Ратификация нового Договора о СНВ в законодательных собраниях России и США сопровождалась дискуссиями о проблемах, непосредственно не касающихся стратегических наступательных вооружений: противоракетной обороне (ПРО) и нестратегическом (тактическом) ядерном оружии (ТЯО). Проблема ПРО была отражена в ратификационных документах России, а проблема ТЯО — в ратификационных документах США. Президент США Барак Обама обещал Конгрессу инициировать переговорный процесс по ТЯО. Трудности, стоящие на пути этого процесса, обсуждались на мероприятии в Московском Центре Карнеги, в котором приняли участие Виктор Есин (Институт США и Канады РАН), Анатолий Дьяков (Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии МФТИ), Сергей Ознобищев (ИМЭМО РАН) и Владимир Дворкин (ИМЭМО РАН). Еще одним из выступающих, а также ведущим дискуссии был председатель программы «Проблемы нераспространения» Московского Центра Карнеги Алексей Арбатов.

Три трудности на пути переговорного процесса по ТЯО

  • Трудность с определением предмета обсуждения. По словам А. Арбатова, самым простым способом преодоления этой трудности является включение в ТЯО всех систем, не охваченных договорами о СНВ и ракетах средней и меньшей дальности. Однако существует ряд систем, относительно которых нет ясности. Например, бомбы свободного падения могут быть отнесены и к СНВ, и к ТЯО в зависимости от радиуса действия самолета.
     
  • Отсутствие понятийного аппарата в области ТЯО. По мнению В. Есина, необходимо начать российско-американские консультации для выработки и уточнения понятийного аппарата, к которым в дальнейшем могли бы присоединиться остальные ядерные державы (Великобритания, Китай, Франция), а также неофициальные ядерные государства (Индия, Пакистан). Однако предложение об обмене информацией о количественных и качественных характеристиках ТЯО, а также базах его хранения, сделанное Государственным департаментом США, на данном этапе преждевременно.
     
  • Проблема верификации любой договоренности в области ТЯО. Контроль соблюдения договоренностей потребовал бы от сторон раскрыть друг для друга секретные данные, связанные с производством, хранением и транспортировкой ТЯО. Поэтому, как считает А. Дьяков, заключению таких договоренностей должна предшествовать выработка надежной методологии верификации, исключающей возможность утечки секретной информации.

Перспективы переговорного процесса по ТЯО

  • В ближайшее время переговоров не будет. Большинство участников дискуссии выразили уверенность в том, что в ближайшее время Россия и США не начнут переговорный процесс в области ТЯО. По мнению В. Дворкина, такой процесс может быть инициирован только после длительного периода российско-американских консультаций. Как считает С. Ознобищев, такие консультации возможны и между Россией и НАТО.
     
  • Возможные односторонние шаги. До официальных переговоров стороны могут сделать ряд односторонних шагов, которые в дальнейшем облегчили бы заключение соглашений. По словам В. Дворкина, такими шагами могли бы стать раскрытие данных об общем количестве ядерного оружия в России и США без разделения его на стратегическое и тактическое, а также демонтаж и ликвидация систем, применение которых неприемлемо. К таким системам относятся, например, зенитные ракеты российской ПВО, запуск которых приведет к ядерным взрывам над собственной территорией.