соединенные Штаты стремятся наладить с Россией многоплановые стабильные отношения, основанные на общности интересов.

Что представляет собой «перезагрузка»?

Российско-американские отношения находятся на этапе «перезагрузки»: Вашингтон стремится заручиться сотрудничеством России по Ирану и Афганистану. Хотя ожидания, связываемые с «перезагрузкой», в России и США различаются, этот процесс уже дал существенные результаты.

  • Личные контакты. Президент Обама снизил уровень «персонализации» двусторонних отношений, придав им более прочную основу. Тем не менее в процессе улучшения отношений двух стран контакты между двумя президентами по-прежнему имеют большое значение.
     
  • День Победы. Важным символическим событием стало участие американских солдат в параде по случаю Дня Победы на Красной площади.
     
  • Новый Договор о СНВ. США и Россия подписали новый Договор о СНВ, в котором рассматриваются проблемы в области ядерных вооружений, доставшиеся обеим странам в наследство от времен «холодной войны».
     
  • Кыргызстан. Перед недавней вспышкой волнений в этой стране было заключено соглашение о создании на территории Кыргызстана российской военной базы — наряду с существующим военно-транзитным центром США.
     
  • Торговля и технологии. В 2009 г. товарооборот между двумя странами увеличился на 20%. США заняли второе место в мире по объему прямых российских инвестиций за рубежом. Президент Медведев посетил Силиконовую долину в США.

Потенциальные угрозы «перезагрузке» уменьшились

А. Стент отметила, что «перезагрузку» отношений между двумя странами облегчили несколько факторов, в том числе: окончание «газовых войн» России с соседями; придание Вашингтоном приоритетного статуса отношениям с Россией по сравнению с другими странами бывшего СССР; признание Соединенными Штатами необходимости реального улучшения отношений с Москвой для достижения иных внешнеполитических целей. Избрание на Украине более пророссийски настроенного президента также способствовало «перезагрузке», особенно с учетом того факта, что нынешняя администрация придает отношениям с бывшими советскими республиками менее важное значение, чем предыдущая. 

Что дальше?

А. Стент перечислила ряд двусторонних вопросов, которые будут оказывать воздействие на российско-американские отношения. Среди них — дальнейшие дискуссии по контролю над вооружениями, разногласия по вопросу о тактическом ядерном оружии, проблемы евро-атлантической архитектуры безопасности, создание совместной американо-российской системы ПРО, отношения России с НАТО, энергетическая безопасность и нестабильность в Центральной Азии.