О том, как провести перезагрузку отношений Москвы с ее ведущими азиатскими партнерами, корреспонденту "Ъ" Сергею Строканю разъяснил директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин.

— Саммит АТЭС во Владивостоке — самое заметное внешнеполитическое событие для России после возвращения в Кремль Владимира Путина. Означает ли это, что Москва резко активизирует свою политику в регионе, чтобы не отстать от других игроков, прежде всего США и Китая?

Дмитрий Тренин
Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».

— Москва озабочена не тем, чтобы не отстать от США и Китая, которые для России на этом историческом этапе все равно недосягаемы, а прежде всего тем, чтобы не остаться навсегда сырьевым придатком других стран, прежде всего КНР. Кремль ищет — пока, правда, без особых успехов — такую модель развития Дальнего Востока и Сибири, которая укрепила бы единство страны и одновременно позволила России интегрироваться в АТР в качестве полноценного игрока.

О России за последние 20 лет в регионе вспоминали нечасто. Саммит во Владивостоке — это выставка-напоминание, но роль страны определяется не презентациями, а реальными делами, прежде всего в экономике.

— Какие возможности открывает перед Россией освоение региона и сотрудничество со странами АТР? Можно ли ждать его оживления на фоне растущего непонимания и стагнации отношений с Западом?

— Россия обязана "перезапустить" развитие восточных территорий. Для этого ей нужны партнеры, обладающие инвестиционными и технологическими ресурсами. Чем больше таких партнеров, тем лучше. Очень хорошо, что развиваются отношения с Китаем, но если будет всего один, к тому же явно доминирующий партнер, это плохо. ...

Полный текст интервью