Артиллерийский обстрел войсками КНДР южнокорейского острова, находящегося неподалеку от Инчхона — главных воздушных ворот столицы Южной Кореи, стал очередным напоминанием о сохраняющейся опасности войны на Корейском полуострове. Обстрел последовал вскоре после того, как северокорейские власти вновь удивили США и остальной мир демонстрацией ультрасовременного ядерного комплекса с тысячами центрифуг для обогащения урана.

Внешние наблюдатели не могут с уверенностью утверждать, что они знают, что именно стоит за последними шагами Пхеньяна. Однако можно предполагать, что артиллерийские и ядерные демарши связаны с преследованием как внутриполитических, так и внешнеполитических целей КНДР — в первую очередь касающихся отношений этой страны с США.

Возможно, пхеньянский «цесаревич» Ким Чен Ун прибегает к ритуальным провокациям с целью утвердиться в своем новом положении — по примеру собственного отца Ким Чен Ира, занимавшегося чем-то подобным тридцать лет назад, когда он сам был назван преемником своего отца и основателя династии Кимов — Ким Ир Сена.

Возможно также, что северокорейские правители сигнализируют Вашингтону: не забывайте о нас, ваши санкции не работают, и мы в состоянии причинить все больше вреда вашему союзнику Южной Корее, а также Японии и, в конечном счете, самим Соединенным Штатам. Пхеньян, скорее всего, добивается от Вашингтона возобновления дипломатического диалога — и, посредством этого, новых подачек в качестве «платы за страх».

Что делать? Прежде всего — проявлять хладнокровие, хотя по понятным причинам Южной Корее это дается все труднее. Далее: сосредоточить основное внимание на политических корнях угрозы, исходящей от Северной Кореи. Вопреки часто повторяемым заклинаниям, правители из династии Кимов — отнюдь не сумасшедшие. В их действиях есть логика. Кимы стремятся прежде всего к сохранению династии в условиях ухудшающегося экономического положения и усиливающегося давления извне.

Начавшаяся передача власти в Пхеньяне чревата опасностями, как почувствовали на себе жители Ёнпхёндо. Она же, однако, открывает определенные возможности. Режим регентства, который, вероятно, будет учрежден после ухода Ким Чен Ира, не будет устойчив. Противоречия между дворцовыми кланами могут усилиться. Новому правителю самой изолированной страны мира придется зарабатывать авторитет не только на ратно-диверсионном поле, но и на продовольственном.

Международному сообществу придется заняться Северной Кореей плотнее. Комбинируя и тщательно дозируя политическое давление и экономические награды, оно должно стремиться направить развитие КНДР по пути плавного перерождения абсолютно тоталитарного режима в квазитоталитарный. Условно говоря, северокорейскому режиму нужно пройти путь от Сталина к Хрущеву. Это принципиальный момент. Снизив степень жесткости режима до уровня «народных демократий», можно применять стратегию «изменения путем сближения», похожую на ту, что в 1970-80-е гг. Западная Германия практиковала в отношении ГДР. Главную роль в этом деле должна играть Южная Корея, которая когда-то станет просто Кореей.