В отношении Афганистана Индия активно использует политику «мягкой силы», и это приносит Индии широкую популярность среди населения Афганистана. Об этом говорил профессор Центра российских и центральноазиатских исследований Университета имени Джавахарлала Неру и директор Евразийского фонда (Нью-Дели, Индия) Арун Моханти, выступая на мероприятии в Московском Центре Карнеги. Вели мероприятие директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин и координатор программы «Проблемы нераспространения» Петр Топычканов.

Афганская политика Индии

  • Цели индийской политики в Афганистане. По словам А. Моханти, политика Индии в отношении Афганистана преследует четыре цели: обеспечение нейтрального статуса Афганистана; проведение через Афганистан энергетических и транспортных коридоров; ликвидация вооруженных отрядов талибов в Афганистане и Пакистане; ликвидация инфраструктуры наркоторговли.
     
  • «Расширенное соседство». Как подчеркнул докладчик, в официальных документах Индии отмечается, что Афганистан и страны Центральной Азии входят в «расширенное соседство» Индии. Согласно А. Моханти, для Индии и дружественных ей государств Афганистан является «мостом», связывающим разные регионы. Все это объясняет, почему Нью-Дели придает стратегическое значение связям с этими государствами.
     
  • Дружба, проверенная временем. А. Моханти подчеркнул, что «индийско-афганская дружба носит цивилизационный характер». Отношения между Нью-Дели и Кабулом оставались хорошими при всех режимах в Афганистане, отметил докладчик. Исключением стал режим «Талибана».
     
  • «Мягкая сила» Индии. По словам А. Моханти, «мягкая сила» Индии в Афганистане проявляется в следующем: Индия занимает первое место в Южной Азии и пятое место в мире по объемам помощи Афганистану; Индия активно участвует во многих инфраструктурных проектах в Афганистане, включая развитие различных отраслей экономики, медицины и образования, а также строительство дорог; на территории Индии обучаются несколько тысяч афганских студентов; большой популярностью в Афганистане пользуются произведения массовой культуры Индии, прежде всего кинематограф и музыка. В итоге, по словам А. Моханти, из числа всех зарубежных стран Индия наиболее популярна в Афганистане — даже среди некоторых талибов.

Развитие стратегического сотрудничества между Нью-Дели и Кабулом

  • Заключение соглашения. Афганский президент Хамид Карзай шесть раз посетил Индию, отметил А. Моханти. В октябре 2011 г. Карзай и индийский премьер Манмохан Сингх подписали Соглашение о стратегическом партнерстве.
     
  • Дебаты по поводу стратегического сотрудничества. По словам А. Моханти, в настоящее время в Индии обсуждаются несколько направлений развития стратегического сотрудничества с Афганистаном: отправка в Афганистан подразделений вооруженных сил Индии или военных советников; подготовка кадров для армии и внутренних войск Афганистана; снабжение афганской армии вооружением и военной техникой из Индии.
     
  • Вопрос об отправке военных. По мнению А. Моханти, отправка индийских военных в Афганистан представляется маловероятной, хотя этот вопрос активно дебатируется в Индии. Взамен этого Индия уже сейчас готовит в своих вузах кадры для силовых ведомств Афганистана.
     
  • Вопрос о поставках оружия. А. Моханти указал, что вопрос о поставках оружия не раз поднимался афганской стороной, однако Нью-Дели пока не готов к обсуждению этого вопроса. Более вероятным направлением стратегического сотрудничества А. Моханти считает обслуживание вооружения и военной техники советского и российского происхождения, которая находится на вооружении Афганистана.

Афганистан, Пакистан и «Талибан»

  • Стратегический ресурс Пакистана. По словам А. Моханти, во время советской интервенции в Афганистане Пакистан участвовал в формировании, подготовке и снабжении отрядов моджахедов на своей территории. Целью Пакистана было создание стратегического ресурса. С этой же целью в 1994 г. Пакистаном было образовано движение «Талибан», которое кардинально изменило ситуацию в регионе.
     
  • Пакистан и талибы. После 2001 г. под давлением США Пакистан официально отказался от поддержки талибов, однако фактически он сохранил связи с ними. Это, по словам А. Моханти, подтверждают следующие факторы: помощь пакистанской Межведомственной разведки в перегруппировке талибов на территории страны после того, как в 2001 г. США нанесли им поражение в Афганистане; создание инфраструктуры подготовки талибов в Пакистане, которая сейчас превратилась в налаженный механизм производства международных террористов; проживание в Пакистане многих лидеров «Талибана».
     
  • Неоднозначное положение Пакистана. Как считает А. Моханти, с одной стороны, Пакистан, поддерживающий афганских талибов, держит в своих руках ключи от решения афганской проблемы. С другой стороны, Пакистан сам является жертвой своей политики в отношении талибов, которые стали обращать свое оружие против жителей этой страны.

Будущее Афганистана

  • Сценарии. А. Моханти привел три сценария возможного развития ситуации в Афганистане после вывода сил НАТО. Согласно первому сценарию, вызывающему наибольшие сомнения, афганские вооруженные силы и внутренние войска смогут самостоятельно обеспечить безопасность в стране. Второй сценарий предполагает, что безопасность будет обеспечена совместными усилиями 350-тысячной армии Афганистана и сил США, размещенных на военных базах. Захват власти талибами рассматривается как третий вариант.
     
  • Возможности талибов. По словам А. Моханти, почти 80% афганской территории находится под влиянием талибов, что, однако, не означает их полного контроля. Согласно предположению А. Моханти, талибы могут контролировать администрацию, коммуникации и торговлю на 10-15% территорий; на 20-25% территорий они контролируют все сферы за исключением администрации; наконец, на остальной территории речь может идти о той или иной степени влияния.
     
  • Нужны честные выборы. По мнению А. Моханти, для стабильности в Афганистане нужна легитимация власти. Многие проблемы Карзая вызваны тем, что прошлые выборы, по словам докладчика, он выиграл нечестным путем. А. Моханти отметил, что Карзай планирует операцию «преемник» по российскому образцу, однако его брат Каюм Карзай, на которого делается ставка, не обладает авторитетом. Докладчик выразил уверенность, что фальсификация результатов выборов ради победы этого претендента спровоцирует обострение нестабильности в стране.