После подписания нового Договора о СНВ 8 апреля 2010 г. внимание руководства России и США к проблемам ядерного разоружения ослабло. Но именно сейчас необходимо вырабатывать подходы к этим проблемам во избежание кризисов режима нераспространения и российско-американских отношений, возможных уже в ближайшем будущем. Об этом говорилось на семинаре в Московском Центре Карнеги — очередном мероприятии из серии дискуссий о нераспространении и отношениях России и США, которые Центр проводит после подписания Договора. 

Необходимость дальнейших сокращений ядерных вооружений

Председатель программы по проблемам нераспространения Московского Центра Карнеги Алексей Арбатов перечислил наиболее значимые проблемы, обуславливающие необходимость неослабного внимания со стороны Москвы и Вашингтона к задаче ядерного разоружения.

  • Баланс сил в 2020 г. После окончания срока действия нового Договора о СНВ (Пражский договор) в 2020 г. России и США придется заключать новый договор о дальнейшем сокращении ядерных сил, поскольку продлить текущий они не смогут в силу динамики баланса стратегических ядерных сил (СЯС) обеих стран. Основную часть СЯС США составляют системы, созданные в 1970-е годы и введенные в строй в 1980-1990-е гг., которые в 2020-2030-е гг. будут заменены как на новые стратегические системы в ядерном оснащении, так и на неядерные вооружения на стратегических носителях. США заинтересованы в том, чтобы следующий российско-американский договор позволил им сократить старые системы и принять на вооружение новые. России же не удастся к 2020 г. сохранить свои СЯС на уровне в 1550 ядерных боезарядов, как зафиксировано в Пражском договоре, — даже в том случае, если она будет продлевать срок службы отдельных систем. Поэтому Россия будет заинтересована в новом договоре для того, чтобы поддерживать паритет с США при более низких потолках.
     
  • ПРО, ТЯО и милитаризация космоса. Переговоры о дальнейших сокращениях СЯС являются необходимым условием для дискуссий по таким вызывающим взаимную обеспокоенность Москвы и Вашингтона проблемам, как противоракетная оборона (ПРО), тактическое ядерное оружие и милитаризация космоса. Эти проблемы будут обостряться по мере продвижения по пути ядерного разоружения.
     
  • Великобритания, Китай, Франция. Ограничения СЯС должны быть распространены и на третьи страны — Великобританию, Китай, Францию. Но вести с ними переговоры невозможно, если не будут продолжены двусторонние переговоры России и США по этой проблеме. Если Россия и США сделают этим странам предложение об ограничении СЯС, не подкрепленное собственным примером, они получат жесткий отказ.
     
  • Неядерные страны. Ко времени проведения Конференции по рассмотрению Договора о нераспространении ядерного оружия 2015 г. неядерные страны осознáют, что Россия и США практически «сымитировали» сокращения, остановившись на потолках в 1550 боезарядов, и дальше сокращать СЯС не намерены. Побудить неядерные страны принять более жесткие условия ядерного нераспространения можно будет только при продолжении российско-американских переговоров о сокращениях.

Только если Москва и Вашингтон продемонстрируют взаимную транспарентность и приверженность ядерному разоружению, заключил А. Арбатов, можно будет сохранить и укрепить режим ядерного нераспространения.

Сотрудничество по ПРО

Эксперт Московского Центра Карнеги Владимир Дворкин привлек внимание к потенциалу российско-американского сотрудничества в области ПРО. Россия и США уже имеют значительный опыт в этой области: проведены пять компьютерных учений на двусторонней основе и четыре — на трехсторонней с участием НАТО; была достигнута договоренность о проведении учений на полигоне в Копьяре с использованием систем Patriot и С-300; был создан центр по обмену данными о ракетном нападении. Однако грузинский конфликт в августе 2008 г. помешал развитию сотрудничества по ПРО.

Возобновление этого сотрудничества актуально в настоящее время по ряду причин: 

  • Оно поможет укреплению взаимного доверия и повышению транспарентности, которые необходимы для продолжения переговоров о дальнейшем ядерном разоружении.
     
  • Оно станет ответом на настоящие и потенциальные угрозы безопасности России, США и стран Европы, включая, в частности, возможность несанкционированных пусков ракет из стран, недавно обзаведшихся ядерным оружием (Индия, Пакистан, Северная Корея) или, возможно, стремящихся к обладанию им (Иран).
     
  • Оно может стать одной из главных основ российской инициативы по Договору о европейской безопасности, которую в настоящее время многие считают недостаточно наполненной содержанием.
     
  • Возможно, через несколько лет для США ценность России как партнера в области ПРО может снизиться. Без России Соединенные Штаты продолжат развитие систем ПРО, тогда как без США России будет трудно создать стратегическую ПРО по причине ограниченности ресурсов.