Последние события на Северном Кавказе отмечены новым витком дестабилизации и насилия, что вынуждает российские официальные круги публично признать: ситуация в этом регионе является серьезной проблемой для страны. На мероприятии в Фонде Карнеги за Международный Мир в Вашингтоне сопредседатель программы «Религия, общество и безопасность» Московского Центра Карнеги Алексей Малашенко, Джошуа Яффа (журнал Foreign Affairs) и Мириам Ланской (Национальный фонд в поддержку демократии) поделились мнениями о положении на Северном Кавказе. В роли модератора выступил старший научный сотрудник Российско-Евразийской программы Фонда Карнеги за Международный Мир Томас де Ваал.

Ухудшение ситуации

А. Малашенко отметил: вопреки надеждам, возникшим в связи с образованием в январе 2010 года нового Северо-Кавказского федерального округа (его возглавил Александр Хлопонин), ситуация в регионе продолжает ухудшаться, и никакого движения в направлении стабилизации не происходит. 

  • Гражданская война. Высокопоставленные государственные чиновники, включая президента Дмитрия Медведева, публично характеризуют конфликт на Северном Кавказе как гражданскую войну. А. Малашенко согласен с этой оценкой. В регионе наблюдается разгул насилия (порой оно выплескивается далеко за его пределы, включая Москву): там еженедельно происходят нападения, взрывы, покушения на представителей местных властей.
     
  • Экономическая ситуация. Несмотря на отсутствие статистических данных по экономике, очевидно, что экономическая ситуация на Северном Кавказе также ухудшается. Более того, из-за обветшавшей или разрушенной инфраструктуры, а также из-за отсутствия современного экономического сектора Северный Кавказ превратился в регион «демодернизации», отметил А. Малашенко. Нестабильность подпитывается и высоким уровнем безработицы: по различным оценкам, она составляет от 30% до 70% трудоспособного населения. Еще больше усугубляет бедственное экономическое положение Северного Кавказа массовый отъезд из региона этнических русских и образованных представителей местных народов.
     
  • Силовые структуры. Силовые структуры действуют на Северном Кавказе жестоко и безнаказанно, что еще больше способствует радикализации региона, считает Дж. Яффа. Ситуация усугубляется отсутствием координации между различными силовыми структурами, из-за чего даже прямые указания Кремля оказываются трудновыполнимыми.

Ислам и радикализация

В Чечне, по мнению участников мероприятия, параллельно идут процессы исламизации и радикализации.

  • Актуальность религиозного вопроса. Нынешнее брожение в Чечне отличается от ситуации 1990-х гг. Сегодня те, кто восстает против властей, преследуют не только антигосударственные, но и религиозные цели, пояснил Дж. Яффа. Этот религиозный аспект наглядно проявляется в акциях против людей и коммерческих компаний, чьи действия радикалы считают не соответствующими канонам ислама.
     
  • Многоаспектность. Если ранее разделительные линии в конфликте проводились преимущественно по этническому признаку, то теперь стал доминировать религиозный признак, отметил Дж. Яффа. Однако М. Ланской указала, что, несмотря на усиление религиозной составляющей, национализм по-прежнему играет важную роль в ходе конфликта.
     
  • Реакция на нестабильность. Растущая роль религии в общественной жизни проявляется по всем направлениям, представляя собой одновременно и одну из причин нестабильности, и реакцию на нее. В частности, распространение шариатских судов отчасти является ответом на неэффективность официальной судебной системы.
     
  • Религиозное государство. Чеченских радикалов устроил бы вариант с превращением Чечни в шариатскую республику в составе Российской Федерации, предположил Дж. Яффа. М. Ланской согласилась с этой точкой зрения, отметив, что подобная схема была бы удобна как экстремистам, так и Кремлю, но не большинству населения Чечни.

Власть в регионе

  • Александр Хлопонин. Сохраняющаяся нестабильность в регионе отчасти связана с тем, что его руководство не отвечает необходимым требованиям, отметил А. Малашенко. Полпред Кремля в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Хлопонин считается второстепенным игроком, а не сильным представителем Москвы. В результате местные политические элиты предпочитают вести дела напрямую с Кремлем. Особенно слаб авторитет Хлопонина в Чечне, где его воспринимают как подчиненного лидера республики Рамзана Кадырова. 
     
  • Рамзан Кадыров. Кадырову удалось добиться определенных успехов в ряде сфер, в  том числе в восстановлении разрушенного в ходе войн, но, как отметил А. Малашенко, из-за его значительного политического веса и полной лояльности премьер-министру Путину в будущем лидера Чечни будет непросто контролировать.

Грузия

По словам М. Ланской, Грузия, озабоченная возможными побочными последствиями нестабильности на Северном Кавказе, переосмысливает собственную роль в регионе. Внешняя политика Тбилиси на Кавказе меняется, отметила эксперт, приведя в качестве доказательства недавнее заявление Грузии о введении безвизового режима с российскими республиками Северного Кавказа. По мнению участников мероприятия, это может привести к новому витку напряженности между Грузией и Россией. Они также подчеркнули, что Сочинская Олимпиада 2014 года стала «головной болью» для российского руководства, поскольку она может быть использована теми игроками, кто стремится дестабилизировать ситуацию в России.