Игорь Сечин – правая рука президента РФ Владимира Путина – возвращается в кресло председателя совета директоров «Роснефтегаза». Об этом сообщила «Роснефть» в отчете по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) за II квартал. Пикантность ситуации в том, что ключевое назначение сделано в обход премьер-министра Дмитрия Медведева.

В апреле 2011 года именно Медведев инициировал смещение Игоря Сечина из председательского кресла – поручил вывести всех чиновников из госкомпаний. Уход Сечина – правой руки Владимира Путина – многие расценили как ослабление путинской команды и победу команды медведевской. И вот победа испарилась путем двух аппаратных ходов.

6 мая, за день до инаугурации, и. о. премьера Владимир Путин подписал распоряжение о включении Сечина в список кандидатов в совет директоров «Роснефтегаза». Этот ход хорошо известен, но за кадром осталось главное. В тот же день, 6 мая, Путин сделал ход номер два – подписал директиву, в которой прямо приказал членам совета директоров «Роснефтегаза» – «представителям интересов Российской Федерации» – голосовать «за избрание председателем совета директоров Общества И.И Сечина».

Медведев был явно не в курсе событий. Недаром его пресс-секретарь Наталья Тимакова заявила, что директива на избрание Сечина руководителем совета директоров «Роснефтегаза» пока не подписана главой правительства. Имеется в виду, конечно, директива нынешнего премьера – Дмитрия Анатольевича. Видимо, его предшественник, Владимир Владимирович, позабыл предупредить, что директиву по Сечину он уже подписал. И новой директивы «представителям интересов Российской Федерации» не требуется.

Между тем именно «Роснефтегаз» занимает особое место в конструкции «нефтегазовой иглы», на которой «сидит» российская экономика. Компания владеет 75,16% акций «Роснефти» и 10,74% акций «Газпрома». На конец 2011 года на депозитах компании в банках скопилось более 48 млрд руб., а ее чистая прибыль составила 33,7 млрд руб. Считается, что средства нужны компании для консолидации крупных активов в электроэнергетике — ФСК, МРСК, «РусГидро», «Интер РАО», причем схемы процесса разработаны под руководством Игоря Сечина, а на реализацию планов может потребоваться 600 млрд руб. Все это означает, что Игорь Сечин снова становится главным контроллером потоков нефтегазовых денег.

– Вместе с Игорем Сечиным из правительства ушел и фактический контроль за нефтегазовым сектором, – говорит ведущий эксперт Московского Центра Карнеги Николай Петров. – Дальше уже не так принципиально, является ли Сечин только председателем совета директоров «Роснефти», плюс секретарем новой президентской комиссии по стратегическому развитию ТЭК, плюс членом совета директоров «Роснефтегаза», или он еще и председатель совета директоров «Роснефтегаза».

Проблема в том, что Медведев не мог жить в ситуации, когда пост вице-премьера занимал Сечин – сам себе хозяин и автономный игрок. Путин нашел решение – просто-напросто убрал нефтегазовый блок из-под контроля правительства. А теперь мы видим «обмен любезностями». Сначала Сечин становится секретарем президентской комиссии, у которой весьма обширные полномочия, потом правительство надавливает, и полномочия несколько сокращаются, поскольку входят в противоречие с законом «О правительстве». Но Сечин как был, так и остается человеком, который контролирует весь нефтегазовый сектор, а отнюдь не одну госкомпанию, которую он возглавляет.

«СП»: – Способ, которым осуществлено новое назначение Сечина, – это штришок к формируемому Кремлем имиджу слабого Медведева?

– Во всяком случае, удар по имиджу Медведева и его правительства. Думаю, возможны два объяснения такого удара. Либо Путин подчеркивает свою жесткость и решительность и адресует все это своему традиционалистскому электорату. Либо готовит общество – рядовых граждан, которые до сих пор не поняли, что Медведева как самостоятельной политической фигуры нет, – что Дмитрия Анатольевича будут снимать осенью. В последнем случае нужны сигналы, что никакой роли в принятии решений Медведев не играл и не играет.

Недаром последние скандалы, связанные с именем нынешнего премьера, носят имиджевый характер. В итоге нам дают понять, что ключевые решения, вроде начала войны с Грузией или назначение Сечина, принимаются далеко не Медведевым. Сейчас это выносится на публику. На мой взгляд, в глазах политической элиты и экспертов имидж Медведева настолько плох, что ухудшиться уже не может. А вот в глазах нормальных граждан Медведев пока остается намного более значимой фигурой, чем на деле является.

– Вы считаете, Медведева снимут осенью?

– Выбора нет. Правительство в его нынешнем составе, и тем более премьер Медведев, – не команда. Пока не принято решения, куда двигаться дальше, годится и такое правительство. Но если придется реально заниматься развитием экономики страны, сталкиваться с серьезными проблемами (а осенью некоторые из них проявятся) – конечно, нужно, чтобы Медведев уходил, а взамен приходила команда, которая сможет руководить страной в сложное время.

– Куда в этом случае девать Медведева?

– У него может быть вполне приличное место сбоку – в виде руководителя любого из наших высших судов. Я вполне представляю Дмитрия Анатольевича руководителем Конституционного суда. Я представляю, как бы он вышел перед публикой и сказал, что сейчас такое время, когда важно обеспечить законодательную проработку реформ, начавшихся в стране, и поэтому он принимает решение уйти с поста главы правительства и стать председателем одного из высших судов.

– Такой уход уничтожит его как возможного кандидата на следующих президентских выборах?

– Как кандидат в президенты Медведев уничтожен 24 сентября прошлого года. И никаких политических перспектив у него нет. Медведев сделал выбор и показал, что для него важен лишь один избиратель в стране, он утратил авторитет в глазах политической элиты. За Медведевым никто не стоит из числа людей, чьи бы интересы он выражал. И никогда уже не будет стоять.

Путин – единственный человек, который может посадить Медведева на стул и держать на нем. Может даже сделать его президентом на какой-то срок. Но как самостоятельный политик – Медведев конченый человек.

Оригинал интервью