Ровно 12 лет назад, в октябре, выступая в немецком Бундестаге и на немецком языке, Владимир Путин — который тогда, как и сейчас, был российским президентом — объявил о европейском выборе России. В своем выступлении, ставшим программным для внешней политики первого срока его президентства, он также обещал выстраивать близкие к союзническим отношения с США. В теперешней позиции президента нет места для тех подходов. Определяющая речь его нынешнего президентского срока, произнесенная в прошлом месяце на Валдайском форуме, содержит совсем другие идеи. Основные ее тезисы можно обобщить следующим образом.

Дмитрий Тренин
Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».
More >

Являясь в историческом и культурном плане европейской страной, Россия обособлена от Европы, представленной в настоящее время Европейским союзом. ЕС уже давно перестал рассматриваться ею как наставник, а теперь — еще и как образец. Вместо этого Россия занята созданием нового геополитического объединения, которое охватывало бы бóльшую часть постсоветской Евразии. Русские и украинцы, считает Путин, — это один народ, принадлежащий к отдельной цивилизации. Строительство Большой Европы не подразумевает принятие Россией норм и принципов Европейского союза или присоединение к нему, даже не предполагающее перспектив членства. Скорее, речь будет идти о формировании некоего конструкта, основанного на двусторонних отношениях между Евросоюзом и формирующимся Евразийским союзом и не налагающего ограничений на взаимодействие с другими партнерами.

Евразийская идентичность России, предлагаемая Путиным, — романтичная и ностальгическая. Имеет смысл достичь определенного уровня экономической интеграции, договоренностей в сфере безопасности и обширных гуманитарных контактов с теми странами бывшего СССР, которые этого хотят и которые могут способствовать развитию России. Однако настаивать на осмыслении России в рамках евразийства — означает оглядываться назад. Путь России в XXI веке лежит не через имитацию исторически существовавших в регионе моделей. Ресурсы страны надо использовать для собственного движения вперед, но не для осуществления квазиимперских проектов.

Россия не новичок в мире международных отношений. Она может обратить взор на свою 1150-летнюю государственность, но бóльшую часть времени ей следует смотреть вперед. Исключительной чертой России на протяжении столетий была независимость, как и должно оставаться впредь и что должно включать независимость от предполагаемых государств-клиентов и сателлитов. Российская Федерация не является сейчас и никогда не станет частью «евросоюзной» Европы, но она является европейской страной по происхождению и культуре, похожей в этом плане на Соединенные Штаты. Это огромное преимущество для страны, которая стремится преуспеть в мире. Противопоставление себя Западу, напротив, разрушает это преимущество.

Впрочем, Россия представляет собой нечто большее, чем европейская страна. Она протянулась до Тихого океана, где имеет морскую границу с Америкой и Японией и сухопутную — с Китаем. Будучи евро-тихоокеанской державой, Россия может непосредственно связываться со всеми значимыми в экономическом, технологическом, политическом, военном, культурном плане игроками мира — и поддерживать должный баланс между ними в своей внешней политике. Нужно лишь устоять перед соблазном повторить историю.

Оригинал поста