Совет Безопасности ООН так и не смог принять резолюцию по факту гибели южнокорейского патрульного корабля «Чхонан». Вместо этого прозвучало заявление председателя Совбеза, в котором автор торпедной атаки в Желтом море так и не был назван. Вряд ли эксперты из Китая и России, которые осматривали обломки корабля и фрагменты торпеды, обнаружили что-либо противоречащее версии международной комиссии, в которую власти Южной Кореи пригласили только западных экспертов. Исход дела в Совете Безопасности ООН, однако, зависел в основном от позиции Китая.

Пекин с самого начала был против резолюции, осуждающей КНДР, и никакие данные экспертов не могли повлиять на его принципиальную позицию. Известно, что по вопросам, связанным с Северной Кореей, Россия в ООН действует с оглядкой на Китай. Что касается США, то они предпочли сохранить общий фронт пяти стран, ведущих уже десять лет переговоры с Пхеньяном по его ядерной программе. Внешне ситуация выглядит как уступка Китаю: именно Пекин задает наименьший общий знаменатель.

Между тем Пекину как раз не позавидуешь. Его единственный формальный союзник — Пхеньян — не обращает на советы и увещевания из Поднебесной никакого внимания. Попытки перенести на корейскую почву китайскую рыночную модель провалились. Визит Ким Чен Ира в КНР, состоявшийся в разгар обсуждения инцидента с южнокорейским кораблем, принес пропагандистскую выгоду северокорейцам, пекинское же руководство выглядело скорее беспомощно.

С другой стороны, к неудовольствию Пекина, инцидент в Желтом море привел к дальнейшему ужесточению курса Республики Корея (РК) в отношении Пхеньяна. Южная Корея, которая при предыдущей сеульской администрации дистанцировалась от США, сейчас взяла курс на сближение с США. Символом новых отношений стало первое в истории совместное заседание комитета министров иностранных дел и обороны двух стран. Вскоре должны состояться крупные совместные американо-южнокорейские маневры. Демонстрация силы, в последний момент перенесенная из Желтого моря в Японское (в Корее его называют Восточным), прямо не угрожает Китаю, но явно раздражает его военно-политическое руководство.  

В долгосрочном плане Пекин очень обеспокоен перспективами северокорейского режима. Информации о том, что на самом деле происходит в окружении Ким Чен Ира, недостаточно. Сам глава режима приобрел у соседей-союзников репутацию лживого, неискреннего человека. Зато в Китае хорошо известно об ампутациях в КНДР без анестезии. Здесь ходят также легенды о генералах Корейской народной армии, которые, оказываясь в командировках в Китае, едят в ресторанах за троих. Такие вещи, как больница без обезболивающего и голодная армия, заставляют задуматься.

Режим КНДР вряд ли рухнет в одночасье. Если он не трансформируется, признаков чего пока не наблюдается, то будет агонизировать неопределенно долго. Это чревато серьезными опасностями. Война, в том числе с применением ядерного оружия, остается реальной возможностью на Корейском полуострове. Если война будет развязана, она приведет не только к многочисленным жертвам и огромным разрушениям, но и к разгрому КНДР соединенными силами американских и южнокорейских войск и выходу вооруженных сил США к границам Китая. Такое непосредственное соприкосновение с армией главного глобального конкурента КНР совершенно неприемлемо для Пекина и особенно для командования Народно-освободительной армии Китая. За что тогда, спрашивается, погибли сотни тысяч добровольцев НОАК во время Корейской войны 1950-1953 гг.?

Что делать в такой ситуации?

Попытаться «разрулить» ситуацию внутри КНДР крайне затруднительно. Северокорейские руководители принимают китайскую помощь, но откровенничать отказываются. Они недоверчивы и упрямы.

Договариваться с США и РК о совместных действиях против союзника — КНДР — выглядело бы явным предательством в глазах китайской военной верхушки и части политического руководства КНР. Кроме того, за пределами нынешнего статус-кво геополитические интересы Китая и США на Корейском полуострове расходятся кардинально.

Остается испытанный вариант призывов к возобновлению шестисторонних переговоров с участием КНДР. А чтобы КНДР не отказалась от переговоров вообще — блокировать принятие в ООН резолюций с осуждением ее поведения. Между тем в Пекине, как и в Вашингтоне, Москве и других столицах, отлично знают, что Северная Корея создала ядерное устройство именно в период, когда шли шестисторонние переговоры.

Оригинал статьи