Анализируя в своем новом брифинге последние события, произошедшие в Тунисе, Египте и Ливии, Алексей Малашенко пишет, что правители всех трех государств были уже не в состоянии качественно улучшить существующую систему, при которой пропасть между населением и узким слоем правящей элиты огромна, а конституционная возможность заставить правящий слой уделить внимание нуждам населения отсутствует, как и возможность законным путем поменять эту власть.

Основные выводы:

  • У каждой революции свои причины. Не стоит преувеличивать возможность цепной реакции тунисско-египетско-ливийской революционной триады по всему арабскому и, шире, мусульманскому миру.
     
  • Ожидавшейся многими активности исламских радикалов пока не наблюдается.
     
  • Арабские режимы в Алжире, Иордании, Марокко, Йемене, Омане правильно оценили сложившуюся ситуацию, пойдя на уступки и даже на диалог с оппозицией, снизив тем самым накал страстей.
     
  • Не следует переоценивать влияние происшедших событий на ближневосточный конфликт, ибо какая бы власть ни установилась в Египте, главное внимание она станет уделять внутренним проблемам.
     
  • Для авторитарных режимов в Центральной Азии события в Северной Африке, особенно в Ливии, стали дополнительным аргументом в пользу жесткого, гарантирующего стабильность в стране правления.

С уходом старых президентов революционный процесс не завершился, пишет А. Малашенко, и новая власть, которая будет носить переходный характер, формируется из разношерстных политических сил. Исламисты по-прежнему остаются важной частью арабской, мусульманской политической палитры, и выражение социально-политического протеста через ислам по-прежнему актуально. В случае неспособности теперь уже новой власти сравнительно быстро решить острейшие социальные и экономические проблемы она также окажется перед угрозой свержения и замены ее на еще более новую власть, пока непредсказуемую, но, очевидно, с более радикальным, уже революционно-религиозным настроем.