Осуществляемая в настоящее время реформа Вооруженных сил РФ — возможно, самая масштабная реформа такого рода за последние 150 лет. Хотя основные реорганизационные мероприятия в ВС уже завершены, военные преобразования будут продолжаться еще в течение нескольких лет. Промежуточные итоги военной реформы были подведены на мероприятии в Московском Центре Карнеги, на котором выступили председатель программы «Проблемы нераспространения» Московского Центра Карнеги Алексей Арбатов и главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Дворкин.

Военные преобразования

А. Арбатов рассказал о преобразованиях в рамках военной реформы, которые затрагивают все стороны военной политики:

  • Ликвидация кадрированных соединений ВС; превращение всех частей в силы постоянной боевой готовности; отказ от концепции массовой мобилизации личного состава и материальных запасов для войны; реорганизация системы подготовки резерва и хранения военных припасов и техники. Создаются базы хранения и ремонта вооружений и военной техники (БХВТ).
     
  • Сокращение численности ВС до 1 млн человек к 2012 г.
     
  • Изменение структуры личного состава: сокращение офицерского корпуса до 150 тыс. человек (с увольнением 185 тыс.), замена прапорщиков на сержантов (в общей сложности поддержание контингента в 120 тыс. контрактников — сержантов и старшин), содержание 730 тыс. призывников со сроком службы 12 месяцев.
     
  • Радикальное сокращение количества частей и соединений ВС, гарнизонов, баз, военных городков, объектов, земельных угодий, недвижимости, материальных запасов; передислокация военных органов и заведений.
     
  • Формирование вместо прежних шести военных округов (ВО) четырех укрупненных ВО, являющихся одновременно Объединенными стратегическими командованиями (Западное, Южное, Центральное, Восточное ОСК). 
     
  • Переход Сухопутных войск (СВ) на трехзвенную структуру: оперативное командование — бригада — батальон.
     
  • Перевод ВВС на новую структуру: оперативное командование — авиабаза — эскадрилья, а также бригады воздушно-космической обороны ВКО в составе зенитно-ракетных и противоракетных частей.
     
  • Силы ВМФ по флотам (Северный и Балтийский; Черноморский и Каспийская флотилия; Тихоокеанский флот) распределяются по трем ОСК (соответственно Западному, Южному и Восточному).
     
  • Значительно увеличено количество учений войск и сил различного масштаба, в том числе с боевой стрельбой (например, в 2011 г. таких учений планируется 1700). 
        
  • Централизация системы подготовки кадров: вместо 65 военных академий и училищ будет 10 военных вузов.
     
  • Сокращение и реорганизация центрального аппарата управления, включая Министерство обороны и Генеральный штаб (на 60%), уменьшение роли командований видов ВС.
     
  • Коммерциализация и передача гражданским организациям системы тылового обеспечения и обслуживания войск.
     
  • Значительное повышение военных пенсий и денежного довольствия военнослужащих (к 2020 г. — на 25% выше средней зарплаты на «гражданке»).
     
  • На втором этапе реформы (видимо, к 2015 г.) — обеспечение всех офицеров и контрактников служебным жильем и всех увольняемых из рядов ВС — гражданским жильем, переподготовка на гражданские специальности.
     
  • Грандиозная программа военно-технического переоснащения  (в сумме — свыше 21 трлн руб. до 2020 г., из которых более 19 трлн пойдет на Вооруженные силы): с тем чтобы к 2015 г. на вооружении было не менее 30%, а к 2020 г. — не менее 70% новых вооружений и военной техники.

Однако, по словам А. Арбатова, формула «придание нового облика ВС», которую часто используют представители правительства применительно к реформе, вряд ли отражает суть военных преобразований — из-за этой формулы складывается представление о том, что проводимые изменения поверхностны. Кроме того, как подчеркнул А. Арбатов, звучащие в официальных заявлениях общие слова о компактности, мобильности, отличной оснащенности будущих ВС при детальном рассмотрении вызывают множество вопросов и лишь затрудняют представление о том, какой станет армия в будущем.

Препятствия на пути военной реформы

В. Дворкин отметил, что, к сожалению, все перечисленные планы по реформированию Вооруженных сил могут быть скорректированы:

  • стремительное старение кадров и снижение уровня подготовки может помешать планам по повышению квалификации военных специалистов;
     
  • обветшание оборудования на заводах военно-промышленного комплекса (ВПК) грозит срывом укомплектования ВС новыми вооружениями и военной техникой.

В завершение мероприятия его участники подчеркнули необходимость профессионального открытого обсуждения военной реформы, без которого нельзя будет избежать ошибок и недочетов, а также предложили учредить независимую комиссию для анализа военной реформы и выработки рекомендаций.