Сегодня военные усилия США сосредоточены уже не на Ираке, а на Афганистане — это свидетельствует и о значении происходящего в стране, и о насущной необходимости урегулирования афганского конфликта. Срок передачи контингентом НАТО всей ответственности за безопасность в стране афганским властям — 2014 год — приближается, но ряд серьезных проблем в Афганистане по-прежнему не решен. Директор Центра изучения конфликтов и мира (Кабул) Хекмат Карзай, двоюродный брат президента Афганистана Хамида Карзая, выступил в Московском Центре Карнеги с докладом, в котором обрисовал некоторые из этих проблем и изложил имеющиеся основания для оптимистичного взгляда в будущее. В роли модератора выступил сопредседатель программы Московского Центра Карнеги «Религия, общество и безопасность» Алексей Малашенко. 

Нынешняя ситуация в Афганистане

  • Разнородность боевиков. На Западе существует распространенное, но ошибочное представление о том, что боевики-моджахеды в Афганистане — это некая единая и монолитная сила. На самом деле в их состав входит несколько основных группировок: афганский «Талибан», «Хезб-и-Ислами Гульбеддин», террористическая сеть «Хаккани», пакистанские талибы и боевики-иностранцы (в том числе члены «Аль-Каиды»). Смерть Усамы бен Ладена, по мнению Х. Карзая, может привести к возобновлению переговоров между талибами и правительством Афганистана.
     
  • Региональные факторы. Географическое положение Афганистана часто считается негативным обстоятельством: многие из его соседей способствуют дестабилизации обстановки в стране. Террористы пользуются прозрачностью границы с Пакистаном, находя убежище на его территории, а Иран усиливает свое «мягкое влияние» в ряде стран — в том числе и в Афганистане. Х. Карзай назвал свою страну «площадкой конфликтов», на которую другие страны — Индия и Пакистан, США и Иран — переносят конфликты друг с другом.
     
  • Силы безопасности. На момент терактов 11 сентября 2001 года в Афганистане отсутствовали силовые структуры — полиция и армия. По отдельным направлениям этот пробел помогли ликвидировать другие страны: Германия помогла Кабулу воссоздать полицейские силы, США — армию, а Великобритания возглавила борьбу с наркотрафиком. Достигнутые результаты разнятся: если строительство Афганской национальной армии идет успешно, то другие силовые институты государства еще нуждаются в совершенствовании. Х. Карзай объяснил: проблема не в том, что боевики сильны, а в том, что противостоящие им афганские госструктуры слабы.
     
  • Международное сообщество и Афганистан. Хотя НАТО отвечает за весь сектор безопасности в Афганистане, международные силы состоят из воинских контингентов 45 государств. Правительства всех стран-участниц первым делом оглядываются на мнение собственного населения, и, в отсутствие единой стратегии, координация действий между национальными контингентами порой затруднена. Более того, отметил Х. Карзай, традиционный принцип антиповстанческих операций заключается в том, что 80% ресурсов должно вкладываться в политические средства борьбы и лишь 20% — в военные. Однако сегодня затраты на военные нужды составляют свыше 90% всех расходов международного сообщества в Афганистане.

Факторы, играющие на руку боевикам

Х. Карзай назвал несколько факторов, благодаря которым «подпитываются» моджахеды: 

  • Финансовый фактор. В Афганистане существует стабильно высокий уровень безработицы, и для некоторых людей участие в движении моджахедов стало источником доходов. Часто это означает и причастность к наркотрафику. Наркотики, наряду с помощью «Аль-Каиды» и богатых «спонсоров», представляют собой один из основных источников финансирования боевиков.
     
  • Месть. Афганистан, подчеркнул Х. Карзай, — это консервативная мусульманская страна с прочными связями между людьми, и убийство человека зачастую расценивается как оскорбление и унижение его родных и друзей. Поэтому действия НАТО и Международных сил содействия безопасности нередко побуждают некоторых афганцев присоединяться к боевикам из желания отомстить.
     
  • Медресе. В период советского вмешательства в Афганистане на территории  соседнего Пакистана были созданы тысячи медресе. Многие такие учебные заведения поддерживают идеологию радикалов-моджахедов, а определенное число их выпускников пополняют ряды боевиков.
     
  • Недостатки государственного управления. Некоторые представители правящей элиты занимаются только личным обогащением или обогащением своего племени, игнорируя остальных, что, естественно, вызывает возмущение этих остальных групп населения.
     
  • Племенной компонент. Выходцы из различных племен среди лидеров боевиков используют племенные связи для вербовки новых боевиков.
     
  • Идеология. Напомнив тезис Сэмюела Хантингтона о конфронтации между исламом и Западом, Х. Карзай отметил, что многие представители духовенства призывают мусульман к вооруженной борьбе «с Западом».
     
  • Деятельность СМИ. В последние годы талибы активно используют возможности СМИ: они, в частности, создали регулярно обновляемый интернет-сайт на пяти языках. Боевикам также содействуют симпатизирующие им СМИ из арабских стран. В честности, бывший высокопоставленный полевой командир талибов мулла Дадулла часто появлялся в эфире телеканала «Аль-Джазира».

Позитивные тенденции

За последние несколько лет ситуация в Афганистане меняется к лучшему на нескольких направлениях, прежде всего в том, что касается развития инфраструктуры и институтов. 

  • Больше внимания. Х. Карзай указал: если в прошлом усилия США в основном сосредоточивались на Ираке, то теперь должное внимание уделяется и Афганистану. В нынешней стратегии США, обнародованной в декабре 2009 года, делается больший акцент на социальных и политических факторах, а не только на военных действиях против повстанцев. По мнению Х. Карзая, в будущем такой подход должен дать свои плоды.
     
  • Афганская национальная армия и спецслужбы. По словам Х. Карзая, ситуация в афганской армии улучшается. К концу 2011 года численность вооруженных сил планируется увеличить до 170 тыс. человек; повышается их компетентность и профессионализм. Национальное управление безопасности, отвечающее за сбор разведданных внутри страны, также совершенствует свою деятельность.

Сферы, над которыми еще требуется работать

  • Афганская национальная полиция. Х. Карзай отметил, что отсутствие твердого руководства и всепроникающая коррупция не позволяют афганской полиции полностью реализовать свой потенциал.
     
  • По-прежнему необходим единый подход. Операции НАТО в Афганистане все еще слишком напоминают «лоскутное одеяло» — конкретные районы Афганистана закреплены за отдельными странами. Этот подход имеет свои плюсы — национальные контингенты получают возможность хорошо ознакомиться со своими зонами ответственности, — но он снижает общую эффективность действий международных сил и может ослабить солидарность между странами-участницами. По мнению Х. Карзая, предпочтительнее был бы более унифицированный подход с меньшими географическими ограничениями.
     
  • Пакистан как убежище. Борьбу с боевиками затрудняет наличие у повстанцев убежища в Пакистане, вне досягаемости войск НАТО и Международных сил содействия безопасности, отметил Х. Карзай.
     
  • Эффективность массовых коммуникаций. У афганских властей по-прежнему отсутствует общая информационная стратегия, которая позволяла бы эффективно вещать и информировать народ об уже достигнутых успехах, считает докладчик.

Взгляд из Москвы

Х. Карзай заметил: превращение Афганистана в стабильную и процветающую страну, несомненно, отвечает интересам России. Но чтобы это произошло, необходимо решить определенные проблемы: 

  • Радикализм и насилие в Центральной Азии. Москва считает: если движению «Талибан» удастся расширить свою сферу влияния, это может привести к повышению уровня насилия — не только в самом Афганистане, но и в странах СНГ, включая Россию, отметил Х. Карзай.
     
  • Наркотики. Сегодня до трети людей, ежегодно погибающих во всем мире от употребления наркотиков, составляют россияне, сказал Х. Карзай. Поэтому борьба с афганским наркотрафиком должна быть одной из приоритетных задач Кремля.

Путь в будущее

Будущее Афганистана, полагает Х. Карзай, определят три процесса: 

  • Прекращение войны и национальное примирение. Единственный путь к прогрессу Афганистана — это политический процесс, нацеленный на реинтеграцию и примирение. Необходимо создать и развивать каналы для диалога между правительством Афганистана и боевиками.
     
  • Передача ответственности. В настоящее время Афганистан ориентируется на 2014 год в качестве срока, когда он сможет взять на себя всю полноту ответственности за собственную безопасность. В этом деле важнейшую роль будут играть Афганская национальная армия и полиция.
     
  • Региональное сотрудничество. Х. Карзай убежден, что Афганистан, расположенный на стыке нескольких регионов, должен стремиться к роли «моста» или «перекрестка» между ними. Достижению этой цели должна способствовать поддержка проектов по прокладке трубопроводов, а также развитие региональной торговли. Большую роль здесь, по мнению Х. Карзая, будут играть экономические интересы.