Ливия состоит из трех частей. Это Триполитания — западная часть страны и база Каддафи. Это более европеизированный и развитый восток (Киренаика) с центром в Бенгази. И Феццан — южные территории, Сахара.

Первая группа проблем сегодняшней Ливии — социально-политическая. За годы пребывания Каддафи его племя захватило в стране все, в том числе контроль над нефтью. Остальным это давно не нравится. То есть Каддафи перестал быть национальным лидером в полном смысле этого слова. Он утратил чувство нации. Он решил, что ему все можно, что нация — это он сам.

Вторая группа проблем — это противоречия между регионами, которые были всегда, но резко обострились сейчас. Это регионализм, а также сложные взаимоотношения между племенами, которых в Ливии очень много. Ведь Ливия — это полутрадиционное общество. Притом что там есть города, это в основном еще племенное общество, в котором каждый помнит, к какому племени он принадлежит. Каддафи, пока был «отцом нации», на это внимания не обращал: он был примирителем, посредником, у него была фраза, что «нет демократии без народных собраний». В Ливии парламента не было, а просто обсуждались проблемы, а потом сам «лидер революции» выносил решения. Сначала это работало, потом начался застой, начались социальные проблемы, прежняя конструкция распалась, и сейчас Ливия вот-вот рухнет как единое государство. Даже если Каддафи сейчас удержится, он политически закончился. Он всем надоел, он у власти с сентября 1969 года.

Что же касается разговоров о каких-то исламистах и «Аль-Каиде», то в применении к Ливии — это полная ерунда. Там поначалу господствовала стихия, которая довольно быстро самоорганизовалась по региональному и племенному признаку: тут же появились мелкие вожди. Но пока никто даже отдаленно по влиянию не приближается к общенациональному масштабу. Поэтому я думаю, что будет раскол, и возможен развал единой Ливии. Восток ближе к Египту — там даже говорят на египетском диалекте. Запад ближе к Магрибу. Юг в основном заселен бедуинскими племенами. Скорее всего, Ливия развалится на два с половиной государства. Но ни одно из них на сегодня не может быть жизнеспособным.

Оригинал статьи