Дипломатический кризис между Москвой и Токио из-за Южных Курил — свежее подтверждение старой истины: российско-японские политические отношения продолжают находиться в тупике. Вместе с тем появился новый элемент: если прежде островную проблему использовали во внутриполитических целях только японские политики, то сейчас ей воспользовался президент Медведев — с очевидным прицелом на выборы 2012 г.

Вряд ли нынешний кризис будет иметь серьезные экономические последствия. Япония может, конечно, в принципе отказаться от импорта энергоносителей из России, но это прямо противоречит общей линии Токио на диверсификацию источников энергии. Также — теоретически рассуждая — японское правительство может посоветовать японским компаниям свернуть бизнес в России, но это мало поможет японскому бизнесу в выходе из рецессии. Государственной помощи на цели развития Япония России не оказывает, а от японской «гуманитарки» для курильчан Москва вежливо отказалась в прошлом году.

Выход же японских компаний из проектов по подготовке к саммиту Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) во Владивостоке приведет к передаче соответствующих контрактов компаниям других стран.

Как сразу заявили в Москве и Токио, не повлияет кризис и на участие президента Медведева в ноябрьском саммите АТЭС в Иокогаме, где даже может состояться его встреча с премьер-министром Каном. Единственными «жертвами» на сегодняшний день стали отзыв из Москвы «для консультаций» посла Японии Масахару Коно и отмененная поездка в Японию первого вице-премьера РФ Игоря Шувалова.

Вероятно, через какое-то время отношения вернутся к прежнему состоянию — во всяком случае, до нового визита Дмитрия Медведева на Курилы или очередного резкого заявления или движения с японской стороны. Останется констатировать, что «острова раздора» окончательно превратились в ходовой политический товар, который одинаково активно «раскупается» японским и российским электоратом.

То, что может выглядеть «хорошей политикой», не является, однако, хорошей стратегией. Главной стратегической целью России является модернизация экономики, основной геополитической задачей — развитие российского Дальнего Востока и Сибири, их более тесная интеграция в общероссийское пространство. В реализации этих целей и задач Япония могла бы сыграть ключевую роль. Оптимальным с точки зрения российских интересов было бы превращение Японии в своего рода «Германию на востоке» — стабильного экономического, технологического и политического партнера.

Главной геополитической целью Японии является, насколько можно судить, обретение нового стратегического равновесия в условиях быстрого и мощного возвышения Китая и — в этой связи — некоторой неопределенности  в отношении той роли, которую США будут готовы играть в Азии и на Тихом океане. Позиция России имеет в этой связи существенное значение. Японские наблюдатели поторопились, назвав визит Медведева началом реализации совместной китайско-российской стратегии в отношении Японии. Если бы, однако, такая стратегия стала фактом, это существенно ухудшило бы положение Японии. Ответственные политики в Токио должны стремиться предотвратить подобный альянс.

У России — после решения территориальных проблем с Китаем, а недавно и с Норвегией — Курилы остаются едва ли не единственным пока еще не закрытым вопросом. Уже в ходе нынешнего кризиса Кремль подтвердил, что позиция, которую сформулировал еще Путин в 2000-м, — передача Хабомаи и Шикотана после подписания мирного договора — остается в силе.

Япония — в противоположном положении. Ей труднее взять то, что Россия готова отдать. У Токио есть споры и с Сеулом, и с Пекином. Если, однако, объединение и значительное геополитическое усиление Кореи — дело сравнительно отдаленного будущего, то спор с Китаем из-за островов Сенкаку — очаг возможного вооруженного столкновения буквально уже завтра. Речь идет не только об островах, сегодня находящихся под контролем Токио, но и о границах богатых нефтью исключительных экономических зон в Восточно-Китайском море. Между прочим, Пекин готов признать Южные Курилы российской территорией — в обмен на признание Москвой китайских претензий на Сенкаку. За этой идеей просматривается четкая стратегия. 

И Токио, и Москве также нужна стратегия в отношении друг друга. В отсутствие такой стратегии внешняя политика будет оставаться лишь функцией внутренней конъюнктуры. Выборы, как говаривал академик Георгий Арбатов, плохое время для хорошей политики и хорошее — для плохой.